Вход на сайт

Вся нынешняя прискорбная история с постоянным радикальным реформированием пенсионной системы — за последние 13 лет это было сделано уже три раза! — говорит о резком сужении стратегического видения, отмирании государства как инициатора и проводника настоящих реформ. От нововведений остаются только сиюминутная суета и нарастающий вал поручений сверху вниз.

В далеком 1997 году мы с Борисом Немцовым полетели в Латинскую Америку знакомиться с опытом тамошних пенсионных реформ. Это было вполне в стиле Немцова, в ту пору первого вице-премьера российского правительства, по совместительству министра энергетики.

При чем тут пенсии? Социальные вопросы тогда курировал Олег Сысуев. Но Борис был не просто любознательным человеком, а прозорливым государственным деятелем. Уже в 1997 году он понимал системную значимость пенсионного страхования, которого тогда, по сути, не было. А были мизерные и выравненные пособия по старости, которые выплачивались с большими задержками.

Разрубить этот гордиев узел можно было только радикальной пенсионной реформой, Немцов это понимал. Потому и решил оторваться от текущих московских дел на несколько дней.

Как известно, после дефолта правительство «младореформаторов» было отправлено в отставку. Борис ушел в политику, стал депутатом Госдумы. Уже в этом качестве он в декабре 2000 года встретился с Владимиром Путиным и изложил свои предложения о проведении пенсионной реформы. Их смысл заключался «в поэтапном переходе к накопительной системе формирования пенсий»: «Это должно делаться путем систематических отчислений от зарплат определенных сумм и накопления их на специальном пенсионном счете каждого конкретного гражданина». Именно это предложение было реализовано начиная с января 2002 года.

Конечно, потом Борис отошел от социально-экономической тематики, занявшись чисто политической, а потом и оппозиционной деятельностью.

К пенсионной тематике Немцов вернулся лишь один раз — в 2010 году, когда в одном из его совместных с Владимиром Миловым докладов было сказано: «Реформа пенсионной системы полностью провалилась».

К сожалению, этот вывод сейчас, в марте 2015 года, стал очевидным для всех независимых экспертов.

Прежде всего о накопительной части. Ее уже два года как «замораживают», то есть люди, которые решили перевести свои кровные деньги на счета негосударственных пенсионных фондов и частных управляющих компаний, это сделать не могут. А теперь уже пошли разговоры о том, что надо бы этот важнейший элемент страховой пенсионной сделать из обязательного сугубо добровольным.

Казалось бы, вполне рыночное решение: если у тебя есть лишние деньги, ты можешь ими распорядиться как хочешь, в том числе откладывать на дополнительную пенсию. Но, как у нас часто бывает, любое, даже самое хорошее начинание, в реальной жизни натыкается на суровую российскую действительность.

У нас до сих пор нет длинных, лет на тридцать-сорок, пенсионных счетов, которые можно открыть в банках, с соответствующими гарантиями сохранности и льготами по налогам как для вкладчика, так и для финансового учреждения.

У нас более 100 негосударственных пенсионных фондов (НПФ). Вроде бы немало. Однако большая часть из них корпоративные, куда с улицы не попадешь. И если в Москве и Санкт-Петербурге при определенной настырности открытый для широкой публики НПФ еще можно найти, то во многих провинциальных городах и весях о таком слове из трех букв даже не слышали. Поэтому предлагаемая ликвидация обязательности накопительной части — не просто нелиберальная, а просто-напросто разрушительная мера для страховой (а не собесовско-советской) пенсионной системы.

Еще одна пенсионная новация, о которой сейчас объявило правительство, — приостановка (а может быть, просто прекращение без всякой компенсации) выплат пенсий тем, кто зарабатывает более 1 млн руб. в год. Таких «богатеев», оказывается, целых 220 тыс. человек. И на них можно сэкономить за три года чуть ли не 145 млрд руб. Но давайте проверим эти расчеты социальной арифметикой.

Реальная цифра получается, не только если просто умножить 220 тыс. человек на получаемую ими пенсию (допустим, она у этих «богатеев» выше средней, например 20 тыс. руб. в месяц). Как это будет происходить на практике? Прямо сразу, с января 2016 года, это будет сделано задним числом в отношении тех, кто заработал за прошлый год более 1 млн руб.? А если кто-то из этой когорты решил уйти на заслуженный отдых? Ему пенсию оставят или фактически лишат любых средств к существованию?

Если же это правило будет введено вперед, то есть будет применяться к тем, кто, допустим, к сентябрю 2016 года заработает свой миллион, то получается, что экономия на невыплаченной пенсии будет совсем грошовой — за три месяца. А с января 2017 года нашим «богатеям» нужно снова возобновить выплату пенсии: они ведь свой миллион еще не заработали. И никаких 145 млрд, к разочарованию Минфина, здесь не будет.

Но в этом вопросе кроме радикальной невероятности цифр есть и другой аспект. Кто эти люди, которые, несмотря на достижение пенсионного возраста, продолжают работать, зарабатывая не менее 83 тыс. руб. в месяц? Это чиновники, руководители многих бюджетных учреждений (прежде всего в образовании и здравоохранении), академическая и экспертная элита (гранты, заказы и т.п.), а также топ-менеджеры успешных предприятий.

Получается, что, несмотря на возраст, вполне конкуренты на рынке труда: никто за красивые глаза такие деньги платить сейчас не будет.

Их вклад в производство ВВП, даже без точных оценок, никак не меньше, а скорее всего, больше упомянутых выше мифических 145 млрд руб.

Кроме того, за них исправно платятся взносы в Пенсионный фонд. При зарплате 1 млн руб. в год в 2016 году туда за каждого из них уйдет около 200 тыс. руб. (надо учитывать существующее верхнее ограничение заработка, с которого берутся страховые взносы, которое для 2015 года установлено в размере 711 тыс. руб. в год). А это практически столько же, сколько этот богатенький работник получит от Пенсионного фонда. Налицо практически полная самоокупаемость — даже по текущим расчетам.

Думаю, что Борис, посмотрев на эту картинку, с ходу предложил бы красивое решение: а давайте-ка лучше отменим надбавки к пенсиям для госслужащих, а также всякие «особые примочки» для депутатов, министров и тому подобной публики.

Пусть попробуют прожить на среднюю пенсию, которая только в феврале дотянула до 12 тыс. руб. в месяц. Конечно, и здесь радикальной экономии для бюджета никак не будет, но зато как патриотично. А вкупе с объявленным самообрезанием зарплат на 10% вообще красота неописуемая…

Вся нынешняя прискорбная история с постоянным радикальным реформированием пенсионной системы (за последние 13 лет это было сделано уже три раза!) говорит о резком сужении стратегического видения, отмирании государства как инициатора и проводника настоящих реформ.

Остаются только сиюминутная суета, нарастающий вал поручений сверху вниз. А уж курьеров-то сколько!

В такой ситуации людям с настоящим государственным мышлением трудно удержаться от отставки и ухода в оппозицию. А безжалостный неумолимый Левиафан их давит, давит и давит…

Автор — доктор экономических наук, замдиректора по научной работе Института мировой экономики и международных отношений, член правления Института современного развития, член Комитета гражданских инициатив

Источник

Обложка: 
Автор: 
Евгений Гонтмахер
Есть фото: 
0
Есть видео: 
0
Есть звук: 
0
Новость из будущего: 
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика