"Мне бабушка рассказывала о 1937 годе..."

26.02.2015 [БлогоVO]

Повод для высказывания набил оскомину: это часто случающаяся в сети полемика по поводу событий прошлого. Одни и те же аргументы от разных людей заставляют заготовить развернутый ответ.

Итак. В сетевых спорах приходится слышать аргументацию:

Моя мама, бабушка, прабабушка, тетка рассказывала о 1937-м годе… Мою семью раскулачили… У моих предков забрали дом… Моих родственников выселили… Мой родственник сидел…

Бывает, что после этой фразы следует какой-то ничтожный повод, приведший к страданиям, незначительная с позиций здравого смысла причина, по которой произошло давление власти – колоски собирал не в том поле, опоздал на 15 минут, политический анекдот рассказал, сделал обидную опечатку в наборе, портрет Сталина неровно повесил. И т. д.: «Ну а вашего соседа забирают, негодяя, потому что он на Берию похож». Причем в большинстве подобных историй речь идет о том, что рассказчик чуть-чуть не пострадал. А если и пострадал, то не очень значительно – его (с семьей) переселили, задержали, подозревали какое-то время, посадили на год, но потом выпустили, перестали подозревать. «По лезвию ножа ходил…», «большие лишения перенес».

Рассказы, в которых фигурируют реальные большие сроки и расстрелы, встречаются ЗНАЧИТЕЛЬНО реже. И чаще всего они касаются периода коллективизации, в основном, 1929-32 гг., так называемой «ежовщины» 1937-38 гг., или сурового военного и послевоенного времени. Но больше всего историй все-таки о страхах перед арестом. Интересно, что, если спросить приведшего ссылку на авторитет бабушки, проверял ли он ее рассказ из других источников, смотрел ли документы (если посадка или расстрел действительно имел место), ответ редко будет однозначно утвердительным. А рисуют подобные печальные картинки по понятным причинам именно что престарелые бабушки и дедушки своим относительно юным внукам. Как правило, в большом количестве рассказы относятся к периодам 1956-1965 гг., 1987-2005 гг. В сетевой полемике подобного рода истории приводятся совершенно некритично: бабушка рассказывала, значит, правда. Предполагается, что бабушки любимых внуков никогда не обманывают. И действительно, к чему бы бабушке врать? А уж забывать или перепутать, или, скажем, приукрасить, бабушки, ясно, физически не способны. Что называется, память – капкан, точность – штангенциркуль.

Внуки, разумеется, тоже априори во всех случаях адекватны. Разве могут они: а) не так понять; б) присочинить? Конечно, нет. А уж о ситуациях, домашних контекстах, в которых, как правило, происходят подобные разговоры, лучше вообще помолчать.

Далее мне хотелось бы избежать иронии или каких-то личных разборок. Хочу сосредоточиться строго на научных фактах и экспертных оценках из области социальной психологии и психологии влияния. Чтобы развернуто возразить тем, кто по какой-то причине считает, что воспоминаниям родственников можно верить, как истинным свидетелям.

Прадед мой был кулак


Врет, как очевидец

Поговорите с оперативниками или следователями. Они подтвердят, что любые свидетельские показания обязательно нужно проверять. Человек гораздо чаще, чем ему кажется, склонен подменять реальные события тем, что ему показалось или послышалось. Чему существует множество бытовых свидетельств: от игры в «глухие телефончики» до случающихся коммуникативных недоразумений. Историки то же самое знают о мемуаристах: лучше, чтобы один письменный источник подтверждался другими. А уж о передаваемой в воспоминаниях прямой речи посторонних лиц и говорить нечего: чаще всего передающий сильно искажает смысл, по-своему расставляет акценты, опускает важные нюансы, приводя то, что запомнил, а не то, что было на самом деле. При чем происходит это не по злой воле: часто события происходят так быстро, что человек не успевает сориентироваться, а потом постфактум от других достраивает картину случившегося.

Психологи влияния провели огромное количество лабораторных и полевых экспериментов, подтверждающих этот тезис. Вот один из самых знаменитых экспериментов, много раз повторявшийся:

Фальсификация впечатлений

Вообще, знаменитый советский научно-популярный фильм «Я и другие» (1971) стоит посмотреть целиком. Хотя бы потому, что он проливает свет на то, что такое конформное (внушенное) и независимое поведение. Не бывает так, что во всех своих группах общения человек демонстрирует только независимое поведение. Гораздо чаще, чем ему кажется, он меняет собственные установки под воздействием ближайшего окружения. Чем выше уровень доверия окружающим людям, тем менее критично человек воспринимает информацию.

Этим часто пользуются представители СМИ – они создают форматы (системы повторов), системы кодов, близких той или иной аудитории. Если доверие СМИ со стороны той или иной аудитории высоко, то часть воспринимаемой информации человек будет воспринимать именно в том контексте, в каком нужно создателям сообщений.

Очень важно, насколько критично было первое восприятие мною того или иного СМИ или другого источника информации, перед тем как присвоить ему статус заслуживающего доверия. Одно дело, когда я долго не доверял, тщательно проверял получаемую информацию, разными способами тестировал ее, перед тем, как сделать тот или иной канал информации в той или иной степени авторитетным для себя.

Ну, а теперь вопрос. Представьте своих пожилых родственников. Вот он или она прожили сталинские годы с одной системой СМИ. От них требовалось разделять конкретную социалистическую систему ценностей, в которой Сталин – наш рулевой, НКВД нас защищает, колхозы – хорошо, стройки – здорово, народ и партия едины.

Потом началась хрущевская оттепель. «Излучатель» (если говорить языком Стругацких) направился в другую сторону: оказалось, что Сталин был груб, воевал по глобусу, голод устраивал специально и репрессии периода ежовщины, тоже, оказывается, дело исключительно его рук. Поменялась общественная установка. Скажите, Вы уверены, что Ваши бабушка или дедушка были в тот период именно в независимом меньшинстве, а не согласились с остальными? Каким бы ни был ваш ответ, как Вы это проверите теперь?

Потом, после оттепели, наступила брежневская эпоха. Выяснилось, что и Хрущев был плох, а Сталину побоялись вернуть доброе имя, но генералиссимусом и победителем он остался. В кино его стали показывать вполне нейтрально. Опять же, представьте своих бабушку и дедушку: Вы уверены, что они снова не поменяли точку зрения под воздействием СМИ свое отношение к происходящему?

Ну а потом самый безумный и центробежный по скорости и крену, горбачевско-яковлевский поворот. Выяснилось, что Сталин был не просто груб и самовлюблен, но еще и адски жесток, коварен, параноидально деспотичен. А заодно и Ленин, и Хрущев, и Брежнев, и вся советская эпоха. Писались лживые учебники, переиздавались (и создавались) западные и диссидентские фальшивки, фальсифицировались мемуары и документы (подтверждения есть). В большом количестве снимались антисталинские фильмы, плодились художественные и общественные мифы (Сталин организовал голодомор, Сталин подписал преступный пакт Молотова-Риббентропа, Сталин убил жену, Сталин начал войну, Сталин профукал 22 июня, Сталин всех убил, Берия изнасиловал пол-Москвы, полстраны сидело, а полстраны охраняло…). Скажите, как Вам кажется, что чувствовали в этот момент Ваши бабушка и дедушка? И насколько независим остался их взгляд после всего? И как Вы это узнали?

А теперь представьте: у них подрос внук. Который, в районе года этак 2000-го спросил: дедушка, а правда, что при Сталине было плохо? Ответьте мне честно, насколько велика вероятность, что человек, переживший резкие информационные атаки и развороты при Хрущеве, Брежневе, Горбачеве, Медведеве сохранят адекватность и независимость взгляда, чтобы являться авторитетными свидетелями? И чтобы выступать единственным мерилом того, что было истинным, а что нет?

Фальсификация воспоминаний

Однако психологи знают еще одну особенность. Оказывается, память человека активна. То есть, вспоминая, человек не погружается в «омут» памяти и не ощущает все вновь. Он заново конструирует свое воспоминание. И тут на него можно повлиять. Интересно, правда? Оказывается, воспоминания можно фальсифицировать:

Вот выступление американской исследовательницы Э. Лофтус, посвященный проблеме искусственной реконструкции памяти:

Уловки

И вот этой особенностью памяти часто пользуются недобросовестные исторические организации. Которые сознательно используют фальшивые документы и сомнительные источники, к которым относятся и «воспоминания очевидцев». Чтобы убедить доверчивых людей, что свидетельства британских ученых и диссидентов о сталинской эпохе – чистая правда. Как правило, фейки направлены на эмоции – это яркие литературные воспоминания, художественные картинки лагерных художников, сомнительные фильмы, интервью. Цель у этой деятельности одна: исказить реальные воспоминания конформно настроенного большинства.

Вот яркий пример такого профессионального фейка:

Неужели всё, что говорят мои родственники о прошлом, неправда?

Вовсе нет! Однако нужно проверить данные. И аргумент в споре «мой дед рассказывал», увы, не достаточен. НУЖНО ПРОВЕРЯТЬ. Я в таких случаях "на берегу" скептически отношусь к одному: когда говорят, что причина для реальной посадки или высшей меры в СССР была ничтожна. Это первый признак некритичного отношения. Ну, не расстреливали в 30-е гг. за "колоски" или мелочи. Это просто противоречит злравому смыслу. Сами подумайте: если власть станет наказывать так сурово, долго ли она продержится?

Особый случай - ситуация 1937-38 гг. Однако это - эксцесс, несчастье, форс-мажор. Виновные за этот форс-мажор понесли наказание. И поэтому причины репрессий в этот период нужно изучать особенно тщательно в каждом конкретном случае.

Лично мне мои два деда и прадед (который, кстати, получил реальный политический срок и оставил в городском музее воспоминания в эпоху перестройки, в которых нет ни одного упрека социальному строю и советскому руководству) рассказывали о трудной жизни в то время сдержанно и оптимистично. Сдержанно и оптимистично рассказывали и ветераны войны в общении со мной-школьником. То же самое можно увидеть и прочесть в большом количестве исторических документов эпохи. В конце концов, существует множество свидетельств, воспевающих жизнь и работу в СССР.

На каком основании мы должны, верить не им, а сомнительным жутким единичным «рассказкам» чьих-то родственников? Согласитесь, "не всему надо верить".

PS. Господа комментаторы! Мой призыв проверять данные не означает, что я оправдываю деятельность советской партийной верхушки и НКВД в 1937-38 гг. Я вовсе не утверждаю, что неоправданных репрессий не было, как, возможно, кому-то показалось. К сожалению, они были. Однако об их причинах есть разные точки зрения. Это первое. Второе: прошу не вмешивать в обсуждение тему Холокоста. Комментарии на эту тему буду удалять. И третье, для комментаторов с обеих сторон "баррикад": если вам так дорога память жертв, постарайтесь не шутить в комментариях. Это недостойно.

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика