Кириллов, часть 2. Успенский собор, архитектура

17.10.2015 [БлогоVO]



Успенский собор Кирилло-Белозерского монастыря был построен в 1497 году приглашенной ростовской артелью. Это был уже третий построенный ими каменный храм в Белозерском краю. Первым был уничтоженный в 20 веке Преображенский собор Спасо-Каменного монастыря на Кубенском озере, построенный в 1481 году. Вторым стал собор Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря 1490 года.





Преображенский собор Спасо-Каменного монастыря. Реконструкция.

Собор Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря. Реконструкция.
(Автор реконструкций С. С. Подъяпольский.)

Успенский собор изначально был больше своих предшественников. Со временем же он оброс таким количеством всевозможных пристроек, что превратился в подобие сказочного города со множеством башенок и куполов.



Тем не менее здание древнего собора все еще видно между наслоениями последующих столетий. Позднюю кровлю и высокую грушевидную главу здесь также не стали удалять при реставрации, хотя они и не вяжутся с самим зданием. Однако без них старый купол потерялся бы между высоких барочных зданий, окружающих собор.









Белозерские храмы конца 15 века имеют общие архитектурные черты. Это произведения архитектурной школы Ростова, в епархию которого входили эти земли. Ко времени строительства храма в Кириллове уже полным ходом шла перестройка Московского Кремля - столица обзаводилась новыми постройками, привнесшими в русскую архитектуру композиционные и декоративные приемы итальянского Ренессанса. Ростовская же архитектура представляла собой продолжение доитальянской традиции архитектуры Москвы. В ее постройках закономерно присутствуют черты, характерные для раннемосковских соборов конца XIV - первой трети XV века, и вместе с тем есть не менее характерные отличия от них, показывающие дальнейшее развитие местной традиции, еще не затронутой итальянским влиянием.

Белозерские храмы выстроены из кирпича, а не из белого камня. Белокаменными остались только перспективные порталы, сохранившие раннемосковскую килевидную форму завершения и дыньки на колонках.







Южный портал Успенского собора Кириллова.



Южный портал Воскресенского собора в Волоколамске, 1480-е годы.



Северный портал Успенского собора в Звенигороде, около 1399 года.

Орнаментальные пояса, в раннем 15 веке делившие фасады посередине их высоты, теперь поднялись выше под самые закомары и стали отделять их тимпаны от плоскостей прясел. В редких случаях орнамент заходит и внутрь самих закомар - таким образом выделен западный фасад собора Ферапонтова. В отличие от ранней Москвы здесь орнаменты сделаны из терракоты, а не из камня - после реставрации Кириллова их коричневый глиняный цвет выделяется на фоне беленых стен.







Изменился и состав орнаментов. Помимо растительных мотивов появились ряды балясин - таких же как на Духовской церкви Троице-Сергиевой Лавры. Этот построенный псковичами храм вообще представляет хорошую аналогию ростово-белозерским памятникам. У него орнаментальный пояс также поднят почти под самые закомары.

Интересно появление зооморфных мотивов, таких как украшенный фигурами коней цоколь собора Ферапонтова монастыря. Зооморфный орнамент отсутствовал на раннемосковских храмах. С другой стороны бросается в глаза обилие поясков бегунца и поребрика, не то чтобы являющихся исключительной прерогативой Новгорода и Пскова, но придающих местной архитектуре особый немосковский оттенок. В соборе Кириллова и других белозерских храмах иначе решены окна, имеющие ступенчатые перекрытия, созданные выступающими рядами кирпича.



Орнаментальный пояс Успенского собора на Городке в Звенигороде, около 1399 года.



Орнаментальный пояс Воскресенского собора в Волоколамске, 1480-е годы.



Орнаментальный пояс Духовской церкви Троице-Сергиевой Лавры, 1476 год.






Орнаментальный пояс в нижней части фасадов собора Ферапонтова монастыря.



Западный фасад собора Ферапонтова монастыря.



Восстановленные при реставрации оконные проемы собора Ферапонтова монастыря.



Окна в барабане Успенского собора Кириллова.

Общая объемно-пространственная композиция Успенского собора также выдает преемственность с раннемосковскими храмами. Заметен сильный сдвиг купола к востоку, позволяющий расширить западную часть храма. Внешние членения стен и расположение закомар никак не соответствуют истинной конструкции здания.






Северный фасад Троицкого собора Троице-Сергиевой Лавры, 1422-1223 годы.

Вместе с тем, храм имеет просторный, производящий сильное впечатление интерьер. У него, как и у собора Ферапонтова, повышенные подпружные арки, создающие вместе со сводами ступенчатую композицию, поднимающуюся к основанию купола.



И своды и арки имеют значительную ширину, опираясь на достаточно аморфные квадратные в сечении столбы без какой-либо профилировки. Пространство Успенского собора оказывается больше и значительнее интерьеров некоторых более поздних соборов 16 века, в частности виденного нами в этом году собора Успенского монастыря в Старице 1530-х годов, где своды и арки узкие, и над пространством превалирует каменная масса стен и карнизов.



Северо-западный столб Успенского собора с прикладками 18 века (выделяются швами и более поздней живописью).

В описании структуры Успенского собора Кириллова нетрудно угадать близость к Троицкому собору Троице-Сергиева монастыря. Анализируя летописное известие о возведении собора в Кириллове, С. С. Подъяпольский даже приходит к мысли о прямом копировании Троицкого образца с увеличением размеров храма на одну сажень по длине и ширине - размеры строящегося храма были тщательно указаны в местном летописце. Действительно, перечисленные особенности структуры Успенского собора отличают храм от других произведений ростово-белозерской школы. Соборы Спасо-Каменного и Ферапонтова монастырей были возведены на подклетах и оба имели по два купола - центральный и над устроенным в диаконнике приделом.

У собора в Кириллове подклета как и в архитектуре начала 15 века нет, не было и второй малой главы. Успенский собор прервал типологический ряд местного строительства скорее всего именно из-за желания повторить конкретный чтимый образец.



Троицкий собор Троице-Сергиева монастыря, 1422-23 годы.



Макет-реконструкция Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря.



Собор Саввино-Сторожеского монастыря в Звенигороде. Система оформления кровли храма кокошниками в московской архитектуре начала 15 века.


Лишь на реконструкции С. С. Подъяпольского можно увидеть особый принцип устройства кровли Успенского собора, который затем был повторен во всех остальных церквях монастыря. Повышенная система подпружных арок требовала устройства ступенчатой кровли с дополнительными ярусами кокошников. В раннемосковской архитектуре дело ограничивалось венцом кокошников в основании барабана и дополнительными диагональными кокошниками среднего яруса. Здесь же была создана законченная регулярная система из трех рядов кокошников (закомар в собственном смысле слова тут нет, так как они не соответствуют сводам).

Совершенно замечательной чертой является загиб боковых закомар восточного фасада, благодаря которому восточная часть храма приобретает обтекаемую форму, лишенную геометрической четкости. Эта черта, вкупе с прихотливым изгибом поздней кровли, придает собору то особое модерновое звучание, которое было конечно чуждо настоящей древнерусской архитектуре.








Эх, вернуть бы ему все-таки позакомарное покрытие!

Источник: vash_alex
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика