Без права на жизнь. "А зачем вам прогулочное кресло-коляска?"

03.11.2016 [Общество]
Евгения Сибирцева

 

Читать лонрид

 

В бюро МСЭ в Череповце очень удивились, когда Василий Коренев сказал, что ему нужно прогулочное кресло-коляска, чтобы выходить на улицу. «У подъезда можно посидеть и в комнатной», - заявила эксперт МСЭ. А когда узнали, что ему необходимо еще одно кресло-коляска, чтобы заниматься танцами, и вовсе сочли это излишеством.

В феврале 2013 года Василий получил травму, катаясь на "ватрушке": ему диагностировали перелом шейного отдела позвоночника и сказали, что ходить он больше не сможет, потребуется кресло-коляска. Однако оказалось, что получить от государства такие инвалидные коляски, с которыми можно было бы жить, а не существовать, в Вологодской области практически невозможно…

 

Гулять не обязательно

Сначала молодому человеку вообще не хотели выдавать кресло-коляску. Это было в июне 2013 года, когда он впервые обратился в бюро медико-социальной экспертизы после полученной травмы.

- В Череповецком Бюро МСЭ № 2 председателем тогда была Татьяна Образцова, сейчас она возглавляет Главное Бюро МСЭ по Вологодской области. Она мне сказала: «А зачем вам коляска? Вы же еще сидеть не можете». Мама моя тогда спросила ее: «Как же он научится сидеть без коляски?» Маму в МСЭ постоянно доводили до слез, но в итоге кресло-коляску в индивидуальную программу реабилитации (ИПР) все-таки вписали – самое обычное, комнатное, на котором я передвигаюсь по квартире и по сей день, - рассказывает Василий.

Потом он узнал, что кроме комнатной ему положена и прогулочная коляска, и что они бывают разных видов. Василий попросил экспертов МСЭ прописать ему в ИПР прогулочную коляску с откидывающейся назад спинкой и регулируемыми подножками, чтобы его не нужно было постоянно пересаживать в кровать, когда нужно прилечь. Василий живет вдвоем с мамой, хрупкой женщине поднимать сына не под силу. Желанию человека на инвалидной коляске гулять в МСЭ удивились.

- Образцова тогда спросила «А зачем вам прогулочное кресло-коляска? Куда вы собрались на нем? У подъезда можете и в комнатной коляске посидеть». В итоге прогулочное кресло-коляску мне так и не прописали, - говорит Василий.

Лишь после того, как Василий дал понять, что знает о том, что положено инвалидам-колясочникам по закону, ему в конце концов, уже в августе 2013 года, включили это кресло-коляску в ИПР.

- А потом я постепенно от инвалидов узнавал о других функциях кресел-колясок и прочих средствах реабилитации, которые нужны людям с моим диагнозом, и каждый раз я подавал в МСЭ новое заявление на переосвидетельствование и оформление новой ИПР. Естественно, этого бы не было, если бы инвалидов изначально информировали в МСЭ обо всем, что могло бы им помочь. И каждый раз мне приходилось писать в Фонд соцстраха новое заявление на обеспечение меня креслом-коляской. Соответственно, сроки ее ожидания постоянно переносились. В ФСС еще возмущались, мол, никому за год столько изменений в ИПР не вносили.

Прогулочное кресло-коляску с ручным приводом, на которой Василия можно было вывезти на улицу, он получил только в сентябре 2014 года(!). Специалисты МСЭ прописали ее в ИПР лишь в конце мая 2014-го, а Фонд соцстраха выдал ее спустя три месяца. Если бы не знакомые Василия, которые дали ему попользоваться коляской, которая осталась у них от пожилых родителей, молодому человеку так и пришлось бы сидеть более полутора лет в четырех стенах.

Василий, как и другие люди с ограниченными возможностями, не может понять, почему в бюро МСЭ в Вологодской области нарушаются их права, и никто за это не отвечает.

- МСЭ должна индивидуально подбирать для инвалида параметры инвалидной коляски, нам в этом отказывают. При проведении МСЭ в крупных городах, например, Питере, на комиссию приглашают специалиста по подбору параметров технического средства реабилитации (ТСР). Этот человек знает, что подходит людям с разными диагнозами, и помогает грамотно заполнить ИПР – измерить глубину, высоту сидения коляски, подножки, определить нужный тип спинки, подлокотников, указать тип колес. У нас в Вологде и Череповце такого специалиста на МСЭ нет. Я вообще сначала не знал, что инвалидам положены подгузники, пеленки, кресло-коляска и прочие приспособления. Меня никто не информировал, обо всем узнавал от других инвалидов, - о том, как у нас относятся к людям на инвалидных колясках, Василий может рассказывать долго.

Такие кресла-коляски, не приспособленные, вопреки требованиям закона, к инфраструктуре, прописывают людям вологодские бюро МСЭ.

При прохождении комиссии в бюро МСЭ у него каждый раз забирали старую ИПР, молодой человек тогда не знал, что она должна оставаться на руках. В январе 2016 года при очередной попытке внести изменения в ИПР комиссия затребовала его медицинскую карту. Василий дал ее посмотреть, а потом, когда пришел получать ИПР и забрать медкарту, специалисты МСЭ заявили, что никакой карты от него не получали. Так он без нее и остался. Обман вскрылся спустя три месяца:

- На суде в 2016 году запросили мои медицинские документы, и МСЭ эту карту предоставили. А мне говорили, что ее у них нет, - вспоминает молодой человек.

 

Странная комиссия

Как и в случае со Светланой, медэкспертиза у Василия проходила с нарушением регламента. Его даже не осмотрел эксперт (!).

- В июне 2015 года мы с мамой приехали в Бюро МСЭ № 3 в Череповце для повторного подтверждения инвалидности, около часа сидели в очереди, потом нас пригласили в кабинет. Помещение абсолютно не приспособлено для инвалидов – у пандуса слишком большой угол наклона, мне самому было не заехать, перилами воспользоваться невозможно. Чтобы попасть в кабинет комиссии, нужно преодолеть два высоких порога – естественно, без чьей-то помощи инвалид-колясочник через такой порог проехать не может, - описывает Василий условия, в которых принимают людей с ограниченными возможностями.

По регламенту на комиссии должны присутствовать три медэксперта. Врач, который сидел в кабинете, даже не взглянул на пациента.

- Меня осматривала только специалист в белом халате, а кто это был - врач или медсестра, понять трудно. Для осмотра мне предложили пересесть на кушетку, при этом она отделена не ширмой, а шкафами, поэтому на кресле-коляске туда проехать сложно. Из-за того, что кушетка ниже уровня коляски, обратно в нее пересесть самостоятельно тоже стало проблемой. Председатель комиссии Михаил Доможилов даже не оторвался от компьютера, чтобы осмотреть меня, не задал ни одного вопроса о моем здоровье и о том, что мне требуется, чем я занимаюсь. В общем, меня просто осмотрела женщина в белом халате, а потом попросили подождать результата в коридоре. Там мы просидели часа полтора, - рассказывает молодой человек.

Выдать ИПР сразу Михаил Доможилов почему-то не смог. Василию он сказал прийти через три дня, потому что для заполнения ИПР ему нужно посовещаться с вышестоящим бюро МСЭ. Через три дня за ИПР пришла мама Василия, ей подали документ и попросили сразу расписаться. Но женщина сказала, что сначала прочитает документ. И не зря.

- Оказалось, что из ИПР убрали коляску с электроприводом. Видимо, на комиссии у меня внезапно начали работать руки, - иронизирует Василий. - Исключили подгузники - сказали, что мне они не нужны, исключили противопролежневый матрас – сказали, что я не постоянно в кровати лежу. Получается, специалисты не знают, что при моем диагнозе больной не может повернуться без посторонней помощи, и каждый час требуется смена положения тела во избежание пролежней, - удивляется Василий "профессионализму" специалистов МСЭ.

В Бюро №3 МСЭ молодому человеку сказали, что если что-то не устраивает, то пускай обращается в вышестоящее бюро. Так он и сделал.

Кровавые мозоли на руках Василий показал экспертному составу №1 главного Бюро МСЭ – врачи пришли осмотреть его летом 2015 года, когда он находился в санатории в Вологде. Руки истирались до мозолей, а иногда и до крови, потому что из-за отсутствия ободов с противоскользящим покрытием приходилось вращать колеса за покрышки.

Молодой человек пожаловался экспертам и на другие неудобства, которые ограничивают его возможности:

- Мне до этого, в сентябре 2014-го, выдали китайское прогулочное кресло-коляску с откидывающейся спинкой – на ней невозможно самостоятельно передвигаться. Руки проскальзывали по ободам колес, подлокотники не откидывались, коляска была слишком широкая для меня – 45 сантиметров вместо необходимых 42. Кроме того, коляска около 1,2 метров в длину – в лифт не влезает, развернуться на ней в помещениях невозможно. Да еще и с браком выдали, сразу пришлось отдавать в ремонт.

Хотя эксперты МСЭ, прописывая параметры кресла-коляски, должны учитывать социальные условия и инфраструктуру, в Вологодской области эти факторы часто игнорируется. Первое комнатное кресло-коляска, которое прописали Василию, оказалось настолько широким, что в квартире пришлось расширять дверные проемы. Василий с мамой долго копили деньги на перепланировку, снос стен – дело недешевое.

 

Танцевать – роскошь

Когда Василий решил заниматься танцами, ему потребовалось кресло-коляска активного типа («активка», как ее называют люди с ограниченными возможностями). В июне 2015 года его прописали в ИПР, но…

- Одновременно с этим эксперты Бюро МСЭ №3 исключили кресло-коляску с электроприводом, а на переосвидетельствовании в июле в Главном Бюро МСЭ по Вологодской области её все-таки вписали обратно в ИПР. Но кресла-коляски мне вписали без необходимых характеристик, - поясняет молодой человек.

В августе 2015 года он поехал в Санкт-Петербург и встретился там со специалистом по подбору кресел-колясок, который определил, какие функции коляски нужны Василию с учетом состояния его здоровья. Однако покупать ее пришлось самому.

- Это была активная коляска, по поводу которой ФСС усомнился, мол, почему мне включили еще одну коляску в ИПР, и запросил объяснения у МСЭ. Пока длилась переписка двух организаций, в очередь на обеспечение ею меня не ставили, время шло, нужно было заниматься танцами (ред. – Василий – участник известного танцевального коллектива «Ступени»), без активной коляски это невозможно, - объясняет молодой человек.

Та самая "активка", которую Василию отказались вписать в ИПР, хотя она была ему крайне необходима. Ее пришлось покупать самому.

Для полноценной жизни требуется 3-4 кресла-коляски.

- Это как обувь, в резиновых сапогах марафон не пробежишь и дома ходить не будешь, - поясняет Василий. - Первая коляска – это комнатная, как домашние тапочки. Вторая – прогулочная, для выезда на улицу, прогулок недалеко от дома в сопровождении еще одного человека, вес ее около 30 кг. Третья – электрическая, управляется джойстиком, вот на ней без труда можно ездить на далекие расстояния, в магазин, поликлинику, в парк. Вес такой коляски от 80 кг и более. Четвертая – активная. Она компактная, легкая, маневренная. На ней можно в спортзал, в вуз, в путешествия, на танцы - короче, везде, где требуется мобильность. Весит она всего 10-20 кг, легко складывается, помещается даже в багажник микролитражки.

 

Здоровый сон - излишество

В июле 2015 года Главное Бюро МСЭ по Вологодской области вернуло в ИПР Василия противопролежневый матрац, но вместо «гелевого» ему прописали «воздушный». Его нужно постоянно держать подключенным к электросети для подкачки воздуха, а это сопровождается гулом компрессора - заснуть при таком шуме сложно. Качеством воздушные матрацы тоже не отличаются: один такой лопнул у Василия за год до окончания срока службы. Его замены пришлось ждать с сентября 2015 по февраль 2016. Естественно, все это время маме Василия приходилось ночью вставать каждый час и помогать сыну перевернуться.

- Одним словом, спать невозможно, - констатирует молодой человек. - 25 декабря 2015 года я вновь подал заявление в МСЭ Бюро №3, где просил прописать в ИПР ширину и глубину сидения кресел-колясок, тип подножек и подлокотников, прорезиненные обода, чтобы руки не скользили и не истирались в кровь, тип спинки, которая настраивается под изгиб спины, и антиопрокидывающее устройство, чтобы не опрокинуться назад.

О колеса первого кресла-коляски, которое выдали Василию, у него от соприкосновения с рельефными шинами стиралась кожа на ладонях.

Чтобы понять, каково это, вспомните, как в детстве вы падали на асфальт, обдирая ладони.

Василий показывает разницу между ободами колес у двух колясок. Вторую (справа) ему пришлось покупать самому.

Но в вологодских бюро МСЭ считают, что такие банальные удобства при кручении колес, как прорезиненные обода, излишни.

Специалисты МСЭ Бюро №3 Череповца и Главного Бюро МСЭ по Вологодской области отказались вписывать в ИПР настраиваемую спинку, прорезиненные обода, тип и диаметр колес, антиопрокидыватель, массу кресел-колясок.

- Я спрашивал, почему не указывают эти параметры. Ответ всегда стандартный – п. 4 Приказа 998н Минсоцзащиты, мол, в нем таких характеристик нет. Но этот приказ эксперты МСЭ трактуют по-своему. Там даны наименования параметров кресел-колясок, но при этом не сказано, что указывать в ИПР можно только их. Об отсутствии каких-либо ограничений говорится и в письме Фонда соцстраха РФ от 29 февраля 2012 г. N 15-03-18/06-2203 п. 3.11, п. 3.12. К тому же действия сотрудников МСЭ противоречат п.1 и п.9 181ФЗ, так как прописанные ими кресла-коляски не дают полной компенсации утраченных функций организма. А в п.3 говорится, что если какой-то пункт этого закона идет вразрез с Конвенцией ООН о правах инвалидов, то приоритет имеют нормы международного права. Значит, если приказ 998н ограничивает меня в передвижениях, то налицо дискриминация по признаку инвалидности, - считает Василий.

Несмотря на то, что законы о правах инвалидов обязательны к исполнению во всех регионах РФ, применяются они по-разному.

- К примеру, моей знакомой из Марий-Эл без каких-либо вопросов указали в ИПР параметры подушки и кресел-колясок. Видимо, в разных государствах живем, - делает вывод череповчанин.

В апреле 2016 года иск Василия, касающийся отказа МСЭ прописывать в его ИПР необходимые детали, рассматривали в Череповецком городском суде. По заявлению в суд вызвали эксперта МСЭ Михаила Доможилова, однако тот не пришел, сославшись на занятость.

- Суд в итоге вынес решение оставить ИПР без изменения, якобы она разработана с учетом состояния моего здоровья.

Василий подал апелляцию в Вологодский областной суд, но снова проиграл. Его даже лишили возможности присутствовать на заседании – повестка не пришла, а о суде ему сообщили телефонным звонком из канцелярии суда накануне вечером, сказав, что судебное заседание назначено на утро следующего дня. Организовать поездку из Череповца до Вологды молодой человек не успел бы.

Что делать в том случае, если на нарушение его прав не обращает внимания даже суд, Василий не знает. Зато он знает, что имеет право не только сидеть в квартире и у подъезда, а гулять, ходить в гости к друзьям, встречаться с ними в кино и кафе. И танцевать.

Часть 1

Часть 2

Продолжение следует.

При поддержке проекта SCOOP Russia — Датско-шведской ассоциации журналистов-расследователей.

Фото: Артем Горшков и личный архив
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика