Вологжане о Ковыринском парке. Смирнова Маргарита Феодосьевна

15.12.2014 [БлогоVO]
Теплыми осенними днями я хожу с двухлетним внуком гулять в Ковыринский парк. Внук шагает сам, набирается новых впечатлений, учится слушаться бабушку. Дворовые площадки микрорайона не подходят. Всякий раз вздрагиваешь от бибиканья паркующихся машин, обдающих малыша выхлопными газами. А в парке обстановка совсем другая.

Поначалу я удивлялась, сколько людей там бывает, в будний день одновременно не меньше полсотни человек: кто на детской площадке, кто на скамейках отдыхает, кто идет по дорожке. Но я-то помню его как «парк на проходе» от областной больницы на 1 автобус или к телефонной станции. Видимо, мы настолько потеряли комфортные зеленые зоны в городе, что все, кому это необходимо, стекаются в Ковыринский парк.

Внук набегался, уснул и я уже просто гуляю с коляской по дорожкам. В это время в парке собирали подписи под обращением к городской Думе о присоединении заброшенной станции юннатов к парку. С удовольствием подписала, так как понимаю, что и сад, и цветники на станции это тоже часть исторического парка. Но какого! 

Что стало с когда-то прекрасным лугом? Почти повсеместно он состоял из отдельных куртин, которые в сырую погоду превратятся в кочки, а вытоптанные места заселят сорняки. А борщевик Сосновского начал осваивать территорию, прилагающую к станции юннатов. Дерновина разнотравно-злакового луга создается десятилетиями, не случайно ее берегли и не вытаптывали. В детстве мы учили наизусть стихотворение Твардовского «Ленин и печник»: «Эй, ты, кто там ходим лугом? Кто посмел топтать покос?». Современные жители уже почти не живут в частных домах и скотину не держат. Еще 30-40 лет назад территория парка прокашивалась владельцами коров и кроликов Октябрьского поселка. А до этого Октябрьский детский дом косил для хозяйственных нужд. Ну а еще раньше это был английский ландшафтный парк при усадьбе помещиков Засецких. 

Чтобы узнать об истории садово-паркового ансамбля, я и отправилась в свободный день в Центральную городскую библиотеку, где активистами комитета восстановления Ковыринского сада собраны материалы об истории сельца Ковырино. 
Красота усадьбы и парка описана В. Муромцевым в газете «Вологодские ведомости» в мае 1852г: «через двор – сад, начинающийся при входе густым и тернистым парком с обширными прудами и очень мило устроенным павильоном. Перед входом в павильон устроен цветник, засаженный георгинами и шток-розами, а недалеко в, сторону – сибирский кедр величаво поднимает свою мрачную вершину над свежею и густою зеленью лип и березок».
За последние триста лет в истории Ковырино наиболее значимый след оставили две одаренные женщины, каждая из них на правах хозяйки, посвятили этому месту и людям более 30 лет. Это овдовевшая в 1833 году владелица имения Варвара Александровна Засецкая (1789-1869гг.) и с 1928 г. бессменный директор Октябрьского детского дома Анна Харлапиевна Романова (1885-1967гг.). И та, и другая были, что называется, «крепкими хозяйственниками».

При Варваре Засецкой в Ковырино была организована первая кружевнная мастерская (1815 г.), одна из первых сыроварен на Вологодчине, где производилось до 5 тонн русско-швейцарского сыра. Вдова инициирует общественно-значимые нововведения: открывает приходскую школу для крестьянских детей, богадельню для одиноких стариков, жертвует большие суммы на благотворительные цели. Так, ею были куплены городские часы на колокольню Софийского собора, с которыми до сих пор сверяют время вологжане. 
Анна Харлапиевна Романова, получив от вороватого директора детского дома разоренную бывшую усадьбу Засецких, быстро привела ее в порядок. К 30-м годам Октябрьский детский дом стал образцовым и с хозяйственной, и с учебной и культурно-воспитательной стороны. 

Не сохранилось семейных архивов и портретов семьи Засецких. Где не достает документов, там появляются легенды. Преподаватель биологии шк. № 24, увлеченный краевед, Е.П. Шайдаева отнеслась серьезно ко всем легендам о Ковырино. Собрала их и провела свое расследование по архивам и библиотекам. Одна из самых невероятных о том, что в прекрасном Ковыринском саду влюбленный Александр Алябьев написал свой знаменитый романс «Соловей». Несколько поколений помещиков Алябьевых жили в пригородах Вологды, а в семье Засецких приветствовалась музыкальная культура; дети Варвары Засецкой Александр и Екатерина, получили прекрасное столичное образование.К сожалению, исторические факты не подтверждают эту красивую легенду, но пение «Соловья» могли слышать жители и гости Ковыринской усадьбы. Внук Варвары Засецкой в 80-х гг 19 века купил театр на 600 мест и сразу при покупке завещал его городу. Спектакли были музыкальными, труппа набиралась на дом из известных музыкантов и артистов часто из столичных театров. Театральная труппа жила в барской усадьбе в Ковырино, ставшей с этого момента любимым местом препровождения досуга вологжан. На развитие театра Набалов вкладывал значительные средства, в том числе и в убыток себе. Сам умер внезапно в 1897 году в самом начале театрального сезона. 

А дальше опять легенда, вернее рассказ от одной из воспитанниц детских дома. Она уверяла, что Анна Харлампиевна Романова и завуч Н.Н. Суровцева были связаны с усадьбой Засецких, одна из них была горничной, а другая – воспитанницей из обедневших дворянок. Обе женщины владели музыкальными инструментами и давали уроки и детдомовцам, и детям из Ковырино. Темными зимними вечерами детдомовцы наверняка слушали рассказы о жизни семейства Засецких, впечатлительные детские умы превращали их в легенды. 
 
Еще до войны в детском доме развивались способности музыкально одаренных детей. Газета «Красный север» от 1934 года рассказывает о воспитаннике Феде Абрамове «нет ни одной вещи, которую услышав по радио, не сыграл бы Федя на пианино». А после войны, 1950 году, в этот детский дом попал будущий самый известный композитор Вологодчины – Валерий Гаврилин. Тогда ему было 11 лет. Отец погиб на фронте, мать попала под репрессии. Мать не поддерживала увлечения сына музыкой, игравшего на всем что звучит. А в труднейшие для подростка годы рядом с ним оказались талантливые, чуткие педагоги Октябрьского д/дома, которые заметили его способности и дали необходимое образование сначала в музыкальной школе, а потом и в Ленинграде. И Вологодский «соловей» запел на весь мир. 

В 1999 году незадолго до смерти Валерий Гаврилин посетил Вологду. Я помню его концерт в картинной галерее, за роялем автор, пел красивый баритон что-то из «Немецкой тетради», потом небольшой рассказ о своих творческих планах. Говорят, от прогулки по городу после концерта Гаврилин отказался, город показался ему грязным. Но, последнее свидетельство его пребывания в Вологде – фотография сделана на фоне дома Засецких на Ленинградской, 12. Словно объединились две музыкальные истории, родившиеся в сельце Ковырино. 
Очень бы хотелось, чтобы усадебный парк возродился и Ковыринский ансамбль стал не только ухоженной зеленой зоной, но культурной точкой жизни города. Местом, которое необходимо уважать и относиться к нему ответственно.
 
 
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика