Фильм «Атлантида Русского Севера»

26.06.2014 [БлогоVO]

 

 

Дорогие друзья! Остаётся меньше двух недель до начала нашей экспедиции на Север. Нас ждут участники съемок в 10 точках в Вологодской и Архангельской областях — в труднодоступных деревнях и милых северных городках. Это коренные северяне, носители традиционной культуры, дауншифтеры, бежавшие от жизни в мегаполисах, сельские батюшки, реставраторы, волонтеры, ремесленники, плотники, чудаки. Все они расскажут историю Русского Севера и покажут его реальность.

 

 

Мы по-прежнему остаёмся некоммерческим проектом, который осуществляется только благодаря вам. Борис Гребенщиков разрешил использовать свою музыку в нашем фильме. Слова поддержки нам пишут люди, неравнодушные к Северу. И сумма на нашем табло вселяет надежду — в нас поверили уже больше восьмидесяти человек. Нам осталось собрать совсем небольшие средства, и мы просим всех, кто откладывал, помочь нашему общему фильму состояться. (Лучше, конечно, пересобрать, потому что все деньги уже расписаны, а наш оператор хочет вертолет:)))

 

 

Русский Север — это уникальная культура в рамках российской цивилизации. Ее главными чертами были крестьянский уклад, самобытность, общинность, религиозность. Уникальность Русского Севера в его истоках — он был создан свободными людьми в суровом климате при минимальном вмешательстве государства.

 

Герой нашего фильма — это северянин, человек, своим образом жизни сохраняющий культуру Русского Севера. Проблема нашего героя — это выживание, то есть сохранение себя, своей духовности, своего уклада жизни.

 

Съемки пройдут по течениям рек Ваги и Северной Двины. По ним в Средние века на Север пришли славянские колонисты, создавшие такую прекрасную культуру.

 

Старинный Русский Север тонет, земля глотает деревянные избы. Заходишь в такую избу: низко, темно, в шкафах посуда, на стенах фотографии. Людей смыло, их заботы остались. Сами северяне говорят: не тронь, это склеп.

Но нам они верят и приоткроют эти окошки — в прошлое и будущее этих мест. Вот, в этих окошках сейчас, по пятницам, сельские чиновники поют в хоре. А здешний либерал Иннокентий Ильич за самогоном надрывается: «Допелись, б*я!»

Север укрывает от больших бед, но берет за это свою цену и меняет людей под себя.

Уставшие, обозленные, махнувшие на все рукой до сих пор приходят сюда за миром. И здесь понимают, что они и есть краеугольный камень, а вовсе не государство или прогресс. А раз человек главный, то все делается по-человечески.

В наши дни такой «Атлантиде» не устоять. Хочется поймать и сохранить прощальный взгляд на нее. Для этого мы пройдем дорогой первых поселенцев, купеческих судов, армий гражданской войны, этапов заключенных ГУЛАГа — по рекам Ваге и Северной Двине до Белого моря.

Русские шли на север по рекам, выходили на берега, ставили дома, церкви. Богатели — ставили большие дома, прекрасные церкви. Потом они жгли дома соседей, раскатывали на бревна свои церкви — строили лагеря. А после просто бежали из этих мест, считая их проклятыми.

На Двину, в деревню Пиньгишу, за которой стокилометровый лес, большевики дошли только в двадцать девятом — шли по реке на пароходах, от деревни к деревне. Высаживались: скидывали колокола в воду, на амвоне танцы, священника в расход, раскулаченных без вещей строем — марш—марш!

В Пиньгише какой-то активист свалил крест с церкви и поставил на могиле матери. «Кирпич ему быстро на голову упал. Так, в каждой деревне: нету их рода, вымерли, кто кресты валил, — говорит пиньгишенский староста Василий Федоровцев и верит: — Место пустеет, пока церковь без крыши».

Настоящее дело всегда узнается по борьбе с ним.

В восемнадцатом году красные взяли уездный Шенкурск на Ваге, организовали ГУБ ЧК. В женском монастыре у ограды ставили к стенке. По берегам Ваги и Двины жгли церкви. А они-то здесь стояли, как маяки.

Теперь на берегу москвичи-волонтеры ставят крышу на старой церкви. Все в тайне от государства, ведь запрещено кому попало трогать памятники культуры. Но церкви-тогниют. А ты залезешь с топором на купол — высота страшная над рекой и лесом — и чувствуешь, как нужен в этой жизни, как в ней не одинок.

Деревенские в первый день работ думали про волонтеров — инопланетяне прилетели. Позвали волонтеров в баню, выпили — нормальные мужики оказались!

В глуши, на Севере нет злодеев и святош. Людей мало, выживание — общее дело, каждый человек — личность.

«Лес вырубили, денег нет — так чиновники оставили нас в покое. Люди рассчитывают на себя. Детские сады в деревнях открываются», — рассказывает дауншифтер Женя, ловя колесами рельсы старой железки. По бокам съезды -туда-сюда — за зарослями лагерные ворота. И как хорошо, что ни души.

Слабые и случайные ушли с Севера. Оставшиеся, как деревья в выгоревшем лесу, — каждый и обожжен и крепок.

Меня зовут Соня. В какой-то момент я поняла, что единственное, ради чего вообще все имеет смысл — это снимать о настоящих людях и глубоких явлениях. Кино о человеке, о природе, о времени, о красоте. Я занималась созданием рекламных роликовтелевизионных шоу и пр, но теперь хочется сделать кино о настоящем. Возможно, это последний шанс застать его именно таким.

Закончила Гуманитарный Институт телевидения и радиовещания в 2011 году по специальности режиссер документального кино. Премии: дважды бронзовая медаль на фестивале «Каннские львы» за социальную рекламу, победитель международного конкурса документального кино «Русские истории».

Меня зовут Глеб. Я много путешествовал, копался в людях — по трущобам,племенамвоенным конфликтам. Но схватить жизнь не удавалось — проскальзывала между пальцев. Как-то приехал случайно на север с волонтерами ремонтировать церкви, и тут все понял — жизнь нельзя схватить, а вот она тебя может. Об этом и кино.

Защитил кандидатскую диссертацию на историческом факультете МГУ, выпускник мастерской кинодраматургии Высших курсов сценаристов и режиссеров, координатор волонтерского движения по восстановлению церквей Русского Севера «Вереница».

Ссылки на публикации Глеба Кузнецова по теме: «Все, кто выжил»«Зачачьевские древности»«Остров Пиньгиша».

Меня зовут Даня. Чего я и где только ни снимал, но чем дальше, тем больше хочется делать искреннее документальное кино об окружающих нас удивительных вещах. В нашем новом проекте визуальное и духовное переплетутся так тесно, что я не могу перестать просматривать его в своём уме — надо скорее запечатлеть.

Закончил Гуманитарный институт телевидения и радиовещания в 2011 году по специальности кинотелеоператор. Снимал короткометражки, рекламу, клипы. Полтора года назад основал студию Firecat Films, специализирующуюся на документальном кино про музыку (Би-2, Сплин, Аквариум).

Для нас важно дотянуться до высокого уровня мировой кинодокументалистики. Эта задача нам по силам — мы воспитаны на качественном документальном кино и имеем за плечами хороший опыт. Мы снимем картину, которую будет не стыдно отправить на любой фестиваль.

Если у вас возникнут предложения по реализации нашего проекта, мы с их радостью рассмотрим. Контактная почта: sofiagorlenko@gmail.com

Все, что мы соберем, пойдет на экспедиционные расходы пяти человек, а также на аренду техники. Съемки фильма пройдут в течение месяца — с середины июля по середину августа — в Верховажском районе Вологодской области, Вельском, Шенкурском, Холмогорском районах Архангельской области.

Спасибо всем и до встречи в кино!

Тэги: кино
Источник: Софья Горленко
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика