"Ничего, дочка, прорвемся!"

29.09.2017 [Общество]
Оксана Крылова

Алина мечтает танцевать, и ради этого готова носить корсет, который держит искривленный позвоночник, круглые сутки. Но этого мало: корсет нужно периодически менять, а на это у государства нет денег. Нет их и у отца девочки, который воспитывает ребенка один.

 

Мечты о танцах Алина воплощает в рисунках.

Диагноз

Алине всего 11 лет, но у нее проблемы с позвоночником - сколиоз II степени. Уже год и без того тоненькую талию девочки стягивает корсет Шено. Его она носит 24 часа в сутки, за исключением тех моментов, когда она принимает ванну и делает зарядку. Алина терпит, потому что очень хочет поправиться и осуществить свою мечту - танцевать. Ежегодно корсет подлежит замене, и очень важно, чтоб она была своевременной, ведь ребенок растет. Через полтора месяца корсет нужно корректировать, а потом делать это нужно раз в три месяца. Однако денег у государства нет, хотя такая медпомощь должна оказываться бесплатно.

Новый корсет ребенку нужен был в августе - сентябре, однако папе девочки в департаменте соцзащиты сказали, что денег сейчас нет.

О том, что у ребенка проблемы с позвоночником, родители девочки узнали случайно, после вызова участкового педиатра. Это было в прошлом году.

- Заболела, затемпературила. Вызвали педиатра на дом. Пока слушала, посмотрела, что ассимметрия у лопаток, и дала направление к ортопеду. Ортопед выписал нам корсет Шено и направил на Яшина, 6 (ред. – протезно- ортопедическое предприятие). С Яшина, 6 меня перенаправили в департамент соцзащиты. Там изготовление корсета оплатили (ред. – речь идет о первом корсете в 2016 году) и сказали идти на Архангельскую,17, пояснив, что по этому адресу находится филиал питерского ортопедического центра «ОРТО-С-Приморский», который выиграл в 2016 году тендер на изготовление корсетов. В центре сделали снимок, через три недели мы получили наш первый корсет, - рассказывает Тимур Хведелидзе, папа девочки.

Тогда Алине сильно повезло. Машина, которая везла корсеты детям в Вологодскую область, попала в аварию, из 30 целых осталось только пять, один из них - Алины.

- У нас когда профосмотр в школе был, врач сказала, что у нас у всего класса лопатки вперед, - рассказывает девочка.

У Алины асимметрия в ногах - левая нога короче правой на 5 мм, из-за этого тоже идет искривление позвоночника, поэтому, кроме корсета, ребенку нужно носить стельку в правой обуви.

Когда папа с Алиной пришли заказывать стельку, специалисты филиала «ОРТО-С-Приморский» на улице Архангельской в Володе сказали, что стелька выписана не на ту ногу. Правда, подтверждений, была ли в назначении стельки ошибка, или «ошибка» появилась уже в филиале на Архангельской, нет.

- По выписке с Яшина следует, что Алине нужно заказывать стельку в левую обувь, а они, посмотрев на Алину и на снимки, делают заключение, что на правую. Разобраться не могут и включают видеосвязь с питерским профессором. В результате приходят к выводу, что на Яшина перепутали ногу и в диагнозе написали укорочение не той ноги, - поясняет Тимур.

В итоге Алине все-таки привезли стельку на правую ногу. Менять ее тоже необходимо, только значительно реже, чем корсет, по мере роста ноги.

 

Болезнь излечима, но...

Корсет Шено Алина носит уже год.

- Улучшения есть. Если изначально нам ставили сколиоз II степени, то сейчас у нас II-III степень. Болезнь излечима, если выполнять все рекомендации врача: своевременно менять корсет (раз в год) и стельку, своевременно ездить на его корректировку (раз в три месяца). Желательно заниматься плаванием, чтобы укреплять мышцы. При сколиозе рекомендуют стиль брас, - рассказывает папа девочки.

Плаванием в бассейне Алина занималась с инструктором. Правда, всего месяц – на дальнейшие занятия нет денег.

Алина не унывает - она мечтает танцевать.

Тимур воспитывает дочку один. С женой они развелись, когда девочке было два года. Несколько лет Алина жила с мамой и бабушкой, но мама злоупотребляла спиртным, и когда бабушка умерла, девочка попросилась к папе. С февраля они живут вместе на съемной квартире, мать про Алину не вспоминает. Тимур – из многодетной семьи, все они ютятся в однокомнатной квартире, Алина с папой не поместятся там при всем желании.

- Хотим опять продолжить плавание, но пока это только в мечтах. Денег нет. Все деньги уходят на поездки в Питер (ред. - там корректируют корсет). Ездим каждые три месяца, одна поездка встает в десять тысяч. На прошлую поездку денег уже не было, занимали. Еще не рассчитались, а нам опять 10 октября ехать.

На этот раз денег на поездку для внучки занял у своих знакомых дедушка. Однако состоится ли она и будет ли проведена своевременная замена корсета, папа Алины пока не знает. Корсет стоит 35 тысяч рублей.

- В департаменте соцзащиты сказали: на сегодняшний день денег нет. Нас, конечно, поставили в очередь и присвоили порядковый номер, пояснив, что деньги выделены будут, возможно, в ноябре, но точно сказать, хватит денег на нас или нет, они не могут, - рассказывает Тимур.

А ждать Алине нельзя – детский позвоночник активно формируется, его нужно поддерживать корсетом правильной формы.

- Корсет мал. Он должен плотно ровно лежать, а его весь перекосило, почти висит. Все чешется, преет. Вот, смотрите (ред. – Тимур показывает на бок дочери), как короста прямо, но это еще прошло. Появились проблемы с приемом пищи. Все сдавливает, в результате ест меньше. Появились проблемы со стулом. Чтобы ходила в туалет, приходится пить таблетки, потому что, как не спросишь, говорит, что не хочет.

Понимая, что ждать, когда появятся деньги в департамент соцзащиты, они не могут, папа девочки стал искать решение в интернете. Тимур обзвонил благотворительные фонды и, не получив поддержки, дошел до администрации Вологды.  Там посоветовали обратиться в Региональный детский благотворительный фонд.

- В фонде сказали: собирайте документы и завтра подходите, завтра будет председатель комиссии. Я собрал документы, какие можно было собрать за полдня (ред. - некоторые документы нужно было брать у матери Алины, но найти ее Тимур не смог), и пришел на комиссию. Сказали, что, возможно, корсет оплатят. Ждем. В Питере мы записаны на прием на 10 октября, но если нам не помогут с финансами, я не знаю, что будет, я не хочу об этом даже думать, - расстраивается отец.

 

Из Вологды в Питер и обратно

Когда Newsvo стал разбираться в ситуации, выяснилось, что корсеты Шено теперь делают на Яшина,6 в Вологде. Получается, что ездить в Санкт-Петербург совсем не обязательно. Правда, обращаться туда Тимур теперь боится из-за "ошибки" со стелькой.

Тимур слышал и даже рассматривал тот вариант, что изготовливать корсет будут в Вологде, а наблюдаться они останутся в питерском ортопедическом центре. Однако в питерской фирме ему сказали, что могут возникнуть проблемы.

- Они были не очень довольны. Сказали, что, в принципе, можно делать корсет и в Вологде, но никакой гарантии, из чего вам сделают корсет и как, они дать не смогут, - говорит Тимур.

Логично, что отец боится менять специалиста, который с самого начала наблюдал дочь, ведь речь идет о позвоночнике ребенка. Стоит отметить, что такой ситуации с приобретением корсета вообще бы не возникло, если бы изначально эти ортопедические изделия заказывались в Вологде. Однако аукцион выиграла питерская фирма. При этом никого не волнует, что деньги нужны не только на сам корсет, но и на дорогу туда-обратно.

По предварительным прогнозам врачей, корсет придется носить еще 5 лет. В какую сумму выльются поездки за здоровьем, посчитать не сложно. Для отца, в одиночку воспитывающего ребенка, это огромные деньги, но Тимур не унывает и, улыбаясь сквозь скупые мужские слезы, смотрит на дочь и говорит: "Ничего, дочка, прорвемся!".

Мы публикуем номер карты Тимура для тех, кто хочет помочь Алине: 4276 8801 4849 3046


От редакции: о том, почему сложилась такая ситуация с обеспечением пациентов ортопедическими изделиями и почему вологодское предприятие с большим опытом работы остается без заказов, мы расскажем в нашем следующем материале.

Фото: Newsvo
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика