Цифры вместо людей, голень вместо бедра

02.11.2017 [Общество]
Оксана Крылова, Евгения Сибирцева

Как в Вологодской области люди, нуждающиеся в протезно-ортопедических изделиях, не могут вовремя их получить, а чиновники держат эту ситуацию под контролем.

Исключение из правила

Житель поселка Вытегры Евгений Кирьянов родился без кисти на правой руке. Без кисти ходил в сад, без кисти учился в школе.

Так бы он и жил без кисти, если бы знающие люди не рассказали, что в Вологде делают протезы. Жить в поселок приехала новая семья: женщина устроилась работать медсестрой, а ее дочка стала одноклассницей Жени. Однажды сельчанка подошла к маме Жени и поинтересовалась, почему они не протезируются. Оказалось, что в поселок они переехали из Вологды, где женщина работала на протезно-ортопедическом предприятии.

Спустя некоторое время юноша получил свой первый протез: он был механически-функциональным, кисть могла сжиматься и разжиматься. Тогда Жене было 17, сейчас ему 32 года. Все это время он протезируется на Вологодском протезно-ортопедическом предприятии. Правда протез кисти, который у него сейчас, значительно отличается от изделий прошлых лет.

- Это Bebionic3. Не 100% человеческая рука, но всё же. Очень много степеней свободы. Он и механический - часть программ выполняется кнопкой, и биоэлектрический  - часть программ считывается с импульсов руки. В самой кисти вмонтирован микропроцессор, в нём 8 программ: взять со стола мелочь, ключ и т.д.

Стоимость протеза Bebionic3 - около 2 миллионов рублей. Чтобы его получить, Евгению пришлось доказывать государству, что он ему действительно нужен.

- Доказывал, что не пьяница и не наркоман, что веду активный образ жизни  (ред. – Евгений - ИП), и что именно этот протез мне нужен и будет востребован мною на все 100%.

Протез Bebionic3. Фото cdn.igromania.ru

Евгению предлагали подобные протезы других фирм, более дешевые, но менее функциональные, но он настаивал на своём. Чтобы вологодским специалистам изготовить такой современный протез, им пришлось пройти обучение в Москве.

Спустя полтора года Евгений, наконец, его получил.

- Протез удобный, особого ухода не требует. На ночь, как и телефон, ставлю на зарядку. Пользуюсь им год. Через два года нужно будет менять на новый. Понятно, что возвращаться к протезу, который мне делали раньше, не хочется.

Помимо протеза "Бибионика 3", у Евгения есть косметический протез (ред. - пассивный протез, который предназначен для воссоздания формы руки). Чтобы его получить, Евгению пришлось, опираясь на законодательство, доказывать, что он ему тоже нужен, например, в дождь (ред. – протез «Бибионика 3» нельзя подвергать воздействию влаги).

Со слов Евгения, проблем с обеспечением протезами у него нет, на Вологодском протезно-ортопедическом предприятии «кисти» для Евгения изготавливают уже 15 лет.

- Работники внимательные, сами отслеживают, когда заканчивается срок эксплуатации протезов, напоминают, звонят.

Но история Евгения, скорее, исключение из правил. Многие вологжане, нуждающиеся в протезно-ортопедических изделиях, сталкиваются с множеством проблемам.

Изготовление протезов в Вологде.

 

За свой счёт

У жительницы Кич-Городка Елены Труфановой – ДЦП с рождения, первая группа инвалидности. Без специального корсета и обуви она не может ходить. На протяжение 50 лет Елена Геннадьевна заказывала ортопедические изделия на Вологодском протезно-ортопедическом предприятии, однако в августе ей позвонили из департамента соцзащиты и сообщили, что аукцион в этом году выиграла фирма из Казани и изготавливать обувь будут там. Речь идет об ООО «Транснациональная фармацевтическая компания», изготовление ортопедической обуви в этой фирме является одним из десятков других видов деятельности.

- Они (ред. – представители фирмы из Казани) приехали на несколько дней в Вологду, сняли помещение на Мальцева,52. Третий этаж! Как вы себе представляете, я туда поднимусь? А другие как? Я не поехала, позвонили, сказали, что сами приедут снять мерки ко мне. Этот организационный вопрос со мной решили, с другими - не знаю. Я поинтересовалась, как быть с примеркой. Они сказали, примерки не будет! Как не будет? У меня обувь очень специфическая: высотой 19 см с жесткими вставками, стопы разные, объем ног разный, - рассказывает Елена. - В Вологде всегда сначала снимали мерки и делали полуфабрикат, потом примерка, и только потом я получала готовое изделие. А если что-то не подойдет, я вообще без обуви останусь? (ред. - на год выдаётся две пары обуви - летняя и зимняя, стоимость летней обуви Елены - 11700, зимней - 12100 рублей).

На сайте otklik.org много негативных отзывов жителей разных городов, которым поставляет изделия казанская фирма: люди недовольны качеством, сроками поставки, игнорированием звонком и невыдачей изделий.

Елена Геннадьевна побоялась пользоваться услугами фирмы из Казани и заказала обувь в Вологде, однако оплачивать ее ей пришлось самой. Елена поясняет, что деньги можно частично вернуть через Фонд социального страхования. По закону ей могут выплатить только 10700 рублей - это стоимость пары обуви из последнего заключенного контракта. (ред. - согласно Приказу Минздравсоцразвития России от 31.01.2011 N 57н, размер компенсации определяется уполномоченным органом по результатам последней по времени осуществления закупки технического средства реабилитации и (или) оказания услуги, информация о которой размещена на сайте www.zakupki.gov.ru).

 

Как было раньше

Проблемы с обеспечением вологжан протезно-ортопедическими изделиями начались несколько лет назад.

- Раньше граждане с инвалидностью, нуждающиеся в наших изделиях, получали направление из фонда соцстрахования и приходили к нам. Их изделия оплачивались из федерального бюджета, - рассказывает Александр Смирнов, и.о. директора вологодского ортопедического предприятия.

По словам Александра Владимировича, тогда «система» работала на людей:

- До 2015 года мы работали по годами налаженной схеме. Обеспечение людей, которые не имеют инвалидности, но по медпоказаниям нуждаются в протезно-ортопедических изделиях, было построено так: в начале года делали калькуляцию и составляли прайс-лист цен. Согласовывали его с департаментами соцзащиты и финансов, они цены утверждали, и эти цены на изделия действовали в течение года.  Человек, который нуждался в ортопедическом изделии, со справкой от врача приходил к нам, его смотрел наш врач и медико-техническая комиссия, которая смотрела, точно ли человеку необходимо данное изделие. Медико-техническая комиссия давала заключение, по которому мы изготавливали изделие. После того, как он его получал, мы отправляли пакет документов в Департамент соцзащиты, и он нам возмещал затраты согласно ценам, которые были указаны в прайс-листе.

По словам Александра Смирнова, человек приходил и практически сразу получал необходимое ему изделие.

 

Протез вместо обуви

Со вступлением в силу  44 Ф3 о госзакупках все поменялось. В конкурсной документации главное цифры, а не люди.

Из-за того, что победитель в таких аукционах определяется по самой низкой предложенной стоимости изделий, при этом не учитываются ни опыт фирмы, ни качество продукции, ни другие важные факторы, страдают люди, нуждающиеся в ортопедических изделиях.

В частности, в конкурсной документации не учитываются индивидуальные особенности протезно-ортопедических изделий. Например, при парной ампутации на разном уровне (голень-бедро) при наличии контракта на протез бедра предприятие не может обеспечить человека протезом голени, а при наличии контракта на ортопедическую обувь – протезом нижних конечностей. Иногда необходимые типа протезов попросту не включены в техзадание аукциона. Кроме того, выделяемых государством денег не хватает на обеспечение людей высоко-функциональными протезами, которые позволяют им жить максимально полной жизнью.

Заготовка для корсета "Шено", сделанная в Вологде.

Именно по этой причине в 2016 году в аукционе на изготовление корсетов "Шено" аукцион выиграл  Санкт-Петербургский ортопедический центр "ОРТО-С-Приморский", предложив изготовить изделие за 29600 рублей, что было на 30% меньше изначальной цены.

Вологодское предприятие на тот момент делать корсеты по такой цене просто не могло, поскольку это направление для них было новым.

- В эту стоимость было заложено обучение специалистов, затраты на оборудование, и если бы наше предприятие стало изготавливать по такой цене (ред. – 29600 рублей), то мы ушли бы в убыток. Департамент заключил с ними контракт (ред. – с питерской фирмой), они приехали сюда, сняли помещение, дети пришли к ним, они сделали им корсеты и уехали, а дети остались здесь. А когда пришло время коррекции, люди вынуждены были ехать в Санкт-Петербург за свой счет. Но  контракт исполнен: граждане обеспечены, сроки не нарушены, - рассказывает Александр Владимирович.

Михаил Чумаков рассказывает, что при изготовлении протезно-ортопедических изделий нужно учитывать индивидуальные особенности каждого человека.

Выяснилось, что родители детей в «питерских корсетах» обращались в Вологодское протезно-ортопедическое предприятие с просьбой взять их на коррекцию, однако получили отказ, потому что ни один врач не возьмётся за коррекцию корсета, который делал не он.

-  Я не корректирую чужие корсеты. Одно дело, если незначительные какие-то моменты - подогреть, обрезать - что-то без глобальной коррекции, а так в чужие корсеты никто не будет соваться, - рассказал заведующий медицинским отделом вологодского ортопедического предприятия Михаил Чумаков.

По словам Александра Смирнова, сейчас во многих аукционах на изготовление протезно-ортопедических изделий  участвуют несколько предприятий.

Как выяснил Newsvo, были случаи, когда аукцион выигрывали компании, не имеющие к этой отрасли никакого отношения. Так, на аукционе по обеспечению инвалидов нижней конечностью бедра победу одержала "Владимирская торгово-промышленная компания". Заключать госконтракт с владимирской фирмой не стали, потому что ее учредитель оказался в реестре недобросоветсных поставщиков.

 

Обувь, сделанная на вологодском предприятии.

 

«Проблема под контролем»

Первопричина таких «побед» в аукционах - все тот же 44 ФЗ о госзакупках, согласно которому индивидуальные медицинские изделия не попадают под лицензирование.

- Я понимаю, когда есть трости, костыли - изделия массового изготовления, которые подходят практически всем. Пожалуйста, делайте аукцион, кто дешевле, тот и выиграл, но когда изделия индивидуальные, к этому нужен особый подход,- считает Александр Владимирович.

Ещё одна причина, которая мешает своевременному обеспечению людей протезно-ортопедическими изделиями - сроки исполнения контрактов. Как правило, они составляет 3-4 месяца.

Например,  Фонд соцстраха размещает аукцион на 10 корсетов, а по факту за корсетами на предприятие за указанный в контракте срок обратились только шесть человек.

- В этом случае на 4 корсета контракт приходиться расторгать. Расторгли контракт, а через несколько дней появились граждане, нуждающиеся в корсете. И фонд начинает процедуру заново. И не факт, что следующий аукцион будет за Вологодским предприятием, - объясняет Александр Смирнов бюрократические моменты, в которых нет места человеку и его здоровью.

Кроме того, сроки проведения конкурсных процедур иногда сдвигаются, а это приводит не только к несвоевременному обеспечению людей изделиями, но и к простою предприятий, их изготавливающих. Об этом Newsvo писал еще в 2015 году. Из-за неравномерного поступления средств из Фонда социального страхования, а также длительного прохождения конкурсных процедур, единственное в Вологодской области протезно-ортопедическое предприятие простаивает по 3-5 месяцев в году.

В 2013 году предприятие не работало три месяца, в 2014-м – пять, при этом на 1 января 2015 года очередность на обеспечение протезно-ортопедическими изделиями составляла 150 человек на протезы нижних конечностей и более 500 человек – на ортопедическую обувь. А пока из-за отсутствия госконтрактов предприятие простаивало, очередь продолжала увеличиваться. Из-за простоев вологодское предприятие теряет высококвалифицированные кадры. И это далеко не полный перечень проблем, вызванных жерновами бюрократической машины.

Ситуацию в 2015 году обсудили на заседании ОНФ, но дело с мертвой точки так и не сдвинулось.

Улучшить обеспечение граждан изделиями индивидуального назначения можно, говорит Александр Смирнов: для этого нужно все изделия индивидуального назначения вывести из-под действия ФЗ 44 и разрешить заказчику, в данном случае фонду соцстраха или департаменту соцзащиты, заключать закупку с единственным поставщиком.

С этим вопросом руководство Вологодского протезно-ортопедического предприятия обращалось в 2015 году и в ОНФ, и к депутатам заксобрания Вологодской области. Народные избранники обещали помочь, сказав, что взяли проблему на контроль, однако на сегодняшний день ничего не изменилось – проблема все еще под контролем.

Что дальше?

В ближайшем будущем на Вологодском протезно-ортопедическом предприятии появится плантовизор. Это диагностический аппарат, который позволит точно подбирать и изготавливать ортопедические стельки.

На учёбу специалистов, покупку нового оборудования,  на зарплату работников, на содержание предприятия, на стационар, на транспорт предприятие зарабатывает само.

- Мы, что выиграем, что произведём, на то и живём. Нам компенсируется только часть расходов по стационару (ред. - на предприятии есть стационар на 25 коек, куда приезжают люди из других населенных пунктов, которым нужно изготовить протезно-ортопедические изделия), - рассказал Александр Владимирович. -  В январе-феврале работы нет: еще не успели провести аукционы ни фонд, ни департамент. Две трети коллектива сидят без работы за свой счёт. Потом, как правило, в середине года бывает месяц без работы и в конце декабря. С 20-го декабря уже практически предприятие не работает, остаются только дежурные, так как люди обращаются каждый день.

Кроме того, оказалось, что вологодское ортопедическое предприятие уже полгода как не вологодское.

- Сначала мы подчинялись Главортпомощи, потом Росздаву, Минздраву, потом Минтруду, сейчас нас всех реорганизовали под Московское предприятие. Теперь мы Вологодский филиал ФГУП Московская ПРОП Минтруда России. Следующим этапом станет приватизация, что будет после неё, никто не знает.

А пока государственная машина проводит многочисленные реорганизации, меняет подчинение предприятий, устраивает аукционы и выбирает исполнителей подешевле, люди остаются без голени или бедра. Или без обуви. Зачем обувь, когда есть протез нижней конечности.

Тест-драйв высокотехнологичного протеза в Вологде.

Фото: Newsvo
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика