Иван Чуранов обратился к Дмитрию Медведеву

Cторонник партии «ВОЛЯ» в Вологде Иван Чуранов, на которого заведено абсурдное уголовное дело якобы за «возбуждение розни», отправил письмо президенту РФ Дмитрию Медведеву. В нем говорится, что те действия, за которые Иван оказался под следствием, на самом деле являются реализацией пожеланий гражданам России, неоднократно высказывавшихся президентом. Приводим полный текст письма. Господин президент! К вам обращаюсь я, Иван Чуранов, простой гражданин, которому небезразлична судьба страны, моя собственная судьба, а также будущее моих детей и внуков. Вы как президент призываете нас к гражданской активности, говоря, что «наша задача - создать такую систему, когда гражданские структуры принимают участие в выработке государственной политики и в оценке ее качества» (Журнал «Гражданский диалог», № 1, 2008 г.). А премьер-министр В.В. Путин на встрече с руководством «Единой России» в конце февраля 2009 года заявил, что «мы не должны и не будем ограничивать легальные формы протеста – те формы, которые предусмотрены законом». В своем видеоблоге от 23 ноября 2010 г., обсуждая тему несовершенства российской политической системы, вы говорите о том, что критика в адрес правящего большинства допустима. На встрече с руководством партии «Единая Россия» 27 февраля 2009 г. В.В. Путин говорил, что «даже в условиях, экономически и социально благополучных, есть люди, указывающие властям на ошибки в работе. В этом заключается сущность демократии... В условиях кризиса возрастает желание заявить о себе всем политическим силам, появляется больше поводов покритиковать». И это, по мнению премьер-министра, «неплохо», если осуществляется в рамках действующего законодательства. Российская общественность давно прониклась позицией вашей, господин президент, и премьер-министра по поводу развития и укрепления принципов демократии в РФ. Граждане стали более активно участвовать в политической жизни страны, озвучивать свое мнение, обращаться к государственным органам. Однако в реальной жизни выяснилось, что подведомственные президенту органы, например, такие как Следственный комитет РФ, — не разделяют позицию президента в отношении принципов демократии в виде критики. В декабре 2010 г., воспользовавшись своим конституционным правом, я, житель г. Вологды Чуранов Иван Александрович, стал участником пикетов, проходивших по всей стране и затрагивавших тему причин социальной напряженности в России. 5 мая 2011 г. следователем следственного отдела по г. Вологде следственного управления Следственного комитета РФ по Вологодской области Волковым Иваном Александровичем в отношении меня было вынесено постановление о возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 282 УК РФ. Как указано в постановлении, я организовал и провел пикет, целью которого являлось выражение мнения народа о причинах социальной напряженности в РФ. В ходе проведенного пикета я раздавал листовку «Хотят ли русские войны?». Данная листовка представляет собой аналитический материал критического, оппозиционного по отношению к действующей власти характера, направленный на формирование гражданского общества с целью мирного изменения возникшей в стране ситуации. В листовке поднимаются проблемы ЖКХ, низкий прожиточный минимум, высокая смертность и т. д. В этой листовке не содержится ничего, что нарушало было нормы действующего законодательства, напротив, в ней содержится анализ событий и результатов деятельности руководства страны за последние десятилетия. В листовке излагаются факты и отсутствуют призывы к насилию. Как же понимать действия следователя? Либо он сознательно не разделяет позицию президента, либо президент декларирует свою позицию только на словах? Я склонен думать, что ваши подчиненные не руководствуются в своих действиях вашими рекомендациями. Ведь и российское, и международное законодательство допускают критику политических деятелей в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий (практика применения Европейским судом по правам человека статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Европейский суд при разбирательстве дел, связанных с нарушением ст. 10 упомянутой Конвенции, неоднократно указывал, что политические деятели должны более терпимо относиться к критическим замечаниям со стороны средств массовой информации, что свобода печати наделяет общество одним из самых совершенных инструментов, позволяющих узнать и составить представление об идеях и позициях политических лидеров. Свобода политической дискуссии составляет стержень концепции демократического общества, которая проходит через всю Конвенцию. Соответственно, пределы допустимой критики в отношении политиков как таковых шире, чем в отношении частного лица. В отличие от последнего, первые должны проявлять и большую степень терпимости к пристальному вниманию журналистов и всего общества к каждому их слову и действию. Суд, не исключая необходимости защиты репутации политических деятелей, отметил, что в таких случаях противовесом подобной защите выступает интерес общества к открытой дискуссии по политическим вопросам. Практика Европейского суда свидетельствует о том, что в отношении политического деятеля, должностного лица границы приемлемой критики шире, чем в отношении частного лица. В свою очередь, требования, касающиеся защиты репутации таких лиц, необходимо, по мнению Суда, соотносить с интересами проведения открытой дискуссии по политическим и иным вызывающим общественный интерес проблемам. Сам факт возбуждения уголовного дела и проводимое по нему расследование содержат в себе множество противоречий и большое количество нарушений не только международного законодательства, но и российского: 1. Так, в постановлении о возбуждении в отношении меня уголовного дела указано, что основанием для его возбуждения послужил рапорт об обнаружении признаков преступления, предусмотренного ч.1 ст. 282 УК РФ, зарегистрированный в КРСП № 548пр-2011 05.05.2011 года, а основанием - лингвистическое заключение от 28.01.2011 года, проведенное старшим преподавателем кафедры русского и иностранных языков ФГУ ВПО «Вологодский институт права и экономики ФСИН России» кандидатом филологических наук Голиковым, и акт экспертного исследования от 21.01.2011 года № 347/26. Событие, по факту которого в отношении меня возбуждено уголовное дело, состоялось 28.12.2010 года. В то время на территории РФ действовал закон «О милиции» № 1026-1 от 18.04.1999 года. В соответствии со ст. 10 указанного закона, сотрудник милиции обязан: своевременно принимать меры, предусмотренные законодательством, выявлять и раскрывать преступления, возбуждать уголовные дела и осуществлять неотложные следственные действия. Очевидно, что между событием 28.12.2010 года и составлением рапорта прошло более четырех месяцев. Получается, что на протяжении предшествующих четырех месяцев сотрудники милиции, даже при наличии у них лингвистического заключения от 28.01.2011 г. и акта экспертного исследования от 21.01.2011 г., не считали, что в моих действиях содержатся признаки какого бы то ни было преступления. Таким образом, сами собой напрашиваются два вывода: либо работники правоохранительных органов на протяжении четырех месяцев халатно выполняли свои обязанности и слепо не замечали, что у них прямо перед носом 28.12.2011 года совершено преступление, и «разглядели» его в моих действиях только через четыре месяца; либо, если сотрудники милиции изначально полагали, что в моих действиях имеется состав инкриминируемого мне преступления, то тогда получается, что они по каким-либо, им одним известным, причинам занимались укрывательством данного преступного, по их мнению, деяния; 2. В ходе обыска, произведенного у меня дома, было допущено вопиющее нарушение моего права на защиту. 13.05.2011 года в период с 12 часов 50 минут по 13 часов 55 минут у меня в квартире следователем СО СУ СК РФ по Вологодской области в рамках возбужденного уголовного дела проводился обыск. В ходе обыска наряду с сотрудниками милиции непосредственное участие в поиске документов в моей комнате активно принимала адвокат Купцова Л.Г. Так, все ее действия были направлены на поиск предметов, имеющих значение для уголовного дела. Она не только не оказала мне юридической помощи в ходе обыска и при допросе в качестве подозреваемого, а еще и активно помогала сотрудникам милиции искать, нашла и указала сотрудникам милиции на имеющие значение для дела документы, чем грубейшим образом нарушила не только мое право на защиту, но и требования Кодекса профессиональной этики адвоката. Я занимаю активную жизненную позицию, принимаю активное участие в политической жизни нашей страны, глубоко проникся позицией президента и премьер-министра по поводу развития и укрепления принципов демократии в РФ, осознаю необходимость критики существующих недостатков в нашей политической системе и общественном устройстве. Я всего лишь пытаюсь реализовать свое основное конституционное право свободно выражать свое мнение, открыто говорю о своих политических взглядах. Однако, несмотря на то, что данные права декларируются в Конституции РФ, я неоднократно подвергался преследованию со стороны наших правоохранительных органов за высказывание своего мнения о своих собственных политических убеждениях. В настоящее время в четвертый раз за несколько месяцев правоохранительные органы пытаются привлечь меня к ответственности за реализацию мною моих конституционных прав. Дважды в отношении меня правоохранительными органами проводилась проверка в порядке ст. 144-145 УПК РФ на предмет наличия в моих действиях состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ, однако в обоих случаях проверка завершалась вынесением постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в моих действиях состава указанного преступления. После того как представителям правоохранительных органов стало ясно, что через уголовное преследование невозможно заставить меня отказаться от реализации своих конституционных прав, прокуратурой г. Вологды в Вологодский городской суд было подано заявление о признании раздававшихся мною листовок экстремистскими. В третий раз государство защитило меня, мои конституционные права и мои политические убеждения: 15 февраля 2011 года Вологодский городской суд вынес решение об отказе в удовлетворении исковых требований прокуратуры. Полагаю необходимым обратить ваше внимание на тот факт, что сотрудники правоохранительных органов в ходе бесед со мной неоднократно предлагали мне выйти из рядов незарегистрированной партии «ВОЛЯ» и стать членом партии «Справедливая Россия». Говорили, что могут предоставить место в Городской думе от «Справедливой России», также говорили о том, что если я не соглашусь – меня ожидают проблемы. После того как я не дал согласие стать членом партии «Справедливая Россия», в отношении меня было возбуждено уголовное дело, был проведен обыск. Я думаю, что вы прекрасно осознаете тот факт, что преследование граждан в связи с их критическими взглядами и политическими убеждениями побуждает многих встать на их защиту и может вызвать еще большее социальное напряжение в стране. Я обращаюсь к вам как к должностному лицу, осуществляющему руководство деятельностью Следственного комитета РФ, как к Президенту РФ и гаранту Конституции с просьбой остановить неправомерные действия подведомственных вам органов и мое уголовное преследование, поскольку я руководствовался вашей позицией, разрешающей критику в отношении действующей власти, и не возбуждал ненависть и вражду. Иван ЧурановИван Чуранов
Автор: Olga
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика