Мольская волость

16.12.2015 [БлогоVO]



Ещё в самом начале лета мы повторно посетили вологодский край, а именно так понравившиеся нам в прошлый раз колоритные деревни с исторической застройкой и величественные местные храмы. Сегодня, в продолжение рассказа о том путешествии, я поведаю об одной покинутой жителями деревеньке с домами, стилистически характерными для крестьянского жилища Русского Севера, конца XIX века. А на краю бывшего села мы осмотрим массивные руины заброшенной церкви, больше напоминающие некую крепость, чем культовую постройку.



Итак, выехав из Нутренского улусца (на вернем фото) и двигаясь в сторону Вологды, до которой было 130 км, через №-ое количество времени мы пересекаем границу современного Сокольского района и оказываемся на территории бывшей Мольской волости Тотемского уезда. Там, неспешно передвигаясь по ухабистым дорогам, среди густых зелёных зарослей случайно заприметили крыши приземистых, как нам показалось, сельских избушек. Лишь подойдя вплотную, мы поняли, что это не дома приземистые (они-то как раз все на подклете стоят), а трава с метра полтора высотою.




Первый дом, типичный представитель сельской избы Русского Севера, оказался жилым. Впрочем последнего обитателя этой деревни мы не застали. Жаль. Было бы о чём поспрашивать. А наша так легко начавшаяся прогулка по скошенной траве оборвалась сразу же за поворотом — буйная растительность, почувствовав волю, не только скрыла под собою деревенские улочки, но и вплотную обступила каждый дом, тем самым сильно затруднив передвижение.




И где же мы? Как выяснилось позже, оказались мы в бывшем сельце Покровском, что на реке Моле, впервые упоминаемом в 1623 г. (в письменном виде). Вновь неведомая дорожка занесла нас в русскую деревню, насчитывающую почти что четырёхвековую историю. Увы, и сия вологодская деревенька разделила участь тысяч других таких же, вымерших за последнюю четверть века, деревень.




Из писцовой книги (1623 г.) известно, что уже тогда в селе была деревянная церковь, «двор попа, да 4 кельи и 7 дворов крестьянских». Многолюдностью поселения в то время не отличались и, как я рассказывал в предыдущих отчётах, здесь также был куст из трёх-четырёх десятков деревень, расположившихся вдоль рек Лаповицы и Комовильницы, Долгуш и Корбыш. Большинство из рек в наше время настолько обмельчали, что их или вовсе не заметишь или примешь за ручеёк. Ну, а наше село раскинулось вдоль берега реки Молы, давшей название волости. Кстати, первое упоминание о реке Моле встречается в жалованной грамоте 1541 г. Гидроним имеет несколько трактовок, но наиболее вероятная версия связана с финским malo — «край, бок, берег» или карельским «низкая вода». Как известно, здешние земли до прихода сюда в X-XI вв. славян населяли угро-финские племена.




Мы тем временем передвигаемся по деревенской улице, полностью поглощённой зарослями различных соцветий. И, как обычно в таких местах, с учащённым сердцебиением: у меня от восторга, у Кати — от страха. Ибо в исчезающих старинных поселениях всегда своя непередаваемая атмосфера, ради которой, собственно, мы и посещаем заброшенные места. А не ради монеток и антиквариата.




Казалось бы отчего и чему здесь восторгаться? Все эти хоть внешне и простые, но в тоже время суровые, ещё крепкие избы; со всех сторон подступившие "лесные джунгли"; тишина и ощущение ушедших веков, а вместе с ними и жизни — всё это создаёт особый и незабываемый колорит. А когда подует Стрибог (славянский бог ветра) и нагонит Перуновы тучи,то бесчисленное количество мурашек пробегают по всему телу. Вдвоём с трусливой Катей — что больше может заставить мандражировать в таком месте да под грохочущим небесводом. Особенно, когда заходишь внутрь умерших домов.




Ещё один представитель крестьянской избы Русского Севера — дом-пятистенок на высоком подклете. Подклет делался для облегчения доступа в избу во время зимы, когда на улице лежит толстым слоем снег и во дворе набираются груды навоза. К тому же подклет использовался как помещение для склада различного не шибко ценного имущества, для хранения продуктов и, наконец, для мелкого скота.




А вот и долгожданные Перуновы тучи, набежавшие для придания более острых ощущений.




Дверка, ведущая в хлев.




Ещё один примечательный дом северного типа — изба-пятистенка и изба-зимовка, расположенная на первом этаже с могучей печью. Кстати, это оказался единственный в деревне дом с резьбой на угловых лопатках и карнизе. Здесь также хозяйственная часть вместе с жилой под одной крышей, с небольшой светёлкой на ней. Зимняя жилая часть соседствует с зимним загоном для животинок (там, где нет окон; точнее где оно одно — волоковое).




Дом крепок и в наши дни. Ему ещё лет сто простоять, при должном уходе.




Ради разнообразия заглянем внутрь. Конечно же всё самое нужное и ценное добро или увезли с собою последние жильцы или растащили местные из соседних деревень. Пройдя из сеней, первой нас встречает небольшого размера печка.




Пока быстренько окидываем взглядом интерьер, вернёмся к истории здешнего края.




Мольская волость, расположенная на берегах pек Вотчи и Молы, в рамках Тотемского уезда была одной из самых крупных. Располагалась она в 80-100 верстах от Тотьмы, на краю Вологодской губернии. На её территории было два погоста Никольский и Покровский, второй мы посетим чуть позже. Как известно, эти земли были заселены задолго до прихода сюда новгородских словен. Например, соседняя деревня именовалась «Чуцкой ям» — из языка финно-угорского племени «чудь». Сейчас она носит обрусевшее название Чучково. По переписи 1628 г. в волости упоминается 57 деревень (правда, деревня могла состоять всего из 2-3 дворов); к началу XX века — более 80 деревень. Располагались они весьма плотно ("куст"); большей частью группировались вдоль тракта Вологда - Тотьма.






Население Мольской волости до начала XVIII века относилось к черносошным крестьянам, которые в конце правления Петра I стали именоваться государственными и считались лично свободными, хотя и прикреплёнными к земле. Полагалось, что такая категория крестьян жила преимущественно на малоосвоенных окраинах страны с суровым климатом. Тем не менее это не освобождало их от налогов в денежной и натуральной форме. Также крестьяне были обязаны вносить деньги на земские нужды, подушную подать и отбывать другие повинности.




Наконец-то мы увидели такую огромную горловину печи, куда даже я весь бы поместился. Неудивительно, что в позапрошлом веке туда спокойно заталкивали маленьких детей... помыться. Мы как раз спустились на первый этаж и находимся в зимней избе, с низким потолком и по соседству с хлевом.






Советская власть установилась в этом краю относительно спокойно, без волнений. В марте 1918 г. был образован Мольский исполнительный комитет — первый орган новой власти. В каждой деревне были созданы комитеты деревенской бедноты. После окончания гражданской войны главной задачей местных органов стало восстановление сельского хозяйства. Первый кооператив образовался в той самой деревне Чучково. Кроме торговли на общественных началах кооператив приступил к строительству электростанции и водяной мельницы, благодаря которым были освещены многие деревни бывшей волости.




Закончив бродить по скрипучим деревянным полам, покидаем сей дом.




С трудом прокладывая себе тропу, ещё немного побродили средь покинутых домов.




До некоторых так и не дошли. Продираться через траву, оплетающую ноги и затрудняющую каждый шаг, занятие не из лёгких.




В волости имелось две церкви — Мольско–Троицкая и Николаевская. Мы стоим напротив первой.




Словно небольшая крепость выглядела здешняя церковь в 1997 г. (фото У. Брумфилда) В клировой ведомости за 1910 г. так описывается здешний храм: «Церковь построена в котором году неизвестно, тщанием прихожан. Каменная, двухэтажная в одной связи с колокольнею... в 1869 г. по обе стороны главного храма устроены два каменные двухэтажные придела. Колокольня прикладена к храму в 1879 г., храм и при нём место для приходского кладбища обнесены каменной оградою... Жалование положено: первому священнику 141 руб. 12 коп., второму 105 руб. 84 коп., диакону не положено... Кружечных доходов за 1910 г. 558 руб. 50 коп. Другие источники: за славы - Пасхальную, Рождественскую, Крещенскую и Покровскую на весь причт получено 280 руб., от сборов в Петров пост и осенью получено за масло 12 руб. 50 коп, а за лён 35 руб., руга не собирается, за крещение младенцев и погребение умерших платы не положено».




Сегодня руины церкви, несмотря на хаотичность нагромождения различных объёмов (приделов), по-прежнему напоминают крепость. Итак, перед нами — церковь Покрова Богородицы, построенная в конце XVIII в. (предположительно 1790 г.), также именовалась Мольской-Троицкой (по главному престолу Святой Троицы). Примечательно, что престолов в храме было целых семь. Масштабность церкви, точнее её "разрастание" объясняется как плотностью населения на небольшой территории, так и дороговизной строительного материала. Край-то лесной. Так что в здешний приход стекались со всей округи и количество прихожан насчитывалось более 6000 душ (1910 г.).




Покровская церковь считается самой западной представительницей архитектуры «тотемского стиля». На её стенах ещё можно различить замысловатые узоры — картуши.




Стена придела больше напоминает фасад то ли усадебного дома, то ли общественного городского здания.




Помню этот момент — ощущения словно ты в заброшенном городе. К тому же страшно парило, но дождь так и не пошёл. Точнее он был, но гораздо позже, застав нас уже на обратном пути.




Весьма забавный факт: в 1925 г. в здании бывшей церкви располагалась больница на 25 коек. Напротив храмового комплекса расположено двухэтажное кирпичное здание неизвестного мне назначения (как пишут, служило зданием приюта для сиротствующих прихожан).




Сложно поверить, но этот не иначе как дом-башня, есть нижние ярусы колокольни. Поражают не только размеры, но и толщина стен.




Без преувеличения она составляет два метра. Остаётся лишь догадываться, для чего необходимо было строить эту оборонительную башню.




Рядом с храмом расположены руины (фотографировать не стали) кирпичного амбара, служившего для «сыпки сборного с прихожан хлеба». Был ещё рядышком, да не дожил, деревянный дом церковно-приходской школы (на 28 мальчиков и 10 девочек), 1900 года постройки. Находилось здесь и Мольское министерское одноклассное училище (на 56 мальчиков и 12 девочек). Кроме того приходу принадлежал «деревянный одноэтажный с холодным мезонином дом для помещения церковных сторожей в небогослужбное время, 8 открытых с навесом деревянных лавок для торговли».




А под конец прогулки, оценив предстоящий путь в столицу, длиною в 570 км, приняли решение подкрепиться. Как раз возле церковных руин на глаза нам попалась целая поляна сочной земляники, которую мы и поглощали минут десять. Будучи дома я понял, что росла тамошняя ягода на месте церковного кладбища. Ну что ж, приобщились к мольским корням, так сказать. Точнее к корням местных жителей.




Продолжение следует...

При создании поста использован материал следующих сайтов:
- "Православные приходы и монастыри Севера"
- А. Камкин "Общественная жизнь северной деревни XVII века" 
- оф.сайт "Сокольский район"
- А. Кузнецов "Словарь гидронимов Вологодской области"
фотоархив У.К. Брумфилда

Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика