История с Арсеньевой

04.08.2014 [БлогоVO]
Странная история произошла со мной на днях в доме-интернате для престарелых и инвалидов, куда мы ездили проведывать нашего подопечного Сергея. Срок его пребывания в изоляторе окончился, и его благополучно перевели в палату  в комнату.

Теперь у него есть своя койка, тумбочка и вид из окна на задний двор с яблоней. Судя по количеству яблок, цветет дерево пышно и охотно, протягивая ветви прямо в палаты комнаты к одиноким постояльцам. Мне кажется, что в раю обязательно будет пахнуть яблоневым цветом. Как жаль, что сейчас не весна.

Сережа смотрит на нас с тревогой:

-Неприятно?

-Да нет. Совершенно обыкновенный запах мочи. Ничего страшного. Мы все в фонде к этому привычные.

Сережа виновато пожимает плечами и переводит взгляд на соседа. Ушастый дед громко слушает радио России. Телевизора в комнате нет.

Дед сучит ногами под простыней, которая служит ему одеялом, что нормальная простыня совсем сбилась и виден голубой казенный клеенчатый мартас. Понимая, что речь идет о нем, дед протягивает к приемнику левую руку, делает тише и улыбается нам от одного лопоухого уха до другого. Мне жаль этого деда. Хочется поправить простынь, убрать с носа засохшую крошку каши. Хочется помыть и поменять памперс.

- Как вас зовут? - спрашиваю я.

-Вася, - зубов нет совсем, и имя деда я понимаю с третьего раза только после вмешательства Сергея. 

В ходе беседы с переводчиком выясняется, что Васю навещают сестра, а детей у Васи нет. И жены нет. А еще у Васи нет пальцев на правой руке и на обеих ногах. Отморозил.

- Пьяный были?

-Пьяный. Уснул на морозе. Все и отморозил.

В доказательство трагедии Вася выпрастывает из-под одеяла уродливую культю и показывает мне со словами «А теперь вот оно как!»

И тут я вдруг понимаю, что мне уже совсем не жаль Васю. Вася не нажил ни жены, ни детей, профукал свою жизнь, пропил руки и ноги, и теперь лежит в этом адском одиночестве, воняя мочой и суча ногами под радио России. И, кажется мне теперь, что все это: и казенный матрас, и эта засохшая крошка каши, которая будет тревожить его нос до страшного суда, вполне логичны, закономерны и справедливы.

Куда же девались мои жалось и милосердие? Куда пропала решимость облегчить его страдания? Неужели это все от того, что я знаю о Васе чуть больше? А ведь Вася так и остался несчастным, пахнувшим мочой калекой, которого раз в месяц посещают сестры. Ничего не изменилось, мир, как и Вася, не стал ни лучше, ни хуже. И только я взлетела на качелях сверху вниз, наивно решив, что что-то знаю о преступлении и потому могу судить о наказании. Какая дура!

Милосердие - это не то, что я знаю!!! Милосердие - это то, что я чувствую!Без всяких знаний, ибо многознания все-так преумножают скорби.

А яблоки эти никто не рвет. Постояльцы дома катятся мимо них в своих инвалидных креслах, даже не скрывая культи и протезы. И какое мне дело до того, что было с ними до этих яблок. Просто сорвать, просто протянуть руку. Просто люди, просто помогать.

В следующий раз повезем Сереге очки, чтобы читал, а то только смотрит фильмы на компьютере. Так ведь с ума можно сойти: в ожидании квоты на лечение все время лежать на животе( а переворачиваться боязно из-за сустава) и смотреть ментовские сериалы.

А еще возьму влажных салфеток. Посмотрю, что там у Васи с носом.
Источник: Юлия Арсеньева
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика