Толерантность по-русски, или что делал внук хана Кучума в Вологде

05.12.2013 [БлогоVO]

До эпохи Петра Первого Новый год, как известно, начинался 1 сентября. Поэтому январь был не первым месяцем года, а ближе к середине, но с переходом в 1700 г. на январское исчисление и счет от Рождества Христова, все поменялось 7121 год от Сотворения мира до 1 января стал 1612, а после уже 1613 г. Это до сих пор не могут понять многие историки и поэтому мы видим огромную путаницу в датах допетровской эпохи.

Итак, в середине января 1613 (7121) г. в Вологду прибыл «сибирский царевич» Араслан Алеевич с большим отрядом татар и казаков. Он за год до этого он перешел на сторону Второго Ополчения Минина и Пожарского и пользовался в кругах «Совета всея земли» уважением, все таки не кто-нибудь, а внук самого сибирского хана Кучума!

Царевич Араслан был назначен «по боярскому указу и по приговору всея земли быть в походе против Польских и Литовских людей и русских воров». Кроме татар и казаков в его отряде были дворяне из разных городов, беспоместные «дети боярские», короче, та еще команда!

В те времена был распространен так называемый «корм», т.е. самообеспечние за счет какой-либо территории. Отряду царевича определили в «кормление» Вологодский уезд. Вскоре на подмогу к Араслану явился Барай-мурза Алеевич и тоже с отрядом.

В обязанности обоих татарских начальников входила защита Вологды и уезда от казачьих шаек, промышлявших разбоем по городам и селам Севера Московского государства. Вместо того, чтобы защищать жителей от погромов, прибывшие сами занялись этим доходным делом, но их грабеж был прикрыт боярскими разрешительными грамотами.

На «защитничков» посыпались жалобы в злоупотреблениях. Служилые казаки и татары вели себя ничуть не лучше «воровских» казаков и татар, с той лишь разницей, что сопротивляться им крестьяне не могли, могли только жаловаться. Вот несколько примеров о деятельности отряда Араслана, найденных краеведами в документах вологодского архиепископа Сильвестра.

Отряд царевича на «корм» получил: муки ржаной, сухарей, толокна и круп, овса, свиного мяса, куриц, баранов. Для коней было заготовлено много сена. Все это добро на крестьянских же лошадках привезли в Вологду. Попутно они продолжали вымогать с крестьян деньги и, пользуясь зимним ввременем, целую неделю не разгружали подводы. Когда наконец добро перенесли в амбары, то выяснилось, что лошадей назад крестьянам они отдавать не желают. Бедные поселяне бросились жаловаться к царевичу, но были задержаны и закованы в цепи.

Служитель архиерейского дома дворянин Патрикеев заступился за крестьян и просил освободить их и вернуть лошадей. В результате он тоже оказался в темнице, скованный по рукам и ногам, был подвергнут пытке, в ходе которой мучители получили с него 56.5 рублей ( примерно 560 т.р. на наши деньги, по тем временам очень значительная сумма).

Крестьяне пригородного Прилуцкого монастыря тоже подверглись издевательствам и пыткам со стороны «защитничков». Днем их били палками по пяткам на правеже, ночью в одних портах сажали в подпол или вешали кверх ногами под потолок. А ведь была зима!

Справившись с пригородными деревнями, отряды царевича пошли по Кубенской дороге и учинили там полный разгром. Обратно они вернулись с телегами, груженными награбленным добром и как ни в чем не бывало принялись продавать его в Вологде. Царевич никаких мер против этих бесчинств не принял.

Современный исследовтель из Рязани А.В Беляков,автор хорошей биографической статьи об Араслане в попытках показать себя политкорректным, вопреки очевидному, пишет:
«Вряд ли следует искать в этом проявление умышленное проявление недружелюбия мусульманина по отношению к православным. Перед царевичем стояла задача содержать свой отряд в разоренной войной стране, что было само по себе не легко. А европейская практика тогдашних войн показывает, что присутствие любой армии, даже дружественной, дорого обходилось мирному населению».

Приводимые исследователем данные как раз свидетельствует об обратном, а именно, ненависти царевича к немусульманскому населению в Вологде в 1613 г. и потом в своих владениях, где Араслан был замечен в попытках насильственной исламизации подданных.

Несмотря на явные бесчинства татарского царевича, он был обласкан новой властью и уже в 1614 г. стал Касимовским ханом. Для чего было нужно московской власти это квази-государство на своей территории, непонятно, скорее всего, для демонстрации имперских амбиций, ведь каждый уважающий себя правитель империи, как бы она не называлась, имеет в титуле почетную фразу «царь царей» ( в разных вариациях).

Араслан хан умер в 1626 г. Ханство было упразднено. Его потомки постепенно сменили татарские имена на русские и через 2-3 поколения утратили мусульманскую веру и язык. Теперь они ничем не отличались от прочих придворных родовитых инородцев и вошли в родословные списки российского дворянства.

Для чего сегодня я вспомнил эту историю? Прежде всего для того, чтобы еще раз показать: власти у нас на обычных людей было всегда плевать.

Лояльный разбойник и грабитель царевич Араслан был ей куда ближе, чем разоренные им руссские православные жители в какой-то там Вологде и уезде.

Ему прощалось все преступления, ведь он — потомок Чингизхана, человек царской крови. Подобная толерантность была сознательной, так покупалась лояльность местных элит.

Не ту ли картину мы видим сейчас в некоторых республиках? Печально, что и 400 лет назад и сейчас все это делается за счет терпеливого русского народа.

Автор: Александр Быков
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика