Не долго музыка играла ...

14.03.2015 [БлогоVO]


В Вологде продолжают уничтожать деревянные дома. Этот на Предтеченской, 44 (в самом центре) был признан якобы аварийным. По словам местного жителя им специально вырубали свет и прочее, и через суд добились нужного решения, чтобы выписать их... 



Сносят дореволюционный дом Александра Александровича Семёнова-Девяткова, (2 половина XIX в.) в 1961 году. Ул.Менжинского (Предтеченская) 44:

Характерный для Вологды дом второй половины XIX века, современный вид приобрел после двух реконструкций-ремонтов. Конструкция постройки – венчатая, с перевязкой «в обло» на 1 этаже – наиболее старая часть дома; с перевязкой «в лапу» на 2 этаже – надстроено в 1939 году.. В плане дом прямоугольный, с лестничными клетками, пристроенными к боковому и заднему фасадам в 60-е годы. Ещё в 1961 году 1 этаж был украшен угловыми пилястрами, пышными наличниками окон, в которых сочеталась пропильная и объемная резьба, на главном фасаде – декоративный аттик с арочным чердачным окном.Градостроительное значение: здание является важным элементом, формирующим фронт улицы в исторической среде города. Особое же значение он имеет как элемент ансамбля улицы Предтеченской, по масштабу и членениям прекрасно сочетающийся с соседними домами и составляющий неотъемлемую часть общего облика улицы.

Это сносят дом из списка по сносу исторической застройки Вологды. В 2013 году ходили с представителями администрации города (от Союза архитеторов было двое и двое от "Настоящей Вологды") смотрели дома, нам обещали эти в центре сохранить. Даже были представители проектировщиков для будущих проектов ремонта.

На Предтеченской улице это уже второй. Улица Предтеченская №73 (Уже снесен):
Пример раннего типа вологодского дома. Конструкция постройки – венчатая, с перевязкой «в лапу», без обшивки тесом. В плане дом прямоугольный, с прирубкой небольших сеней со стороны юго- западного фасада и хозяйственным прирубом к заднему фасаду. Единственным украшением бревенчатых стен постройки являются оконные наличники и широкий развитой карниз, украшенный резным фризом и подзором, сохранились также изначальные двери с объемной резьбой геометрического рисунка. Интерес представляет также удачное сочетание бревенчатого сруба дома с карнизом с тонкой резьбой. Внутри дом по первому и второму этажам разделен продольной стеной на две равные половины, планировка второго этажа повторяет планировку первого этажа. Играет существенную роль в формировании ансамбля улицы, как представитель подлинной исторической застройки, масштабом и членениям составляет неотъемлемую часть общего облика улицы.




Вчера "Настоящая Вологда" писала: Несколько часов назад остановлен снос дома Александра Александровича Семёнова-Девяткова, (2 половина XIX в.) по Предтеченской, 44. Один из шести приговоренных к сносу в 2013 году. тогда эти дома Департамент культуры признал обладающими признаками ОКН, и город согласился их не сносить.

Никаких разрешительных документов на снос у работников нет. кроме того, разрушение дома происходило с нарушением норм безопасности. На месте находится наряд полиции.


Но и сегодня у дома стоит техника... ВРЕМЯ ЗВОНИТЬ В ПОЛИЦИЮ. ЧЕМ БОЛЬШЕ - ТЕМ ЛУЧШЕ.

Вот мне интересно почему - почему власти города и области не поддерживают горожан желающих сохранить лицо родного города? Любовь к малой родине, краеведение, патриотизм (наконец) - такие близкие понятия.
Говорят об уроках патриотизма в школе и сносят историческую застройку, которая вместе с памятниками архитектуры и создает то, что позволяет горожанам считать себя именно вологжанами. Правая рука не знает, что делает левая?

Основные мировые тренды (сейчас нам не указ?):

Подходы к определению понятия «культурное и историческое наследие» за последние десять лет были существенно пересмотрены как наиболее развитыми странами мира, так и международными организациями (прежде всего ЮНЕСКО), в компетенцию которых входят вопросы охраны исторического и культурного наследия. Если раньше охрана культурного и исторического наследия сводилась к охране отдельных выдающихся материальных памятников, то новые подходы к определению понятия культурного и исторического наследия и его охране предполагают:
Переход от охраны отдельных объектов к охране городских ландшафтов, включающие как выдающиеся памятники наследия, так и объекты рядовой застройки, а также природные ландшафты, исторически сложившиеся пути и т. д.
Переход от охраны только выдающихся памятников к охране исторической застройки, отражающей образ жизни рядовых горожан.
Переход от охраны только памятников старины к охране памятников XX века.
Переход от защиты только материального наследия к охране нематериального наследия, включающего в себя традиции, жизненный уклад и соседства, сложившиеся в том или ином историческом месте.
Активное участие общества, и прежде всего – местных жителей в сохранении культурного наследия и его интеграции в социальную и экономическую жизнь города («витализации»).
Интеграцию наследия в повседневную жизнь города и превращение в ее неотъемлемый и обязательный элемент.

При этом остается незыблемым принцип сохранения подлинности памятника в процессе регенерации. В том случае, если регенерация или восстановление памятника требуют внесения изменений в его конструкцию, внешний облик и т. д., все привнесенные элементы должны быть отделены от подлинных и четко идентифицироваться.

Названные положения описывают идеальную ситуацию в области сохранения культурного и исторического наследия. В полной мере они не были реализованы и не могут быть реализованы ни в одном городе мира. В противном случае города превратились бы в музеи, непригодные ни для нормальной жизни, ни для экономической деятельности. Вместе с тем в развитых странах политика в области сохранения и регенерации наследия основывается именно на этих принципах. Более того, в ряде стран, прежде всего в странах Европы, регенерация и интеграция культурного и исторического наследия все чаще рассматриваются как движущая сила развития исторических городов в целом (heritage-led regeneration).


И из того сносного списка 5 октября 2014 года сгорел дом Благовещенская 51а:



Как говорит Александр Иринеевич Сазонов в своей новой книге «Деревянная Вологда: сохраненное и утраченное» - был такой город. И цитаты в этой книге о городе Глупове, видимо, все наши:
 

Но было уже поздно.
У самого главного выхода стоял Угрюм-Бурчеев и вперял в толпу цепенящий взор...
Но что это был за взор... О, господи! что это был за взор!..
Он был ужасен.
Но он сознавал это лишь в слабой степени и с какою-то суровою скромностью оговаривался. "Идет некто за мной, -- говорил он, -- который будет еще ужаснее меня".
Но в том виде, в каком Глупов предстал глазам его, город этот далеко не отвечал его идеалам. Это была скорее беспорядочная куча хижин, нежели город. Не имелось ясного центрального пункта; улицы разбегались вкривь и вкось; дома лепились кое-как, без всякой симметрии, по местам теснясь друг к другу, по местам оставляя в промежутках огромные пустыри. Следовательно, предстояло не улучшать, но создавать вновь
... -- "Создававать" -- это значит представить себе, что находиться в дремучем лесу; это значит взять в руку топор и, помахивая этим орудием творчества направо и налево, неуклонно идти куда глаза глядят. Именно так Угрюм-Бурчеев и поступил.

В Петров день все причастились, а многие даже соборовались накануне. Когда запели причастный стих, в церкви раздались рыдания, "больше же всех вопили голова и предводитель, опасаясь за многое имение свое". Затем, проходя от причастия мимо градоначальника, кланялись и поздравляли; но он стоял дерзостно и никому даже не кивнул головой. День прошел в тишине невообразимой. Стали люди разгавливаться, но никому не шел кусок в горло, и все опять заплакали. Но когда проходил мимо градоначальник (он в этот день ходил форсированным маршем), то поспешно отирали слезы и старались придать лицам беспечное и доверчивое выражение. Надежда не вся еще исчезла. Все думалось: вот увидят начальники нашу невинность и простят...
30-го июня, -- повествует летописец, -- на другой день празднованья памяти святых и славных апостолов Петра и Павла, был сделан первый приступ к сломке города". Градоначальник, с топором в руке, первый выбежал из своего дома и, как озаренный, бросился на городническое правление. Обыватели последовали примеру его. Разделенные на отряды (в каждом уже с вечера был назначен особый урядник и особый шпион), они разом на всех пунктах начали работу разрушения. Раздался стук топора и визг пилы; воздух наполнился криками рабочих и грохотом падающих на землю бревен; пыль густым облаком нависла над городом и затемнила солнечный свет. Все были налицо, все до единого: взрослые и сильные рубили и ломали; малолетные и слабосильные сгребали мусор и свозили его к реке. От зари до зари люди неутомимо преследовали задачу разрушения собственных жилищ, а на ночь укрывались в устроенных на выгоне бараках, куда было свезено и обывательское имущество. Они сами не понимали, что делают, и даже не вопрошали друг друга, точно ли это наяву происходит...


Я считаю, что очень правильно пустырь месте исторических кварталов, на месте Нижнего посада называется площадь Дрыгина - Вологда должна помнить своих геростратов, именно при нём вологодские дома там были снесены.
За что Вологде такая "последовательная" политика?

Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика