Беззаконие в погонах

Оксана Крылова

 

Жителя Кадникова, поздно вечером возвращавшегося домой от брата, жестоко избили полицейские. Однако следователь, по словам жены пострадавшего, не очень охотно расследовал это дело и даже допросил не всех свидетелей. Возбуждать уголовное дело не стали, а районный суд с этим решением согласился. Теперь вся надежда пострадавшего и его жены на дорасследование, которое 11 сентября постановил провести областной суд.

Пропал

Вечером 17 марта Александр Сеничев ушел в гости к старшему брату. Время близилось к полуночи, супруг еще не вернулся, но Татьяна не переживала, ведь он был в гостях у родного брата.

Она уже спала, когда в начале первого ночи позвонила жена брата Вера Николаевна. Она сказала, что Саша собрался домой, и она его немного проводит.  Вера попросила Татьяну выйти им навстречу и, чтобы не разминуться, уточнила, что они пойдут по Октябрьской.

Татьяна оделась и вышла на улицу. Дойдя до пересечения улиц Октябрьской и Карла Маркса, женщина обратила внимание на полицейский автомобиль, который стоял около продуктового магазина "Ассорти" на Карла Маркса,14"А". Дверь машины была открыта, рядом стоял полицейский.

- Я направилась к машине, подумав, что раз муж выпивший, его могли задержать. Но, не дойдя 30 метров, вспомнила слова Веры "Мы пойдем по Октябрьской" и, вернувшись на Октябрьскую, пошла дальше вдоль улицы, - вспоминает Татьяна.

Но муж так и не появился. Дома его тоже не было. В панике женщина стала звонить родственнице, предположив, что супруга могли забрать в полицию.

Вере Николаевне эта версия показалась нереальной.

-  Быть такого не может. За весь вечер Саша выпил немного, его не шатало. Полиции я не видела, да и вообще на улице никого не было. Я проводила его до Дома культуры и пошла обратно, - рассказала Татьяне родственница.

От Дома культуры до дома, где живут Александр и Татьяна Сеничевы, всего две минуты ходьбы. Почему Александр не дошел до дома, женщины не понимали.

Татьяна снова пошла на улицу искать мужа, но его нигде не было, и она опять вернулась домой.

 

Полиция

- Только задремала, телефон стационарный звонит (ред. - около 4-х утра). Я подбежала - Саша. "Таня, я в Соколе в полиции. Привези мне чистые вещи" - и положил трубку, - вспоминает Татьяна.

Около шести утра они с родственниками приехали в отделение полиции Сокола. На вопросы, что случилось и почему ее муж здесь, в полиции пояснили: "Был выпивши, дебоширил, куртку полицейскому изорвал".

Около 9 утра состоялся суд, после которого Александра отпустили. Домой его вез друг племянницы Андрей Зиричев.

- Александр Юрьевич был растерян. Лицо распухшее, на лице были ссадины. По дороге мы останавливались, его тошнило. Он сказал, что накануне ночью его забрали полицейские и избили. Я сфотографировал его и предложил отвезти в больницу, но он сказал, что сначала нужно заехать домой и привести себя в порядок, - вспоминает Андрей.

Жена, увидев мужа, испугалась.

- Голова опухшая, на лице кровоподтеки, синяк. Рука не поднимается, голова болит. Он кое-как сполоснулся, и мы вызвали скорую. Приехали, поставили сотрясение головного мозга и увезли в Сокол, в травматологию, - рассказывает Татьяна.

Восемь дней Александр пролежал в больнице, потом еще 17 дней лечился амбулаторно. Головная боль еще долго не отпускала, плечо до сих пор дает о себе знать. За что полицейские его избили, Александр не знает.

Участковый пункт полиции, куда привезли Александра Сеничева.

«Нарушитель»

Мужчина вспоминает, что от Дома культуры успел пройти всего 30-40 метров, возле магазина "Ассорти" стоял патрульный автомобиль. Из машины вышел полицейский, представился (ред. - командир взвода ПППС Иван Николаевич Вишняков, майор), сказал, что раз Александр выпил, значит, нарушает общественный порядок, и предложил "нарушителю" сесть в машину для составления протокола. Чей порядок он нарушил, Александр не понял, так как на улице не было ни одного человека, но с представителем закона спорить не стал.

Когда протокол был составлен, Александр готов был подписаться под "нарушением", однако подвела мягкая папка, на которой лежал документ. Расписываясь в протоколе, мужчина случайно порвал его ручкой, видимо, сильно надавив на бумагу. Увидев это, полицейский захлопнул дверь машины и сказал: "Поедешь с нами в участковый пункт".

- Я только успел выйти из машины, капюшон мне на голову надевают, сбивают с ног ударом в голову, заворачивают руки за спину и начинают пинать по голове, - вспоминает мужчина.

Как долго его избивали, Александр Юрьевич сказать не может, так как после очередного удара потерял сознание.

- Очнулся, лежа на левом боку на полу в участковом пункте полиции от запаха еды, которую разогревали в микроволновке. Руки были за спиной в наручниках. Стал проситься в туалет. Полицейский перестегнул мне вперед наручники, поднял, и мы пошли, - рассказывает Александр Юрьевич.

В туалете, посмотрев в зеркало, он увидел, что с ним сделали. Вернувшись, мужчина снова лег на пол, чтобы не усугублять ситуацию,. Через некоторое время с него сняли наручники, посадили в служебный автомобиль и повезли в Сокол. Там его поместили в камеру, а утром отвели в районный суд.

Участковый пункт полиции практически со всех стороны окружен деревьями, а когда Александра туда привезли, было уже темно.

Липовый протокол

Александр вспоминает, что слушание дела прошло довольно быстро. В суде был только он. Те, кто «геройски спас» покой граждан от его «дебоширства», отработали смену и разъехались по домам. Протокола, который был составлен на него в момент задержания, в материалах дела почему-то не оказалось, зато появился другой, с «новыми обстоятельствами».

- Сеничев А.Ю. вел себя вызывающе, громко кричал, нарушая спокойствие граждан в ночное время, размахивал руками, нецензурно бранился, на неоднократные требования прекратить противоправное поведение не реагировал, продолжал нарушать общественный порядок, при этом хватал за лицо и за форменную одежду представителя, пресекающего нарушение общественного порядка, пытался ударить, убежать, - говорится в протоколе.

Росписи «нарушителя» в протоколе не было. Дата рождения была исправлена.

Суд счел, что протокол оформлен с нарушениями, материалы дела представлены не в полном объеме, а, значит, рассмотрение дела невозможно. Протокол постановили вернуть должностному лицу, заполнявшему его, для устранения «ошибок».

 

«Расследование»

На второй день в больницу пришел следователь. Александр написал заявление на обидчиков, 3 апреля его передали в следственный отдел Сокола. Расследовать дело назначили Владислава Шевякова.

По словам Татьяны, следователю все время было «некогда» и «не было времени» на то, чтобы допросить потерпевшего и свидетелей. Владислав Шевяков сетовал на большое количество дел, которые он ведет. Но так как Татьяна без конца звонила, напоминая о себе, Александра, наконец, пригласили в Сокол для дачи показаний (ред. – это было в середине апреля).

- Конец апреля. Тишина. Я снова звоню: "Почему вы с нами не беседуете? мы - косвенные свидетели и хотим дать показания. На что он мне ответил: "Какие вы свидетели?". Тогда я ему сказала, что мы это дело так просто не оставим и будем подавать в суд, - рассказывает Татьяна.

Через час позвонил Шевяков.

- Сказал, что едет в Кадников по делу и предложил нам с Верой Николаевной подойти и дать показания. Показания мы дали. Он с нами во всем соглашался и делился воспоминаниями: «Я вообще не понимаю, как они так могли поступить. Мы раньше учились в Вологде, ходили выпивши, так нас полиция еще до дома довозила». После чего сказал, что 3 мая он должен вынести решение, но по данным, которые у него на тот момент имелись, он вынужден отказать в возбуждении уголовного дела. Но сказал, что 3 мая он подаст ходатайство на имя своего начальника о продолжении расследования, а копию решения и ходатайства вышлет мне.

2 мая у Александра был день рождения, но настроение было не праздничное. Беспокоясь, Татьяна решила позвонить Шевякову и уточнить, все ли в силе. Женщина поинтересовалась, были ли опрошены жильцы общежития (участковый пункт полиции находится с торца жилого дома). Оказалось, что нет. В надежде, что кто-то из них мог что-то слышать и видеть, Татьяна попросила следователя провести опрос жильцов. Тот пообещал, сказав, что даст такое поручение участковому Боброву.

3 мая Татьяна снова позвонила следователю. По ее словам, звонку тот был  не рад, сказав, что решение об отказе в возбуждении уголовного дела он выслал, а ходатайствовать о продолжении расследования не будет.

Когда супруги приехали ознакомиться с материалами дела, в нем появились документы со странными датами.

- В деле появилась справка от 27 апреля (ред. - опрос жильцов общежития), хотя 2 мая, когда я с Шевяковым разговаривала по телефону, ее не было. А тут, на тебе, пожалуйста. Жалею, что не сфотографировала. Андрея, который забирал Сашу из полиции, так и не допросили, - говорит Татьяна.

Деревья и заброшенное здание возле участкового пункта полиции.

Суд

16 июня состоялся суд по второму протоколу. Судья была та же, что и 18 марта.

Из обвиняемых в судебное заседание явился только Вишняков И.Н., пояснив, что Захаров И.В. (ред. - в тот день был за рулем патрульной машины) отправлен в длительную командировку.

- Он всех запутал, сам запутался. Сначала сказал, что они стояли (речь идет о машине), потом Саша подошел. Потом сказал, что ехали патрулировали. Подъехали к нему, потому что он якобы нарушал общественный порядок. На вопросы судьи: «Чей?»  и «Был кто на улице?» сначала ответил, что не было ни души, позже сказал: «Народ был везде, вокруг да около». Когда судья попросила уточнить, почему они решили, что он нарушает порядок, Вишняков заявил: «У него была куртка расстегнута, он был пьяный, когда с ними разговаривал, махался руками». Со слов Вишнякова следовало, что Сашу задержали, потому что он нарушил «порядок» полицейских, - рассказывает Татьяна.

Первоначальный протокол в материалах дела так и не появился. Судья поинтересовалась его судьбой, на что Вишняков ответил: «Вы бы меня еще через полгода спросили, я бы вам сказал, где протокол». А потом добавил: «В полиции, наверное».

- Выходя из зала заседания, он сказал: «Если что, я буду против!» Из этой фразы стало понятно, что он не понял, по слушанию какого дела его пригласили в суд, - говорит Татьяна.

В материалах дела не было подтверждений того, что новый протокол был составлен в присутствии обвиняемого. Подписи Александра там не было. Объяснения Вишнякова судья счел противоречивыми: показания, изложенные в протоколе, существенно отличались от показаний в суде.

Суд пришел к выводу, что доказательств вины Александра Сеничева в совершении административного нарушения (ред. - ч.2 ст.20.1 КоАП РФ) в материалах дела не имеется.

 

«Дорасследование»

Александр подал жалобу в Вологодский областной суд. Мужчина пояснил, что он  не согласен с постановлением следователя Шевякова об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Вишнякова и Захарова. Пострадавший ходатайствовал о продолжении расследования и замене следователя.

Ходатайство удовлетворили, но дело вернули на дорасследование опять Шевякову, пояснив, что заменить его некем.

Дело «дорасследовали», и 28 июля снова состоялся суд.

- Судья была другая. Мы были удивлены, так как нам объясняли, что раз один случай, судья должна быть одна. Началось заседание. Ко мне обратились, чтобы я удалилась. Саша чувствовал себя неважно, я хотела представлять его в суде, но мне не дали: судья спросила письменную доверенность, а следователь - справку о том, что он не может представлять себя сам. Ни того, ни другого у нас не было. Я попросила остаться, как свидетель, но мне отказали. Приезжала Вера Николаевна, но ее не вызвали, - рассказывает о суде Татьяна. - Судья сказала, что ей и так все понятно. А нам, как только началось слушание, стало понятно, что в возбуждении уголовного дела в отношении обидчиков Саши будет отказано.

Казалось, что о решении, которое вынесет судья, она знала еще до начала судебного заседания.

- Мы вам постараемся в понедельник выслать решение, чтобы вы успели подать в областной суд, - сказала судья Александру, когда завершилось слушание.

В Вологодском областном суде дело рассмотривалось 11 сентября. Теперь у Татьяны и Александра появилась надежда: суд постановил отменить решение районного суда и направить дело на дорасследование. Супруги надеются, что виновные полицейские ответят за свое преступление по закону.

Фото: NewsVo
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика