Любовь с особой жестокостью. Лена и Таня

22.11.2017 [Общество]
Наталья Рюмина

 

Newsvo совместно с фотографом Анастасией Руденко продолжает публиковать истории женщин, которые по разным причинам оказались в местах лишения свободы в Вологде. Все они когда-то выбрали «не тех» мужчин. Кто-то был втянут в наркодиллерские цепочки, кому-то пришлось защищаться от своих мужей с помощью ножа, кто-то стал участником ОПГ. Авторы проекта ни в коем случае не судят героинь. Цель проекта - показать, к чему могут привести «нездоровые» отношения, где присутствует, в том числе, моральное и физическое насилие.

Лена

«Если женщина находится в колонии, ей редко пишут. Мужчины таких женщин стараются избегать. Редко, когда у женщины, находящейся в заключении, есть на свободе ухажер или жених. Но у меня есть. Мне говорят, что это исключение из правил», - говорит Елена.

Она родом из Новгородской области. В ИК-2 она оказалась по 228 статье.


Статья 228 УК РФ: «Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества»


«Мне было 22 года, когда я познакомилась со своим мужем. Я была далека от темы наркотиков в тот момент. Мы были постоянно вдвоем. Как-то в одном из разговоров он признался, что употребляет наркотики. В силу своей молодости, я этому не придала особого значения. Я очень его любила. А потом больше полюбила наркотики. Это яма. Но тот, кто этого не пробовал, никогда этого не поймет», - рассказывает Елена.

Тот день, когда муж взял ее с собой в компанию, где употребляли мак и героин, женщина запомнила на всю жизнь. Тот день превратил ее дальнейшую жизнь в существование от дозы до дозы.

«Я сначала не понимала, что это зависимость. Но однажды муж пошел без меня. Я тоже хотела. Но он меня не взял. И ничего не принес. Один раз не принес, второй раз не принес. Я злилась. Я становилась зависимой. А потом он меня познакомил с поставщиком. Я сняла с себя все золото. Даже тест на беременность не помог. Продолжала колоться. Это реально болото».

Лена просила его брать больше, если ей не на что было колоться, злилась, если он ей ничего не оставлял. Ее держала система. Вокруг всегда были люди, которые тянули за собой и не давали «соскочить».

«Да и не было осознания того, что надо это все прекращать. Я даже не могу сказать с уверенностью, что я снова туда не попаду, когда отсюда выйду. Потому что я уже один раз пробовала. И если реально смотреть на вещи, то это болото в любой момент может засосать обратно».

В колонии Лена работает в магазине.

В первый раз ей дали 4,5 года. После того, как Лена освободилась, она сразу подала на развод. Удалила всех бывших друзей из социальных сетей. Старалась вообще никак не соприкасаться с прошлым.

«Я пробовала. Но нашелся человек, который все-таки завел этот разговор. Все закрутилось по новой, резко все связи восстановились, как будто никуда не пропадали. Я снова оказалась здесь. В заключении».

В этот раз Лене дали 10,5 лет. У нее две дочери, которые сейчас живут с мамой.

«Мама вообще у меня хорошая. Семья была хорошая, благополучная, работящая. Это просто глупости все – попробовать один раз и ничего не будет. Будет. И таких мужчин, как мой бывший муж, надо вычеркивать из жизни однозначно. Ведь других последствий от этого общения не будет, только такие. Слава Богу, у меня сейчас есть гражданский муж. Он ведет нормальный образ жизни. Привозит мне на встречи маму и детей.  Таких, как он, надо выбирать мужей. А не то, что я выбрала в начале», - говорит Лена.

 


Данные ФСКН России за 2016 год:

- наркотики пробовали или употребляют время от времени около 18 млн. россиян;

-  8 млн. человек употребляют их постоянно;

- 90% наркоманов принимают дозу инъекциями;

- на долю России приходится пятая часть мирового оборота тяжелейшего наркотика – героина.


 

Таня

Таня, веселая и оптимистичная девушка. В колонии она всего несколько месяцев.

«Я поняла, смысл слова «свобода» только тогда, когда за мной закрылась дверь колонии. Все. Тогда поняла, что это все правда. Это не шутка. Я действительно здесь оказалась. До этого 1,5 года жила под подпиской о невыезде».

С мужем они воспитывали его ребенка. До знакомства с Таней он уже пробовал спайсы, но она не считала это серьезной проблемой.  В этом году ей дали 5,5 лет, ему - 10,5, так как он уже отбывал наказание по 228 статье.

«На спайсы нас подсадил знакомый стоматолог. Мы у него зубы лечили по знакомству. Он однажды нам и предложил. Потом показал, где можно приобрести. Один раз попросил купить и принести ему. Мы и попались», - вспоминает Таня.

Бывшая жена мужа Тани также сидит за наркотики.

«Я ему верила и верю до сих пор. Я хочу, чтобы у нас были дети. Я выйду через 5 лет и буду ездить к нему на встречи. И будет нормальная семья. Ну ведь человек исправится за 10 лет», - говорит она.

Таня раньше была спортсменкой, вела здоровый образ жизни.

«Я говорила, что никогда, никогда не буду с этим связываться. Всегда всем так говорила. Говорила, что не буду связываться с наркотиками, с женатыми мужчинами, с мужчинами с детьми. Но вот связалась. И его я не виню. Виновата, прежде всего, я. Меня же никто на силу не тянул. Наоборот, он меня даже останавливал. Говорил, что я сама не замечу, как втянусь».

Пока шли суды, Таня с мужем находились под подпиской о невыезде. В это время ничего не употребляли, наоборот все силы стали отдавать на то, чтобы жить нормально.

«Мы друг за друга держимся. Сейчас пытаемся наладить связь. Сложно вести переписку, когда оба находятся в колонии».

Родной брат Тани плакал на суде, а родителям она вообще решила не сообщать о том, что попала в колонию. Они ее разыскивали.

«Они одобряли моего мужа, пока не узнали, что он уже был судим. А когда узнали о том, что он сидевший, спросили «Тебе это надо?». Но ведь каждый может оступиться. Нельзя ставить крест на человеке. Но вообще лучше жить полноценной жизнью, такой, чтобы мыслей о наркотиках даже не было. И я думаю, что у нас получится все построить заново».


Статистика

По данным ФСКН, каждый год наркотики начинают употреблять 90 тысяч граждан России, то есть почти 250 человек в день. Каждый год в России от наркотиков умирает 70 000 человек, в среднем 200 человек ежедневно.

«После начала систематического приема наркотиков, даже самых легких, человек живет не больше шести лет. Те, кто пробует экстази или ЛСД, живут 3-4 года, а героин и крэк оставляют только один год, наполненный кайфом в сочетании с жесточайшей ломкой. Тяжелые препараты чаще приводят к смерти от передозировки. Наркоман может утянуть с собой в пучину наркозависимости до двадцати человек. Для того, чтобы колоться, курить или получать дозу другим способом, необходимы соратники, так как одному сначала это кажется делать неудобным и скучным, поэтому часто наркотики распространяются в дружеской компании или среди знакомых. За считанные месяцы наркоман может посадить на иглу больше десяти своих приятелей», - такие данные приводит фонд помощи и реабилитации зависимых «Свобода».


 

Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика