Цена Победы. Попытка нового взгляда на потери РККА. Часть третья

08.05.2015 [БлогоVO]

Часть первая

Часть вторая

ВСЮ ПРАВДУ ЗНАЕТ ТОЛЬКО НАРОД. Пожар на складе.

Еще раз -  согласно ОФИЦИАЛЬНОЙ  статистике  на фронте погибло 11 процентов населения  Вологодской области, а в тылу - 17,7%. При этом следует иметь в виду, что по причине преклонного возраста (к таковым статистики из НКВД причисляли всех скончавшихся в возрасте старше 65 лет) умерло не более 7 процентов гражданского населения.

На самом деле, я полагаю, это просто переброска не вернувшихся с фронта, сгинувших без следа, в графу потерь.Так при пожаре на складе проворовавшийся бездарный кладовщик списывает украденное и сгинувшее от бездарного хранения на пожар. Дескать, стихийное бедствие, кладовщик тут ни при чем. Если же при пожаре не сгорели все ведомости, то при проверке одного отдела  склада можно прикинуть  масштабы приписок.

Помните - по данным Никольского райвоенкомата числилось погибших 3 447 погибших на фронтах ВОВ.  А из района было  мобилизовано 11 066 человек, т.е. 20 % населения. Получается, по официальным сталинско-хрущевским  подсчетам на фронте погибло 6,2 % населения района.

Когда стала создаваться Книга Памяти, военкоматовские по сусекам поскребли, и стало 5 146 погибших на фронтах, то есть около 10 %, что примерно соответствует 20 миллионам на уровне Советского Союза.

Но это время - 1990 год - было тем кратким периодом, когда и архивы были  наиболее открыты, и были живы братья и сестры, вдовы и даже родители тех, кто ушел на фронт.  Списки из будущей Книги Памяти публиковались в районной газете «Авангард». Даже один номер газеты, попавший в деревню, вызывал обсуждение и тщательную ревизию.

- А чего это моего нет?

Или – наоборот. Приходил в сельсовет, в редакцию газеты или в райвоенкомат человек – А чего это вы меня числите в погибших? Вот он я! Или дети ветерана говорили - Тятя то наш, слава Богу, с войны пришел, и в колхозе сколь годов робил, уж при Брежневе схоронили.

Таких - вернувшихся с войны,но числившихся в погибших, в Никольском районе было только 11, но они были, и наглядно показывают, как велся учет ветеранов. И после этого, поистине всенародного обсуждения, и появилась цифра 7 175 человек (в начале исследования в райвоенкоматебыло только 3 447 учетных карточек на погибших) То есть число погибших увеличилось вдвое!

По данным Книги Памяти  (Вологда, 1993 год) погибло 7 175 человек. (7 169). 13 % населения  или 65 % призванных.

Для сравнения: по данным военных архивов из Дедовичского района Псковской области, перед войной и в ходе ее призваны 6203 человека. На фронтах погибло и пропало без вести 3 893 человека, в том числе пропало без вести 1425 человек. В боях погибло 413 партизан. То есть из числа призванных погибло и пропало без вести почти 63%.

Создатели Книги Памяти Чувашской республики приводят совершенно поразительный факт – в Мариинско-Посадском и Ибресинском районах погибло более 76% мобилизованных. В Батыревском и Вурнарском районах – более 70%. Люди как в чёрную бездну шагнули.

Липецкая область. 246 648 липчан воевало на фронтах Великой Отечественной войны. Погибло 131 269 человек. (53 % призваных)

И везде – почти одно и то же соотношение. Как только подсчет идет на областном уровне, в городах, цифра потерь около 50 % от призванных, как только начинают считать селяне, где поименно помнят каждого невернувшегося с войны, цифра взлетает до 65-70 %.

Так и пишут:

Средний показатель безвозвратных людских потерь от числа призванных в сельских районах составляет70%, в городах – 48,9%, что говорит о жертвенном подвиге населения Куйбышевской области.

И не замечают несуразности - что, жертвенный подвиг горожан был пожиже, чем жителей сельских районов? Или немецкие артиллеристы за километр определяли – вот идут колхозники! А пуля-дура огибала жителя города, что бы ударить в селянина?

Череповец - население - примерно 30 тыс. человек. Погибло 4 097 человек. 13,7 %  населения.

А вот Вологда дает уже ДРУГОЕ соотношение. Согласно нынешним цифрам погибло 8,9 % уроженцев Вологды. Не потому, что вологжане отсиживались в тылу, и пили пайковую водку в блиндажах, пока селяне с винтовкой наперевес шли в атаку.  А потому, что после войны документы почистили, и получилось, что из 95 тыс. жителей  Вологды погибло - 8 379 тысяч.

Но! Это НЕПОЛНЫЕ  данные...  НЕИЗВЕСТНО общее число  вологжан, мобилизованных в годы войны, а так же число вологжан уже находившихся в рядах РККА, войск НКВД и Флота на 22.06.41. Множество документов (часть подлинных извещений о гибели военнослужащих были уничтожены)

Вот так - ни одна бомба не упала на Вологду, а документы пропали, уничтожены! Объяснение – в ходе реорганизации военкоматов.В 90-е годы мне рассказывал сотрудник Вологодского горвоенкомата, как производилась эта реорганизация - в железной бочке, предварительно плеснув бензина, тщательно помешивая документы железным прутом.

И так – по всей стране. Л.Н. Лопуховский свидетельствует - в деле 93-й гвардейской стрелковой дивизии за июль 1943 года в Центральном архиве Министерства обороны (ЦАМО) «отсутствуют данные о потерях дивизии за 10, 11, 12 и 14 июля. Соответствующие листы из дела изъяты, а нумерация исправлена»

Заповедник  советской статистики.

Перед войной в Казахстане проживали 6,338 млн человек. Участниками боевых действий стали 1,366 млн человек или 21,6%. Безвозвратные потери - 601 029. 44% от призваных. Или 9,5 % от населения.

А вот этого уже не может быть. Ладно, если бы только процент погибших от населения не соответствовал. А вот процент погибших от призванных как оказался меньше? А очень просто - в Казахстане из 95 запланированых томов Книги Памяти было издано – 74.  

А вот поисково-издательское агентство «Книга Памяти Украины» выпустило около 400 томов «Книги Памяти Украины», в которой упомянуты более 10 миллионов украинцев, погибших в годы Великой Отечественной войны. Официальная же статистика называет только 1 млн. 377,4 тыс. погибших воинов украинцев.

Это беспамятство готовилось давно.

Официально до октября 1941 красноармейцы и младшие командиры (сержанты) не имели документов, удостоверяющих личность. На фронте многие из них не имели до июня-июля 1942, а в тыловых округах и гораздо позднее. Красноармейская книжка, как основной документ, была введена приказом НКО № 171 от 20.04.1940 , но п.7 этого приказа в действующей армии она была отменена.  При выходе части на театр военных действий книжка должна была сдаваться через командира в штаб, а затем в архив местных органов военного управления. Взамен книжки выдавался медальон с краткими сведениями о военнослужащем.

С началом войны 22 июня 1941 года сложилась ситуация, когда на фронте миллионы красноармейцев и младших командиров не имели документов. А «смертный медальон» был только  у одного из десяти...Так и хоронили безымянными, безвестными.

Я взял статистику из Книги Памяти Кич-Городецкого района по Патраковым, (фамилия моего деда), соответственно, многие из них, если не все, приходятся мне родственниками.

На 15 погибших воинов с фамилией Патраков, место захоронения которых известно, приходится 49 Патраковых, которые безвестно сгинули. То есть - из 64 человек с родной для меня фамилией, которых держава призвала под ружьё, безвестно потеряли 49?  

Где лежат их косточки?  Безвестно сваленные в яму, называемую братской могилой, просто на поверхности земли, как и сейчас наблюдается во Ржеве и Санкт-Петербурге в черте города…








Сталинский режим, запросто уничтожавший миллионы своих граждан в мирное время, во время войны не удосужился не то что похоронить павших бойцов, но даже пересчитать, и погрешность в подсчётах потерь - несколько миллионов человек.

Если немцы не бежали или не оказывались в окружении, то они хоронили погибших в индивидуальных могилах. Ставили крест, записывали дату смерти, фамилию, имя и номер воинской части.


У каждого военнослужащего был нательный медальон, который состоял из двух половинок с выбитой на них одинаковой информацией: номер знака, сокращенное наименование войсковой части и группа крови. Обе половины медальона могли легко отламываться друг от друга.

При захоронении погибшего одна половина отсылалась вместе с донесением о потерях, другая - оставалась на теле погибшего. В каждой войсковой части велись точные списки личных опознавательных знаков. Их копии переправлялись в Берлинское бюро по учету военных потерь.
У нас и в тылу  -  общая  могила. (Кладбище Дитятьево, близ Молочного).

Писатель Виктор Астафьев ещё в 1987 году сказал: «…советская военщина – самая оголтелая, самая трусливая, самая подлая, самая тупая из всех, какие были до неё на свете. Это она “победила” 1:10!.. Сколько потеряли народа в войну-то? Знаете ведь и помните. Страшно называть истинную цифру, правда? Если назвать, то вместо парадного картуза надо надевать схиму, становиться в День Победы на колени посреди России и просить у своего народа прощение за бездарно “выигранную” войну, в которой врага завалили трупами, утопили в русской крови. Не случайно ведь в Подольске, в архиве, один из главных пунктов "правил" гласит: “Не выписывать компрометирующих сведений о командирах Совармии”» («Новая газета», №30-31 от 27 марта 2015 г.)

Источник: Павел Шабанов
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика