Вологжанка Ольга Веревкина стала общественным активистом после того, как ее высадили из автобуса

25.01.2016 [Общество]
Елена Петряева
Вологжанка Ольга Веревкина стала общественным активистом после того, как ее высадили из автобуса

Ольга Веревкина – известный в Вологде общественный активист. Многим вологжанам это имя знакомо по социальным сетям, где Ольга часто вступает в дискуссии по поводу происходящих в нашем городе событий. Она обивает пороги различных инстанций и добивается то установки нового пешеходного перехода, то организации освещения на темной улице, то дополнительных автобусов на каком-либо маршруте. Из-за ее активности в интернете многие считают ее интернет-троллем, несуществующим персонажем, но местные чиновники уже успели убедиться в том, что это реальность, от которой не скрыться.

Кто же такая Ольга Веревкина и откуда она взялась? Об этом мы спросили у нее самой.

- Ольга, кто вы?

- Я – вологжанка, живу и работаю в Вологде. У меня есть семья: муж и дети. Работаю санитаркой в противотуберкулезном диспансере.

- Семья, работа… Наверное, хлопот и так хватает. Как получилось так, что вы стали еще и общественником? С чего все началось?

- Когда начали собирать деньги на лечение Вари Рукавишниковой.

- Это была ваша знакомая?

- Нет, просто узнала в интернете, что нужно собрать 13 миллионов рублей для лечения маленькой девочки. Это было году в 2012-2013-м. Это был, пожалуй, первый мой организаторский опыт. Тогда я познакомилась со многими горожанами, которым небезразлично то, что происходит вокруг.

- Это была благотворительность, а когда вы переключились на городские проблемы?

- Однажды меня попытались высадить из автобуса. Я постоянно ездила автобусом №15, у меня был проездной. И вдруг в середине месяца ПАТП-1 отсудило себе этот маршрут у частников. И когда я со своим проездным села в автобус  №15, кондуктор мне сказала: «Извините, это не наш проездной. Просьба оплатить проезд или выйти».

Я тогда начала жаловаться в различные инстанции, давала свои комментарии по этому делу на радио и по телевидению. В результате, поднялся шум, и частное предприятие предложило вернуть пострадавшим горожанам полную стоимость проездного билета.

- Это был первый случай. А что было потом?

- Спустя примерно год после того, как меня высадили из автобуса, я вышла из декрета на работу и столкнулась с другой проблемой – частные перевозчики не останавливались у инфекционной больницы. Сама я на этих маршрутах не ездила, но моим коллегам было очень неудобно. Автобус делал остановку уже после поворота, у детской областной больницы, и моим коллегам приходилось нарушать правила и перебегать дорогу в неположенном месте, потому что до перехода оттуда идти достаточно далеко. А у меня как раз с прошлого раза остались телефоны частных перевозчиков, ПАТП-1, ДГИ, и я снова стала с ними общаться.

- Что вам тогда удалось выяснить?

- Частные перевозчики сказали, что у них нет в техпаспорте этой остановки. По этим вопросам я начала обращаться в разные структуры, выяснять телефоны и имена руководителей, общаться с ними. Однажды даже сама провела мониторинг: два часа стояла на остановке у инфекционной больницы, смотрела, какие автобусы там не останавливаются, записывала, после чего отправила эту информацию в департамент градостроительства и инфраструктуры.

- А сами перевозчики делать там остановку не хотели?

- Они ни в какую не хотели останавливаться у инфекционки, несмотря на то, что ДГИ им уже отправил предписание. Но уже после того, как я провела этот мониторинг, они стали останавливаться! Это была моя первая личная победа.

Автобусная остановка у инфекционной больницы.

- Что же было дальше?

- А дальше нужно было решить вопрос с пешеходным переходом. На работе я узнала, что, оказывается, существует обращение в департамент с просьбой организовать переход в этом месте. Я нашла это обращение. Но куда обращаться я не знала! Тогда я пошла к Михаилу Ноздрачеву, который в то время был только председателем ТОС «Кировский». Он подсказал, в какие инстанции нужно обратиться и как писать заявления. Я тогда написала несколько электронных писем, получила на них какие-то ответы и благополучно отложила. Меня пока все устраивало, и, честно говоря, заниматься всем этим уже надоело. Но когда в мае 2014 года началась борьба ПАТП-1 с частными перевозчиками, когда частников объявили нелегалами, тогда это все начало сказываться на пассажирах, и тут началась моя, пожалуй, самая главная борьба.

- Кто-то снова притеснил вас в правах?

- Однажды я поехала на встречу, подходит автобус №29 – частники, наклеечка «Забота» на боку. У меня проездной, а мне говорят: «По проездному не возим». Я вышла на улицу, достала телефон, набираю диспетчерскую ПАТП-1, а мне девушка растерянно в трубку говорит: «Автобуса нет на линии». 

- Вообще нет?

- Вообще нет! Это была самая большая ошибка, которую совершили сотрудники ПАТП-1 в отношении меня - сказали правду. (Ольга смеется) Я стою растерянная и думаю: мне сейчас куда?  Что делать? И я подумала: а если б это была зима, и на моем месте стоял бы восьмилетний ребенок, которому мама дала проездной и сказала: «Сядешь на 29-й и доедешь до дома»? Ведь ребенок не знает, что есть пересадки. Я тут же в телефоне открываю интернет и вспоминаю, что где-то мне недавно в сети попадался Николай Иванов, который писал, что такая проблема существует и надо бы найти юриста. На мое счастье, на стене Коли Иванова ВКонтакте был указан его телефон. Я его вообще не знала, но я его набрала дрожащими руками. Объяснила ситуацию и говорю: «Нужно что-то делать, сделайте что-нибудь». Через некоторое время он мне перезвонил и сказал: «К вам едут журналисты сайта NewsVo». Но я пока там стояла, все равно пыталась прозвониться по разным телефонам ПАТП-1. Мне перезванивали и говорили: «Автобус сломался». Только потом я узнала, что говорила с начальником транспортного цеха. Я сказала ему:  «Хорошо. Сейчас журналисты поедут по маршруту искать автобус №29. Я здесь буду стоять до последнего, пока не придет автобус, который меня повезет».

- Кто приехал раньше?

- Журналисты. В общей сложности автобуса мы ждали два часа. Все это время я стояла на остановке, хорошо, что было лето, хорошая погода, я никуда не торопилась. Мне нужно было засвидетельствовать этот факт. Мы видели, как подошел автобус №23, как на нем поменяли номер. Мне тогда Роман Романенко сказал: «Оля Веревкина вызывает автобус как такси»! Правда, ждать пришлось два часа.

Первое участие Ольги Веревкиной в заседании гражданского совета. Обсуждается проблема пассажирских перевозок. (Ольга – крайняя справа, слева - Николай Иванов)

- И что было дальше?

- Дальше мы стали общаться с этим Колей Ивановым по поводу нарушений с общественным транспортом. Они, оказывается, уже создали гражданский совет. И он меня пригласил на общественное обсуждение. Я когда туда первый раз пришла, то не знала там абсолютно никого. Обсуждали вопрос как раз этого конфликта: что делать, страдают люди. На первую встречу с общественниками пришли только частные перевозчики. Представителей администрации города и ПАТП-1 не было. Я туда пришла новичком. Там, кстати, я и записала себе мобильный номер директора ПАТП-1. Потом, после этой встречи, мне в интернете дали телефон Антона Мусихина, он тогда в администрации города вопросами транспорта занимался.

- Ну, всё, они попали…

- И тут как раз произошел еще один случай. Утром я выезжаю на работу, сначала везу ребенка в сад у вокзала, а потом сама еду на работу в Бывалово. Мне, кровь из носу, нужно сесть в автобус в 6:50, иначе я опоздаю на работу, и у меня будут проблемы с начальством. Стою на остановке… Без десяти - автобуса нет, без пяти - автобуса нет, семь часов – автобуса нет, в 7:05 автобуса нет. Потом подходит пригородный автобус, а у меня проездной ПАТП-1. Я сажусь на пригородный автобус и вспоминаю, что у меня есть телефон Антона Мусихина. Я была злая, как мегера! Мне вообще говорят, что я очень жесткий и скандальный человек.

- И что вы ему сказали?

- Первая фраза была: «Здравствуйте, Антон, я не знаю вашего отчества».  Он ответил: «Сергеевич».  Я сказала: «Знаете что, Антон Сергеевич, я не понимаю, что за дела! У нас ПАТП-1 уже весь город охватил, а автобусов нет! Куда смотрит департамент? Куда смотрит отдел транспорта? Почему мы не можем ездить нормально на автобусах? Если вы сказали, что автобусы будут, почему их нет?» Я уже не помню точно, что именно я говорила. И прекрасно понимаю, что в 7 утра он мне не мог ничего ответить. Вдруг я вспомнила, что электронные письма, которые мне приходили по поводу пешеходного перехода, были подписаны Мусихиным. И я говорю: «Антон Сергеевич, кстати, по поводу пешеходного перехода на Пошехонском шоссе у детской областной больницы. Его обещали сделать еще в 2013 году».

- Кстати, что он вам ответил тогда в письме?

- Что-то вроде «не сейчас, потому что нет возможности». Но тут я, видимо, уже так на него надавила, что ему деться было некуда. И он говорит: «Будет вам в этом году пешеходный переход». Я не унималась: «Хорошо. Назовите четко день и месяц, когда этот переход будет». Он мне отвечает: «Первое августа вас устроит?» Я говорю: «Меня устроит. Найти ваш номер телефона было сложнее, чем узнать, где вы работаете. И если второго августа перехода не будет, я приду в ДГИ в ваш кабинет, и тогда весь ДГИ услышит, кто пришел, к кому пришел и по какому вопросу!»

- Это всё по мобильному в семь утра?

-Да! Он терпел мой визгливый крик в течение сорока минут!

- И что с переходом?

- Переход установили 27 июля. Это мне очень понравилось. Я ведь смогла!

Пешеходный переход от остановки «Детская областная больница» к противотуберкулезному диспансеру и инфекционной больнице.

- Вы всегда были такой активисткой? Или это только сейчас стало проявляться?

- (смеется) Ярким человеком я была всегда. В Бывалово меня, скажем так, любая собака знает.

- Почему?

- Не знаю, видимо, характер такой. У меня все детство здесь прошло. Я не люблю лжи, всегда старалась бороться за правду.  Ну, вот сейчас попробовала добиться остановки – получилось, попробовала добиться перехода – получилось. Мне приятно. Люди «спасибо» говорят.  В интернете многие говорят «вот Веревкина пиарится». Ну, какой тут может быть пиар? Потом вот проблема была с освещением улицы Псковской. Чисто случайно я узнала, что проблема эта старая. И я решила… опять в ДГИ! Там меня все знают, знают мой характер! Я коллегам на работе говорю: «Давайте я попробую!» Они отмахиваются: «Оля, у нас уже вот такая пачка писем, и ты попробуешь?».

- Что там с этим освещением?

- Речь шла о том, чтобы сделать освещение на участке улицы Псковской от Пошехонского шоссе вглубь мимо инфекционной больницы. Там 450 метров совсем без света. По этой темноте вынуждены ходить сотрудники тубдиспансера, инфекционной больницы, пациенты, дальше там стоят два жилых дома: девятиэтажный дом и дом сотрудников МЧС, и еще база МЧС. Я подняла все бумаги и думала, куда же с ними идти. Однажды в интернете увидела, что депутат Елена Земчихина ведет с кем-то диалог. А она депутат где-то на Псковской, но не на этом участке, а где-то со стороны Ленинградской. И я пристала к Земчихиной: «Вот конкретная проблема, давайте решать». Она назначила нам с коллегой встречу, на которую пригласила еще и Алексея Осокина.

- Он вас выслушал?

- Да, мы разговаривали с Алексеем Феодосьевичем с глазу на глаз и он сказал: «Я вам обещаю, все будет». И только когда я вышла, вспомнила, что в разговоре с Мусихиным я попросила назвать дату, когда все будет готово. А тут забыла! В результате проходят три месяца, а ничего не делается. Я уже сама пишу Земчихиной, она мне посоветовала дождаться Осокина из отпуска и записаться к нему на прием. Мы с коллегой так и сделали, приходим к нему на прием, а там - целая комиссия! Человек десять! И вот тут я уже попросила, чтобы мне назвали дату. Алексей Феодосьевич мне сказал: «Первое августа». Я тогда посмотрела на Антона Мусихина, который сидел тут же, вспомнила прошлый год и сказала: «Ну, это число я точно не забуду!» (смеется)

- Неужели и в этот раз к первому августа…

- В этот раз ничего не изменилось. И я поняла, что, скорее всего, не сделано будет вообще. Читала интернет и разные издания: тут денег нет, там денег нет. Я поняла, что про нас так забудут, и нужно действовать активнее. А я свои возможности уже исчерпала. Я просто не знала, что еще можно сделать. И тогда я решила обратиться к Евгению Доможирову. Видела в интернете, что он пишет в разные инстанции, значит, у него есть опыт. Он сказал: «Приходи, пиши заявление, мы с твоими бумагами будем работать». И дальше он уже от своего имени писал в департамент, в приемную президента, опубликовал пост в интернете. Где-то в середине августа нам позвонили с седьмого канала. Не мне лично, а на работу. Я в тот момент я была в отпуске. Мне коллеги звонят, говорят: «Оля, как хочешь, приходи, давай интервью». Я звоню Доможирову, чтобы он тоже приехал. А он спрашивает: «Во сколько они приедут?» Я говорю: «В 11 утра». Он говорит: «Ты представляешь, какой будет резонанс, если они приедут, когда светло? Попроси их приехать ночью». И вот после того, как вышел этот репортаж, я решила записаться на прием к Евгению Шулепову. Думаю, наверняка после новостей он в курсе. Девушка-секретарь долго уговаривала меня написать письменное обращение, но я настаивала на личной встрече. В конце концов, она согласилась меня записать и спросила, как меня зовут, я представилась «Веревкина Ольга Викторовна», а она: «Ой, это имя я сегодня уже слышала». И я поняла, что меня там уже обсуждают. (смеется) Мне пообещали, что перезвонят, но наш мэр не принял меня до сих пор.

Кадр из репортажа 7 канала о проблемах с освещением на улице Псковской.

- Чем закончилась эта история?

- Освещение все же сделали. Но на информационных ресурсах администрации это все было подано так, что это освещение было в планах у них аж с 2012 года. И что проблему, якобы, подняли ТОС «Бывалово» и Центр по работе с населением. А Веревкина, конечно, вообще не при делах. Главное отчитались, ладно.

Сейчас аллею на улице Псковской освещают фонари.

- Что вам по этому поводу сказали коллеги?

- Вообще, пока я этим занималась, я много рассказывала об этом и на работе, и в интернете. И многие мне говорили: «Оля, ну разве ты сможешь?»

- Не верили?

- Нет, не верили. А сейчас, конечно, радуются. Обещают поставить памятник при жизни (смеется).

- Скоро начальство, наверное, свои вопросы через вас начнет решать. Кстати, вы не пробовали решить какие-нибудь проблемы из сферы здравоохранения?

- Пыталась начать, но меня очень мягко и настойчиво попросили этого не делать. Похожий случай был в детском саду у моего ребенка. Я давала интервью 7 каналу, что мы вынуждены были с родителями вставить два окна за свой родительский счет, так как администрация города не меняет развалившиеся окна в садиках на новые. Я не считаю, что это поборы. Мы - родители – сами приняли это решение. Упор в моем комментарии был на то, что администрация города не помогает садикам. Но, понятно, что все вывернули, и Колыгин пришел разбираться, как с поборами. В результате Колыгин вместе с  заведующей долго объясняли мне, что я ничего не понимаю в сфере образования. Я не была готова к диалогу в таком тоне и меня, так скажем, задавили.

- Не получилось?

- Нет. Тут, видите ли, такой момент - на работе на меня люди имеют влияние, а в случае с пешеходным переходом и автобусами департамент на меня влияния не имеет. Помните, как раньше Валерий Ярышев и Сергей Кушеев создали родительский комитет и выбили учебники для всего города? Они ведь столько сил приложили! А потом их позвали работать в администрацию, и теперь они «за» администрацию. Меня ведь приглашали тоже работать в  департамент градостроительства, но я отказалась. Так и сказала: «Вам не нужны такие активные люди как я, вам просто надо закрыть мне рот. Пока я работаю санитаркой в тубдиспансере, вам это сделать не удается». Лучше я останусь санитаркой и для города сделаю намного больше всего хорошего.

На одном из последних заседаний гражданского совета.

- Что испытываете, когда получается добиться желаемого?

- Во-первых, конечно, радость от того, что ты можешь. Как-то шли вместе с женщиной с автобуса, с которой вместе детей в садик водим, она говорит: «О, переход сделали, кому бы спасибо сказать». Я так не без гордости: «Скажите мне!» Когда меня первый раз из автобуса выгнали, мне даже поделить этим было не с кем, а сейчас я понимаю, что я - хоть и маленькая, но сила. Появляются люди, у которых можно спросить совета, и с каждым разом этот круг расширяется. Мне часто пеняют: «На кого ты работаешь? Кто тебе платит? Не может быть, что ты сама по себе!» Но те люди, которые со мной общались лично, понимают, что я ни на кого не работаю. Я поступаю так потому, что вижу несправедливость и по-другому не могу. Недавно, например, не пришли подряд три автобуса № 6. Я тут же начала названивать начальникам на мобильные телефоны. И они мне уже отвечают: «Здравствуйте, Ольга, что у вас опять случилось?» Узнают! Приятно! Так что где-то, наверное, это еще и тщеславие.

- Дальше планируете заниматься общественной деятельностью?

- Недавно я одному знакомому пожаловалась, что больше не хочу с этим всем связываться. А он говорит: «Ты по-другому уже не сможешь. Ты не сможешь просто прийти домой с работы, приготовить ужин и сесть смотреть телевизор. Смотри, сколько у тебя теперь знакомых появилось, сколько общения постоянно».

- За какие проблемы планируете взяться в ближайшее время?

- Мои планы – это новая дорога на улицу Шараповская, ремонт улицы Кирова и решение некоторых проблем у многодетных семей.

Фото из личного архива
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика