Вход на сайт

23.01.2014 г.

Как бороться за чистый и красивый город, за его исторические памятники, если местная власть не горит желанием этого делать и ограничивается отписками?

Координатор движения «Красивая Вологда» и член комитета по восстановлению Ковыринского парка Ольга Смирнова считает, что главное - растормошить общественное мнение.

«Сделайте все за нас»

- Ольга, расскажите в двух словах о движении «Красивая Вологда»: что это такое, зачем, какие у него цели, и что уже удалось сделать?

- Мы попытались создать свободное объединение людей, которым небезразличен внешний вид Вологды. Это своеобразная «общественная франшиза»: авторы проекта - активисты движения «Наблюдатели Петербурга». Чтобы стать участником проекта нужно сделать три шага: сфотографировать проблему, через сайт красиваявологда.рф отправить запрос о нарушении и проследить, исправлено или нет. Через независимый сайт можно увидеть всю статистику обращений.

Причем нам бы хотелось развивать не только направления благоустройства, но и градозащитное, в рамках движения «Настоящая Вологда», которое посвящено защите памятников архитектуры. Из акций сделали, например, фотопрогулку по городу, снимали те места, где не убран снег, где висят огромные сосульки. Правда, в этот день было -30 градусов и собралось всего пять человек, но потом оказалось, что «гуляли» не только мы — другие пользователи интернета по дороге на работу, в магазин тоже захватили фотоаппараты и присылали нам свои снимки. Сосулек после этого действительно стало меньше.

Многие участники «Красивой Вологды» поддерживают инициативу по спасению Ковыринского парка, я являюсь одним из членов оргкомитета. Как раз в эту субботу было очередное собрание в городской библиотеке на Панкратова. Ковыринский парк — знаковое место для Вологды, не только потому, что здесь находится единственный сохранившийся в черте города садово-парковый ансамбль дворянской усадьбы. С исторической точки зрения род Засецких, владельцев Ковыринской усадьбы – знаковый для истории Вологды. Именно они создали первую артель по кружевоплетению, откуда и пошел знаменитый промысел. Комитет действует уже несколько лет. Активисты проводят субботники, но этого мало – зеленая зона сокращается, засыпаны три пруда, парк зарастает опасным борщевиком.

- Вот, создали комитет, провели несколько субботников, и как его спасать дальше?

- Мы хотим добиться признания за парком статуса объекта культурного наследия. Сначала обратились по этому поводу напрямую в департамент культуры, но нам сказали: вы принесите результат экспертизы, мы подумаем! То есть — сделайте всю работу сами, за нас.

- Одной из новаторских форм работы стал интернет-сайт «Красивой Вологды», где обращение в органы власти, выполненное с соблюдением всех формальностей, можно написать и распечатать в считанные минуты. Правда, пока запросов ушло в разы больше, чем пришло ответов на них...

- Расчет был на то, что пользователи сами выложат полученные ответы. Кто-то это сделал, кто-то, видимо, не посчитал нужным. Хотя я точно знаю, что горадминистрация следит за публикациями в блогах, особенно накануне выборов, на некоторые пытается реагировать постфактум. Так случилось, что в Радуницу я была на Коцизинском кладбище, и была поражена, что в день православной традиции поминания своих умерших близких не был убран мусор, грязь на основных аллеях непролазная. Я сфотографировала и выложила это в свой блог. Месяца через два после того, как это попало в интернет, администрация города сообщила, что к главе пришла на прием пенсионерка, и по ее просьбе администрация сделала твердое покрытие по основным аллеям кладбища.

Красота и политика

- И все-таки - «Красивая Вологда» пока не очень на слуху. Есть даже ощущение, что за последний год проект, в сравнении с той же «Настоящей Вологдой», немного заглох...

- Такому проекту нужен определенный статус, политический вес, что ли. Простой пример: «Живой журнал» Алексея Навального. По сути, тот же формат блога, но эти записи читает вся страна, они напрямую влияют на политику власти. Движение «Красивый Петербург» смогло набрать некий вес, к ним в городе действительно прислушиваются. Его уже на профессиональной основе на добровольные пожертвования ведет координатор. У нас - пока все-таки нет, хотя по-прежнему есть ощущение, что людям это нужно.

К сожалению, мы мало думаем о безопасности окружающих. Сами ходим по улицам очень осторожно, чтобы та же сосулька не упала на голову, но мало кто задумывается над первопричиной: как сделать так, чтобы этой опасности не было.

Своеобразный пик гражданского активизма мы прошли в 2011-2012 годах, когда создать общественное движение было очень легко. Сейчас наступил следующий этап — нужна механическая работа, анализ вариантов. Это немного скучно, не у всех есть желание. С другой стороны, идеи «Красивой Вологды» прижились. Есть, например, проект «Чистый город» под эгидой городской администрации. Там реализован, по сути, наш принцип: общая карта города с указанием всех «проблемных» мест. Но есть сомнения по поводу их объективности, в том, что они действительно честно покажут каждую проблему. Может, я и ошибаюсь.

- Но в принципе, что плохого в том, что люди работают с администрацией?

- На самом деле все еще проще: этим по умолчанию должен заниматься муниципалитет, которому платят граждане. Человек увидел безобразие, позвонил, рассказал — все, твой гражданский долг выполнен. Но в нашей стране, к сожалению, не так: звонишь в одно место, в другое, в третье — и никакого результата. Что остается? Только привлекать общественное мнение, чтобы сократить дистанцию, сказать: вы хотя бы посмотрите! Может, это мало что меняет, но, по крайней мере, совесть твоя спокойна: что мог, ты сделал.

Отчеты о саранче

- Расскажите о самых ярких примерах отписок чиновников на вашей памяти?

- В основном это связано с градозащитным движением «Настоящая Вологда». Очень интересная позиция была у правоохранительных органов, когда сносили так называемый «дом Жириновского» на проспекте Победы (деревянный дом в охраняемой зоне, начала XX века, прозванный так потому, что в 90-е годы здесь долгое время находилась приемная нынешнего лидера ЛДПР и магазин под его именем — Прим.Ред.) Мы вызывали представителей департамента культуры, вели видеосъемку, зафиксировали, как экскаватор крушил дом. Написали заявление в полицию.

Нам ответили, что собственник дома решил убрал мусор, в ближайшее время будет проходить ремонт, оснований для возбуждения уголовного дела, естественно, нет! В общем, прибрали мусор вместе с домом... Любопытные перлы попадались в переписке по поводу нашумевшего сноса торговых рядов на улице Мира, 12. То, что кирпич XIX века непригоден для реставрации, потому что не соответствует нормам ГОСТа — это действительно нечто новенькое!

- Вы достаточно долго сами проработали в органах власти и наверняка знаете эту «кухню» изнутри. Почему у наших чиновников такое отношение к запросам граждан?

- Мы — дети советского строя, у нас принято, что партия, исполком все решат. Все перемены в нашей жизни происходят сверху, навязывая единственный путь для общества – смиряться и подстраиваться. Мы прошли период, когда объединение людей было уголовным преступлением, генетическая память сохранилась.

Как сохранилось и отношение к обращениям, как синониму доноса. Жалобщик, в таком понимании — такой «нехороший» человек, которому в жизни заняться нечем. Поэтому и желание чиновника - откинуть, отписаться от него, можно красиво, можно — не очень. Но и чиновники связаны такой последовательностью действий, которые не решают проблему.

Знаете историю о том, как русский поэт Александр Сергеевич Пушкин одно время состоял на госслужбе? Свой отчет о нашествии саранчи он иронически написал в стихах: «Саранча летела, летела и села; сидела, сидела, все съела и вновь улетела». Так вот, наши чиновники в большинстве своем занимаются написанием отчетов о саранче. Не так образно, конечно, но суть примерно та же.

Автор: 
Gorodche.ru
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика