Памятник в стиле патриотизма

30.12.2013 [БлогоVO]

Сбор денег на противоаварийные работы на памятнике архитектуры федерального значения доме Шахова — интереснейшее событие в вологодской жизни 2013 г. по целому ряду причин. Впервые в послереволюционной истории Вологды люди объединяются, чтобы сохранить памятник, формально — чужую собственность. В настоящее время сбор средств находится на финальном этапе, и уже можно подвести некоторые любопытные итоги, а тем, кто ещё этого не сделал — пока не поздно присоединиться!

Дореволюционная история известного всей Вологде памятника прирастает исключительной героической жизнью фотографа Леонида Старикова, последнего жителя дома, борющегося за его сохранение, и замечательной историей неравнодушия вологжан и граждан России вообще к своей стране. Ну и наконец, это безусловно замечательное произведение деревянного зодчества, художественные качества которого достойны отдельного обсуждения не меньше, чем его история.

Дом Шахова и Леонид Стариков встречают этот Новый год с надеждой. А мы продолжаем сбор средств, и заодно приглядываемся к оригинальной покраске дома — розовый фон с белыми наличниками  (фото: «Красный Север»)

Дом Шахова и Леонид Стариков встречают этот Новый год с надеждой. А мы продолжаем сбор средств, и заодно приглядываемся к оригинальной покраске дома — розовый фон с белыми наличниками  (фото: «Красный Север»)

Гражданин Шахов

Контекст появления вологодского дома Шахова, эпоха второй половины XIX в., — время радикального переворота и утверждение крупнейшего явления в русской архитектуре и урбанистике со времён классицистической концепции «регулярности» — национального стиля, возрождение утраченной в XVIII — начале XIX вв. «русскости» в архитектуре. В авангарде новых строительных тенденций идут купцы — новые хозяева жизни, которые впервые в истории становятся и полноправными хозяевами своей страны, по сути, а не формально, гражданами, как в своё время стыдливо назвали недостаточно благородного купца Минина на московском памятнике спасителям отечества от Смуты.

Русская национальная идея в архитектуре неразрывно связана с религиозной. Именно с обращения к отечественному зодчеству XVII в. в церковном строительстве началось победное шествие национального в архитектуре XIX в. Поиски и обретение нового русского стиля в разной степени проявились сначала в качестве элементов в разного рода эклектике, а затем и в качестве всё более самостоятельных стилей. Как только ни обозначаются все эти то бурные, то застойные течения — романтизм, историзм, ретроспективизм, псевдорусский стиль, style russe, и далее вплоть до «ропетовщины», неорусского стиля и русского модерна. Несколько особицей, но всё в том же патриотическом строю стоит неовизантийский стиль, по понятным причинам проявившейся почти исключительно в церковной архитектуре.

Дом брата иконописца Александра Илиодоровича (на фото Google Maps справа, проспект Победы, 5), построен в 1905—1906 гг. и хоть и пытается натянуть на себя более благородные формы неоклассики, плоть от плоти — братик неорусских купеческих соседей

Дом брата иконописца Александра Илиодоровича (на фото Google Maps справа, проспект Победы, 5), построен в 1905—1906 гг. и хоть и пытается натянуть на себя более благородные формы неоклассики, плоть от плоти — братик неорусских купеческих соседей

Другое изобретение эпохи — концепция памятника (речь безусловно идёт о национальной памяти) архитектуры и, как следствие, реставрация. Неудивительно, что лишь тогда, когда своё исконное национальное, народное начали ценить, а не изводить, могла в принципе появиться сама идея памятника архитектуры как объекта для демонстрации и пропаганды национальных достоинств и отечественной истории.

Любовь к русской истории и архитектуре двигала как застройщиками конца XIX в., так и гражданскими активистами начала XXI. Краевед, автор книг о Вологде А. И. Сазонов рассказывает, почему он сдал деньги на спасение дома Шахова:

Иконостас на Богословской улице

Дом на бывшей Богословской улице (сейчас Воровского, 32) построен в 1892 году Илиодором Аполлоновичем Шаховым, вологодским купцом. Первоначальный вид здания отличался от современного — это был одноэтажный дом с мезонином. Сыну Шахова иконописцу Василию Илиодоровичу одноэтажного дома очевидно показалось мало, и он решает перестроить его для сдачи внаём. На рубеже XIX—XX веков доходное строительство становится одним из самых выгодных видов предпринимательства. В 1910 году младший Шахов достраивает второй этаж и пристраивает лестницы с обоих торцов: теперь в доме четыре квартиры, каждая с отдельным входом. Дом сохранил в целом классическую композицию, обогащённую необычным и очень выразительным выносом вперёд центрального ризалита (неясно, появился ли он до или после перестройки). Богатая композиция фасада по трём осям, фланкированного двумя лестничными пристройками с элегантно и по-разному оформленными лоджиями сделала этот дом памятником федерального значения в 1995 г.

Рис. С. К. Мальцева для книги А. И. Сазонова «Такой город в России один», 1993 г.

Рис. С. К. Мальцева для книги А. И. Сазонова «Такой город в России один», 1993 г.

Привлекать жильцов был призван пышный декор на главном фасаде в модном русском стиле, собравшем всё самое яркое из отечественной архитектуры XVII — начала XVIII веков. Наличники с треугольными фронтончиками-сандриками, узорчатыми пропильными ушками и точёными колонками, отсылают нас к русскому барокко, а обильная мелкая резьба карнизов, лопатки на углах и декор балкона — к народному деревянному зодчеству. Но главными и самыми узнаваемым элементами стали накладные резные веера-полусолнца, то ли на манер северных щепных голубков («птиц счастья»), то ли древних солярных оберегов, расположенные в аттиках над лоджиями. Необыкновенным было и цветовое решение — дом был перекрашен в отнюдь не классический (там, как мы помним, дозволялись только светло-жёлтый, светло-зелёный, светло-серый и светло-синий), а в чувственный барочный розовый цвет! Следы розовой краски нашли реставраторы при обследовании дома.

Невежественный варвар  (стёрто ножичком)

Иконописец Василий Шахов, перестроивший дом в русском стиле, был любопытной фигурой. Его мастерская была одной из наиболее известных светских иконописных мастерских Вологды. Иконы, написанные в ней, находятся в собрании Вологодского музея-заповедника и в настоящее время реставрируются в рамках проекта музея по исследованию подписных икон.

Помимо написания икон, Василий Илиодорович занимался поновлением древних образов, и в частности, получил заказ на работу над иконостасом близлежащей холодной церкви Иоанна Богослова. Уникальный иконостас XVII—XVIII веков уже в 1897 г. был признан Вологодской постоянной церковно-археологической комиссией под руководством историка, краеведа, будущего члена Северного кружка Ивана Николаевича Суворова «замечательным и достойным сохранения по работе его и по обилию древних икон», эта же комиссия в 1905 г. была приглашена для надзора над реставрацией. Обычные методы поновления икон в то время были довольно простыми: по условиям контракта В. И. Шахов должен был заменить древние фоны и поля на иконах новыми золочёными, а живопись «прописать с лучшим художеством вновь», что он на некоторых иконах и успел совершить. Историю остановки работ и передачи икон для реставрации в Москву М. О. и Г. О. Чириковым описывается известным реставратором нашего времени А. А. Рыбаковым ни больше ни меньше как «спасение уникального живописного ансамбля церкви Иоанна Богослова от повреждения и варварской записи благодаря вмешательству И. Н. Суворова».

Григорий Агеев, Тимофей Петров, Фёдор Григорьев. Архангел Михаил. 1687 г. ВГИАХМЗ. 166?142 см. Чтобы спасти одну из лучших икон Вологды от воздействия времени и иконописца В. И. Шахова потребовалось несколько реставраций: М. О. и Г. О. Чириковы, 1906; Т. П. Рыбакова, 1970 г. Скандал останется в вечности благодаря надписи в нижнем правом углу иконы

Григорий Агеев, Тимофей Петров, Фёдор Григорьев. Архангел Михаил. 1687 г. ВГИАХМЗ. 166?142 см. Чтобы спасти одну из лучших икон Вологды от воздействия времени и иконописца В. И. Шахова потребовалось несколько реставраций: М. О. и Г. О. Чириковы, 1906; Т. П. Рыбакова, 1970 г. Скандал останется в вечности благодаря надписи в нижнем правом углу иконы.

Другой участник Северного кружка искусствовед И. В. Евдокимов в своей работе «Вологодский иконник Григорий Агеев» (1916 г.) приводит любопытнейший анекдот, характеризующий непростые условия становления современных подходов к реставрации иконописи в Вологде на примере одной из лучших икон Вологды XVII века — образа Архангела Михаила из местного ряда иконостаса церкви Иоанна Богослова, в котором снова достаётся несчастному В. И. Шахову:

«Десять лет назад реставратор М. Чириков реставрировал икону, но сообразно с веяниями времени, мало стеснялся с надписью художника, находившейся на нижней опушке иконы. Он пересказал её своими словами и грубо поместил своё длинное витиеватое сообщение прямо в нижней части фона. Конечно, теперь бы он не сделал такого некультурного поступка (он ныне работает даже в замечательном собрании икон в музее Александра III), но десять лет назад всё было позволительно при самом якобы внимательном надзоре разных членов археологических комиссий — этих «гробов повапленных» в нашем искусстве. Вот этот документ: «У сей местной иконы Святого Архангела Михаила до 1904 года была подпись, которая гласила: «в 1687 году сию икону писал Вологодский изуграф Григорий Агеев». В 1904 году с вышеназванной иконы был счищен до доски древний золотой фон с летописью и воспроизведена новая позолота с расчеканкой и эмалью. Изображения Мих. Архангела, а равно и многие другие иконы (из верхних ярусов. — И. Е.), прописанные заново одним невежественным (слово «невежественным» одному из батюшек показалось не подходящим для употребления и теперь оно стёрто ножичком. — И. Е.) иконописцем г. Вологды расчищены. Вся позднейшая нанесённая запись у иконы с новейшей позолотой удалена; утраченные места в иконописи восстановлены в первоначальном стиле. Весь древний пятиярусный иконостас с иконами и золочёными резными украшениями реставрирован в Иоанно-Богословской церкви г. Вологды при свящ. В. Ф. Кулакове и старосте Н. В. Беляновском под наблюдением Члена Имп. Московск. Арх. Общ. И. С. Остроухова и предс. Вол. Церк.-Арх. Ком. любит. истории и древн. И. Суворова. Иконописцы и реставраторы братья М. и Г. Чириковы. М. 1906 г.».

Иконостас церкви Иоанна Богослова, фото А. Н. Павловича из книги Г. К. Лукомского «Вологда в её старине», 1914 г. В местном ряду крайняя справа — та самая икона Архангела Михаила

Иконостас церкви Иоанна Богослова, фото А. Н. Павловича из книги Г. К. Лукомского «Вологда в её старине», 1914 г. В местном ряду крайняя справа — та самая икона Архангела Михаила

К сожалению, сегодня мы только на фотографиях из книги Г. К. Лукомского можем увидеть вызывавший восхищение искусствоведов иконостас, полный прекрасных барочных икон (известно лишь, что некоторые из них отреставрированы и находятся в Вологодском музее-заповеднике). Церковь обезображена и заброшена (памятник архитектуры, само собой). Того гляди, исчезнет и чудесный нарядный — словно вдохновлённый провинциальным барокко — фасад дома Шахова.

Дом Шахова могут перевезти в Москву

После 10 лет мытарств Леонида Старикова наконец-то прояснился план действий: со стороны властей — подписание охранных обязательств со всеми собственниками дома, деприватизация и перевод в муниципальное управление с последующей реставрацией за счёт государства. Путь наконец-то начат, но он будет долгим. Тем временем спасение дома и его последнего жителя взяли на себя активисты-градозащитники движения «Настоящая Вологда». Сбор средств на срочные противоаварийные работы, начатый 20 ноября, подходит к концу. Результаты поражают и внушают оптимизм. Около 270 человек уже помогли проекту. Это люди разных возрастов и профессий со всей страны. Удивительно, что проблема старого деревянного дома в Вологде волнует всю Россию, и люди, которые даже никогда не бывали в Вологде, готовы лично участвовать в её решении. Правда, вологжан среди друзей дома Шахова оказалось меньшинство: чуть больше 30% (а именно 80 человек из 270). Не получится ли так, что москвичи возьмут и вывезут дом Шахова, скажем, в музей деревянного зодчества в Коломенском, а вологжанам-то вроде как и всё равно?

Кто бы мог подумать, что благодаря проекту по спасению дома Шахова московские активисты «Настоящей Вологды» познакомятся с москвичом-правнуком Илиодора Аполлоновича — Владимиром Константиновичем, физиком, который не только сделал существенный вклад в спасение дома, но и передал нам схему генеалогического древа Шаховых

Кто бы мог подумать, что благодаря проекту по спасению дома Шахова московские активисты «Настоящей Вологды» познакомятся с москвичом-правнуком Илиодора Аполлоновича — Владимиром Константиновичем, физиком, который не только сделал существенный вклад в спасение дома, но и передал нам схему генеалогического древа Шаховых

Хочется верить, что вологжане приняли вызов и заслуженно будут праздновать победу. Несмотря на опостылевшую пассивность и неверие в собственные силы, несмотря на сложные перспективы конкретного проекта, что-то прекрасное заставило вологжан объединиться — сочувствие к конкретному человеку, желание сохранить настоящую историю России, чувство сопричастности к гражданскому поступку. Интерес к национальной идентичности снова на подъёме не только в популистской демагогии чиновников, а на передовом крае интересов активного гражданского сообщества.

Запланированная сумма почти уже собрана, но Вы ещё успеете внести свою лепту, чтобы перекрыть оплату услуг «Планеты» и налоги — это очень важно (пока вместо необходимых по смете 210 000 мы получаем 164 430 р.). Внести вклад можно здесь.

За чудесное вдохновляющее видео спасибо Алексею Курбатову, Светлане Поповой-Знаменской и Эрнесту Горбикову.

Впереди Новый Год и Рождество. В это время принято дарить подарки и желать друг другу, близким добра, здоровья и долголетия. Хочется надеяться, что дом Шахова, Леонид Стариков, а также любимая Вологда получат небольшой презент от вас в виде неравнодушия. Ведь под Новый Год случаются чудеса и сбываются мечты!

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика