Из новейшей истории вологодского бизнеса

20.02.2016 [БлогоVO]
Не претендуя на исследовательские лавры, я решил дать в вольном пересказе историю одного вологодского предпринимателя, надеясь, что против историзма не погрешу, хотя образ предпринимателя, как и иных действующих в этом повествовании лиц, собирательный.

1. Свиней по осени считают

Все начиналось с поросят. Горбачев тогда объявил решительную борьбу с нетрудовыми доходами. На местах решение ЦК "углубили" и повели борьбу с домашней живностью и ее хозяевами. Держать на дворе поросят стало опасно: могли заподозрить в извлечении нетрудовых доходов, то есть кормлении скота печеным хлебом, и привлечь к административной ответственности. Дешевого хлеба в магазинах было предостаточно, а вот мяса - в редкость.

Друга моего звали в городе Свинопасом. Был он юн, высок, худ. По району своему ходил в окружении хрюкающей, визжащей хвостатой братии, жиреющей, не в пример хозяину, на глазах. Бывало, и на танцы в парк приходил в сопровождении поросенка. Такой толковый и бойкий был поросенок Кузя. На потеху молодежи на задних ногах вытанцовывал.

Жил Вадька в бараке, а в сарайке жили его питомцы, числом до пяти голов.

Днем Вадька выпускал на вольный воздух свою кастрированную братию, среди которых один Кузя каким-то чудом избежал печальной участи и остался при нетронутых мужских достоинствах. Целыми днями поросята хрюкали в зарослях лопухов или валялись в большой, с густой грязью луже, Однажды приехал в город отпускник из Северодвинска, Вадькин землячок, известный ранее среди местной шпаны под кличкой Бугор. На земляке был богатый клетчатый костюм, шикарная фетровая шляпа, лакированные туфли. Бугор пил во дворе с Вадькиными соседями дорогой коньяк, хвастал большими деньгами, силой своей немереной, вызывал каждого прохожего бороться.

- Ты вон Вадькиного поросенка Кузю побори, - сказал ему кто-то догадливый. - Тогда мы в твою силу поверим.

А Кузя в ту пору уже весу более центнера набрал. Пятаком своим, бывало, мешок с картошкой подденет и вверх выбросит, словно это мешок с опилками. Бугор же дозу на грудь изрядную принял. Ему все равно, с кем силой меряться. С Кузьмой так с Кузьмой, с поросенком так с поросенком. Вышли они, как заправские борцы, на лужок, сошлись в схватке. Болельщиков набежало! Кричат, свистят, улюлюкают. Пытается Бугор Кузю за талию ухватить да через себя кинуть, а не тут-то было. Талия у Кузи неохватная. В свою очередь Кузя изловчится, Бугра подденет пятаком и на луг бросит. Упетался Бугор так, что без чувств на лугу уснул. Кузя его пятаком закатил в свою любимую лужу и вместе с соперником улегся принимать грязевую ванну.

Ткнет Кузьма рылом товарища:
Хрю-хрю, - говорит, - видишь, какая у меня лужа славная? Где еще такую лужу найдешь? У вас в Северодвинске всяко таких луж нет...
А, мать-перемать. Пошел к едрене-фене, - сквозь сон бормочет Бугор.

А тут ночью крик заполошный: барак их пылает свечой. Вадька - в сарай к свиньям. Пока с поросятами возился, все имущество сгорело дотла. Куда идти? Куда поросят деть? Квартиры им не дают, в общагу гонят. Начальство не принимает, всюду от ворот поворот. Кто таков? Вадим Сомов. Не знаем такого. Одно слово - Свинопас...

Хороший человек нашелся, присоветовал молодым как быть. Поставил Вадька на пепелище палатку, выставил плакат: "3десь живет советский рабочий Вадим Сомов с семьей" и стал жить по всем правилам советского общежития.
В тот же день милиции нагрянула: "По какому такому праву?" А прописан я здесь, - отвечает Вадька. - Вот паспорт мой: улица Приболотная, дом 5, кв. 3.
 
На третий или четвертый день квартиру дали. Наверное, потому как в городе объявился иностранный корреспондент из "Вашингтон пост". Долго ли до мирового скандала?
 
Только вот свиньи остались бездомными. Опять выручил товарищ: дал ключи от подвала. Только одно нехорошо. Над по залом - магазин скобяных изделий. Так что пришлось Вадькиным свиньям перейти на нелегальное положение.

Однажды приходит Вадька с пойлом к подвалу и видит кругом милицейское оцепление в полном вооружении. Народу любопытного толпа.

- Чего случилось! - спрашивает Вадька у бабки, тревожась.

- Банду сичас брать станут. В подвале этошном шайка скрывается. Шайку ту уборщица магазинная обнаружила. Придет вечером уборку делать - слышит, внизу кажный раз пьяные скандалят. Кажной раз до поросячьего визга напьются! А вонища-то, говорит...

Тут один кувалдой двери вышиб, и милиционеры в бронежилетах с автоматами повалили напористо вниз. Вадька бросился было за ними, но его оттолкнули из оцепления:

- Куда, дурак, пулю схлопочешь!

Свинство Вадька сдал на комбинат. Уплатил штраф, на оставшуюся выручку купил "жигуленка", который по возрасту был немногим моложе самого владельца.

- Смотри, что делается! - возмущались новые соседи. - Вадька Свинопас на тачке разъезжает как порядочный.

У машины каждую ночь кололи колеса. Все.

Старая соседка с пятого этажа, завидев подъезжающего к дому Вадьку, кричала:
- Лешой, сотона! Не ставь машину у дома. У меня голова от ейного угару болит!

По радио вещали о перестройке. Начинался новый этап предпринимательской деятельности Вадима Сомова, вчерашнего свинопаса.
 
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика