Гордон против Крыжевского

02.12.2014 [БлогоVO]

Александр Гордон  раньше интересно говорил про  кино и науку. Вообще  бывали времена,  когда я могла не спать ночь, чтобы  послушать его рассуждения. Это был оракул, чьи комментарии по любому  поводу  врезались в память. Но  когда услышала их наяву – пожалела об  этом.

История  о  возвращении на  родину  известного художника  Яна Крыжевского, которую  Гордон  затронул в очередной  передаче «Мужское/Женское» облетела  весь интернет. Но для  меня событие личного характера.

Мы  жили с ним в Вологде в одном  подъезде: мы с  4  квартире, он  в  12.  Крыжевский  жил в  Вологде около  десяти лет, уехал  в  Питер, потом  в США. Уехал в  зените  славы. Для  Вологды  это была  неординарная, знаковая  фигура. Он  помогал открывать музей  Шаламова. До сих  пор посетителей  встречает огромный  потрет  Шаламова  кисти Крыжевского.

Почему? Тайна  великая  есть. Дочь  Яна Мария  Крыжевская  считает, что ему  нужны  были новые  горизонты. Наверное, так. Но мне  кажется,  уехал он  вынуждено, вроде того, как  уехал из страны  Бродский. Однако это  лишь версия. Ян  Юлианович -  человек с  характером. Он, например,  отрицательно высказывался о новом  здании  обладминистрации. В  народе  это здание  прозвали «Пентагоном». Мог он  высказываться и на  другие  тему, это могло не нравиться. Все равно  правду  знает только он. Но разве  это имеет  теперь  значение?

В Америке, куда Крыжевский поехал в надежде на  сотрудничество с арт-центром в Калифорни,  ничего не сбылось. Зато  выпали на  долю художника  такие страшные испытания, после которых он попал на  дно  жизни.

Он терялся не один раз. Я узнавала об  этом  от искусствоведа Марины Вороно, которая  помимо того, что была директором  Шаламовского  дома,  всегда  оставалась полпредом искусства  Крыжевского. Именно она устроила  персональную  выставку Крыжевского примерно в  2008 году в Доме  Корбакова. И  там  мэтр живописи  народный художник России Корбаков закатил  такую речь о Крыжевском, все  были поражены. Выходило что  Корбаков, который привез Яна Юлиановича в Вологду, сам же и квартиру  ему  выбивал, и воспринимает его не только  как самого лучшего  художника-новатора, но и  как родню: Ян   жил у него в  дома,  дружил с  его сыном… Именно Марина Вороно получала  письма  от Яна, а  когда писем не  было,  тревожилась, пыталась  что-то узнать. Иногда у  Шевчука. Кстати, непонятна позиция Шевчука в  этом  запутанном  деле. Знал ли о  беде своего друга? После  очередного молчания  Яна  и появлялись в  моем ЖЖ Оратория  призывы  помочь в  поисках Яна в  Нью-Йорке.

И вот этот раз,  в  2014  году. Мне  пришло  письмо от знакомого по сети Марка  Богуславского,  датированное  23  октября: «До прошлого воскресенья я не знал о существовании Яна Крыжевского. Так получилось, что я случайно разговорился с незнакомым человеком и он мне сказал, что он художник, и довольно известный, был членом союза художников и т. д... Сейчас попал в жуткое положение - негде жить и он спит в метро, нечего есть и он ходит за едой в церковь, такая полная безнадега…»  

Естественно,  первое, что я сделала – написала дочери, Марии Крыжевской. А  тем  временем , чуть ли не  слезы градом, обратилась в  картинную  галерею, в  союз художников с  просьбой  дать какие-то следы пребывания  Крыжевского в  Вологде. Но они могли  только  дать список  оставленных в хранилище картин... В  этом помогла  Галина  Дементьева.

А нужно было личность  удостоверить. Даже к  участковому  пошла, чтобы тот помог  найти  справку о прописке Крыжевского  здесь, в Вологде, в соответствующие  годы.  Но участковый ничего не обещал – «вы  не родственница». Да, я  всего лишь  жила по  соседству, да  и дружил  Ян Крыжевский  больше с  мужем  Сергеем – они  подолгу  говорили  об искусстве, о  Шевчуке, читали один и тот же  польский  журнала  «Штука»…  А я  только  глазела на невозможно пронзительный  синий  цвет на  картинах.

Теперь о передаче. Когда  мне позвонила  редактор  первого канала Анастасия  Семенова, у меня  сомнений не  было - надо  ехать. Муж  отказался – «Первый  канал  - это иезуиты и лгуны». Но я пропустить  такой  поворотный момент  не могла. Конечно,  заслуги моей в спасении  Яна  Крыжевского нет. Спасли  его Марк  Богуславский и  его жена  Ирина. Это надо  было решиться  на такое. При всем том учитывая,  как  обычно  люди относятся к  бездомным.

Если бы  Яна не стали  искать, им пришлось  бы брать ответственость на  себя. А  еще  Яна  спасала группа  поддержки  первого канала, которая  меня  лично везла на  поездах и на  такси, только бы  я смогла пробормотать несколько слов про  Яна. И  эта  служба  сработала  идеально и плавно. В результате я прибыла на первый  канал вовремя и долго  сидела  гримерной – маленьком  автобусе с гаснущим светом. В этом вагончике  я  познакомилась с Олегом Крыжевским – племянником  Яна  Юлиановича. Отличный  мужик, добрый, умный, он говорил о многочисленном  клане  Крыжеских, о запутанных  отношениях этой  семьи… И  они  же, невидимые  помощники,  привезли в Москву Яна Крыжевского, преодолев  юридические и пространственные преграды. Как  они  это сделали – мне  очень интересно. Именно знать детали! Знать имена. Но это осталось за  кадром. И напрасно. Честь и хвала  этим  людям!  Довезли  живым, подвижным и позитивным..

Сначала ведущий  Гордон  долго придирался к  Маше, хочет ли она  вернуть отца. Она терпеливо отвечала, что  хочет. А вот когда он пропадал, почему  вы его не  искали? Возможности не  было. Но ведущий  делал  вид, что не понимает, как может одна  обычная  женщина без  связей, без денег кого-то искать  за океаном. А  хочет ли он? Ведь он вас  бросил. Он  столько лет назад  уехали не с ввязывался… Нет, он звонил, когда  мог. Честно говоря, это  выглядело недостойно, как  будто он не верил ни одному ее  слову. Так  вы хотели, чтоб  он вернулся?

Наконец, немного  сутулясь,  вышел Ян Юлианович Крыжевский, весь белый,  седой, неузнаваемый, в новых ботинках. Они обнялись с  Машей.   Длительные  аплодисменты – и наверно это и было  то, ради чего я  ехала. Только увидеть, убедиться. Он  подошел  здороваться и ко мне, ему  указала  дочка,  и я сказала – вы  меня не помните, конечно, но я  о вас не  забывала. В кратком  обьятии была  дрожь. И такая  жалость охватила. Сердце  билось в горле.

И потом  пошел  гон, которой перечеркивал  все. Великого  художника называли  бомжом, обвиняли в том, что он бросил  семью, должен  виниться,  получил  какие-то страшные  тысячи  за  свои картины. Но ничего этого он не получал. Все же  знают, что его обокрали в Питере, еще неизвестно, кто и откуда  взял эти работы на продажу. Потом его обвиняли в том что он мог  заработать, не захотел. И почему не  вернулся, неужели все было так  плохо? «Ах,  вы вернулись  героем! Героем?»

Я  не узнавала  меткого, бесстрастного Александра Гордона, рыцаря истины  с острыми глазами. Нынешний Гордон  был  просто груб, бил в больные  места. Бил лежачего. Он  не  щадил никого.  Он не  придерживался  сценария, который  мял в  руках. «Вы  приехали к  дочери,  вот и говорите с ней» И это  речь профессионала?  

Я  видела, что обожаемого  человека  унижают и  уже  хотела  выйти  на сцену  и вырвать микрофон из рук, но тут  меня  вызвали,  ибо прибыло  такси на вокзал. Если бы я не опаздывала, если бы  только я  могла сказать ему и всем, что  если  уж  вытащили   русского  эмигранта  из Америки, так не  для того, чтоб распинать здесь, на виду  у  всех. А то ведь получается, что  зря  работала  эта  группа  поддержки. И тогда бы  все поняли, что женщина не  терпит унижания – ни своего, ни того, кого  она  любит.

У  меня потемнело в  глазах, и слезы  градом. В этом  плаче  меня  посадили в  машину, и  увезли. Мне было стыдно , что я не помешала  несправедливости. И она продолжала  вершиться  после  того, как я  ушла.

Вот так я  сьездила на  первый  канал, передачу  Гордона «Мужское/Женское», и так передо мной рухнул идеал Гордона.  Я теперь  знаю  главное -  Ян  Юлианович жив, и он на  родине. Остальное  комментарии...
 

Источник: Галина Щекина
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика