Батюшков. С ума сойти-2

11.10.2013 [БлогоVO]

Доказательства сумасшествия Батюшкова — 1

Батюшков перестал писать стихи. Писал-писал стихи и прозу и вдруг — перестал... Ну ясно же — сумасшествие!

Между тем, тому были причины

Среди многих шалостей толстокожих литераторов — Батюшкова с какого перепугу зачислили в штатные сотрудника журнала «Сын Отечества», что было для самого Батюшкова неприятным сюрпризом.

Оскорбленный, Батюшков написал письмо к Гнедичу, в котором просил друга напечатать в журналах объявление:

«Гг. издателям „Сына Отечества“ и других русских журналов. Чужие краи. Августа 3-го н. с. 1821 г.

Прошу вас покорнейше известить ваших читателей, что я не принимал, не принимаю и не буду принимать ни малейшего участия в издании журнала „Сын Отечества“... Дабы впредь избежать и тени подозрения, объявляю, что я, в бытность мою в чужих краях, ничего не писал и ничего не буду печатать с моим именем. Оставляю поле словесности не без признательности к тем соотечественникам, кои, единственно в надежде лучшего, удостоили ободрить мои слабые начинания. Обещаю даже не читать критики на мою книгу: она мне бесполезна, ибо я совершенно и, вероятно, навсегда покинул перо автора».

Тогда же Батюшков поклялся — не писать.

«Нет, не нахожу выражений для моего негодования: оно умрет в моем сердце, когда я умру. Но удар нанесен. Вот следствие: я отныне писать ничего не буду и сдержу слово. Может быть, во мне была искра таланта; может быть, я мог бы со временем написать что-нибудь достойное публики, скажу с позволительною гордостию — достойное и меня, ибо мне 33 года, и шесть лет молчания меня сделали не бессмысленнее, но зрелее. Сделалось иначе. Буду бесчестным человеком, если когда что-нибудь напечатаю с моим именем».

Поклялся — и слово свое сдержал. Другого пути для дворянина — не было.

Уточню — Батюшков перестал ПУБЛИКОВАТЬСЯ! Писал он или нет — вопрос остается открытым, поскольку архив Батюшкова последовательно и тщательно уничтожен.

В 1852 году Батюшков написал в альбом своей племянницы:

Подражание Горацию.

Я памятник воздвиг огромный и чудесный
Прославя Вас в стихах: не знает смерти он!
Как образ милы ваш и добры и прелесты
(И в том порукою Наш Друг Наполеон)
Не знаю смерти я, и все мои творенья
От тлена убежав в печати будут жить
Не аполон, но я, кую сей цепи звнья
В которую могу Вселенну заключить
Так, первой я дерзнул в забавном руском слоге
О добродетелях Елизы говорить.
В сердечной простоте беседовать о Боге
И истину Царям громам возгласить.
Царицы царствуйте и Ты Императрица!
Не царствуйте Цари: я сам на Пинде Царь!
Венера мне сестра и ты моя сестрица
А Кесарь мой Святой Косарь.

Констан Батюшков.

(сохранена орфография и пунктуация оригинала)

Доказательство сумасшествия — 2

При встрече с Пушкиным Батюшков его не узнал.

Не узнал при встрече Пушкина?

А может, не захотел узнавать?

Думается, Батюшков был далеко не единственным, кто не подавал Пушкину руки — множество людей в то время поступали именно так.

Не касаясь масштабов литературного таланта Пушкина, отмечу, что назвать его порядочным человеком, не покривив душой, не могу — чего стоит хотя бы то, что он сожительствовал с женой графа Воронцова, пользуясь его гостеприимством, живя в его доме, обедая с ним за одним столом, да еще пописывал на него эпиграммы: «Полуподлец, полуневежда...»

Ходок Саша Пушкин был еще тот, с легкостью необычайной немало достойных людей по его вине были увенчаны развесистыми рогами, и он еще гордился своей репутацией, а уж обидеть Батюшкова, которому и так-то с женщинами катастрофически не везло, было проще простого...

Когда самому Пушкину лишь показалось, что на честь его жены кто-то покусился, сразу «забегал с волыной по стриту», как выражаются нынешние тинейджеры по этому поводу...

Во множестве источников повторяется — Батюшков не узнал Пушкина!

В апреле 1830 года Батюшков находился в Москве. Там его посещал А.Пушкин, стихотворение которого «Не дай мне Бог сойти с ума» предположительно навеяно впечатлением от этого визита

Известно, что в 1830 году его посетил Пушкин, которого Батюшков не узнал.

А когда же произошла встреча, в ходе которой Батюшков «не узнал» Пушкина? 3 апреля 1830 года.

Весной 1830 года Батюшков заболел воспалением лёгких. От этого недуга в ту пору умирало 99% заболевших. То есть — уже сам диагноз в то время был равнозначен вынесению смертельного приговора!

А теперь в свете этого диагноза посмотрим на эти строки:

«У постели больного собрались друзья, отслужили всенощную. Был Пушкин, но Батюшков не узнал его — ОН УЖЕ НИКОГО НЕ УЗНАВАЛ».

Высокая температура, сумеречное состояние, бред — это обычное явление при воспалении лёгких, когда не было нынешних жаропонижающих средств и антибиотиков!

«Поэт Александр Пушкин, бывший во время службы вместе с Муравьевой и княгиней Вяземской, подошел к столу, у которого лежал больной, и, отстранив свечу, с оживлением начал говорить что-то больному, который не шевельнулся и не промолвил ни слова, даже не обратил внимания на лиц, стоявших у него в прихожей. Вероятно, ему слышалось пение архангелов. Когда к нему послали сиделку с чаем, с единственной целью посмотреть, как он с ней обойдется, он ответил: «Вы мне решительно не даете покоя!» (дневник доктора Дитриха).

Воля ваша, но я не вижу здесь ничего, кроме усталости СОМАТИЧЕСКИ больного человека, которого ДОСТАЛИ сверх всякой меры.

Доказательство сумасшествия — 3

Батюшков сжег свои рукописи

Дескать, Батюшков сошел с ума, и сам сжег все свои бумаги в припадке душевного расстройства.

Между тем, никаких доказательств тому нету.

Вот что пишут современники:

«Некоторые предполагают, что Батюшков сам сжег все свои бумаги в припадке душевного расстройства, но это одно предположение; скорее надо думать, что они или затеряны, или похищены, равно как и его богатая библиотека, тем еще более замечательная, что, сколько известно, К. Н. любил при чтении делать собственноручные заметки в тех местах, которые в особенности останавливали его внимание. При скудости материалов для биографии Батюшкова, эти заметки были бы драгоценны». ( Д. Г. Бибиков)

Есть и такая версия: «Батюшков сжег и РАЗДАРИЛ знакомым все свои книги и рукописи».

А собственно, в чем признак сумасшествия? Гоголь сжег второй том «Мертвых душ», Достоевский сжег рукопись «Бесов» в камине...

Если бы только это!

18-летний Гоголь обежал все магазины, чтобы скупить тираж своего первого произведения, романтическую поэму «Ганс Кюхельгартен», а затем уничтожил его.

А.Пушкин — Десятая глава «Евгения Онегина» была оставлена автором только в виде зашифрованных четверостиший. От поэмы «Разбойники» уцелел только сюжет, который лег в основу «Бахчисарайского фонтана». Погибли и второй том «Дубровского», а также рукопись «Гаврилиады». Уже почти в конце работы над «Капитанской дочкой» были уничтожены ее черновые автографы к заключительным главам.

Булгаков сжег целиком первую версию романа «Мастер и Маргарита». Он привычно уничтожал отдельные листы, пачки листов и целые черновые тетради со своими произведениями, сжег много своих дневников, черновики 2 и 3 тома «Белой гвардии» и многое другое.

Анна Ахматова сжигала много своих произведений. Были сожжены произведения царскосельской тематики «Мои молодые руки» и «Русский Трианон». Поэма «Реквием» долгое время не была воплощена в рукописном варианте. Ахматова зачитывала готовые части поэмы друзьям и сразу же сжигала черновик.

Борис Пастернак не имел привычки хранить черновики и уничтожал рукописи, словно заметая следы своих неудач. Поэтому-то современные исследователи творчества Пастернака знают сравнительно немного о его творческом методе. Ликвидации подвергались не только рукописи, но и готовые произведения.

Доказательство сумасшествия — 4

Нелюдимость

Сколько прямых указаний современников на его нелюдимость, тягу к уединению, и вдруг выясняется, что с ним постоянно жил компаньон, штаб-ротмистр Львов.

Наконец, в доме жила прислуга. Сначала «четверо человек людей» кучер, комнатный лакей" (или «комнатный человек», повар, прачка . В отчёте за 1836 год уже значатся два лакея и появляется новое лицо — работница

Довольно многолюдное одиночество — не находите?

Действительно, Батюшков редко появлялся среди гостей, но когда появлялся, то был весьма приличен в обращении, и «умел щеголять теми утонченными и остроумными манерами, которые составляли принадлежность образованного общества в конце прошлого столетия. Разговор его отличался решительными, резкими суждениями и, по большей части, сарказмом».

«День его обыкновенно начинался очень рано. Вставал он часов в 5 летом, зимою же часов в 7-мь, затем кушал чай и садился читать, или рисовать; в 10-ть часов подавали ему кофе и в 12-ть он ложился отдыхать и спал до обеда, т. е. часов до 4-х; опять рисовал, или приказывал приводить к себе маленьких своих внуков, из которых одного чрезвычайно любил, и когда тот умер, то горевал очень долго о потере, как он сам говорил, „своего маленького друга“. Живя летом в деревне, К. Н. одну только ночь проводил в доме, а прочее время постоянно гулял, и это движение много способствовало тому прекрасному состоянию его физического здоровья, которым он пользовался до последних дней своей жизни.

Современные события чрезвычайно занимали Е. Н., и, читая газеты, как русские, так и иностранные, он часто разбирал политику властителя Франции, называл ее вероломною и постыдною, а в особенности бранил Турок, которые, по мнению его, вызвали тогдашние кровопролития. Имея пред собою карту военных действий, К. Н. шаг за шагом разбирал все действия союзных армий. При этом он вспоминал свои походы в Финляндии и любил говорить о сражениях под Гейльсбергом и Лейпцигом. В первом из них он был ранен в ногу, во втором потерял своего друга Петина».

И — перед кем разбирал действия союзных армий? С кем делился воспоминаниями?

(Продолжение следует)

Батюшков. С ума сойти...
Источник: Павел Шабанов
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика