Восстановление исторической справедливости

08.10.2013 [БлогоVO]

Захотелось мне справедливости. Вот прямо сейчас и на всю жизнь.

Речь идет вот об этой картине, отреставрировали которую в Санкт-Петербурге и презентация которой прошла успешно год назад в стенах нашего краеведческого музея. Как такового названия у картины нет, на сайте газеты Красного Севера она названа коротко: картина, рассказывающая о жизни преподобного Галактиона, создана художниками К. М. Козловым, А. И. Скрипицыным и И. А. Скрипицыным. Написана была в 1860-61 гг.

Здесь изображен один из ключевых моментов жизни святого. Она, нужно сказать, была не маленькая. 77 лет прожил Галактион на грешной земле. И жизнь его, лично у меня, в отличие от жизни некоторых других святых, вызывает уважение. Кстати, многочисленные версии пересказа Жития святого пестрят разного рода противоречиями. Я уже не говорю о том, что само Житие находится в ГАВО и до сих пор не опубликовано. И даже источниковедческой экспертизы по нему не проводилось.

Урожденный князь Бельский был спасен своими родственниками во время одной из многочисленных боярских междоусобиц. Сначала скрывался, потом перестал, но настолько привык к простой незамысловатой жизни, что зарабатывал на хлеб сапожным мастерством, женился на простой посадской девушке. Родилась дочка. А жена в родах умерла. И дальше начинается то, что сейчас было темой для романа, в 17 веке послужило темой для Житий, что впрочем недалеко ушло от романического жанра.

Видимо, смерть жены настолько повлияла на Галактиона, что он решил построить скит, приковать себя железом к стене и жить затворником. В Житии это называется «ему был дан знак», но я-то знаю — это была Любовь с большой буквы. Скит стал строить не в глухой тайге, здравый смысл, видимо, присутствовал, а прямо посредине города — у р. Содемы. Еду ему приносили и сапоги он продолжал ремонтировать. Далее про чудеса его рассказывается как-то смутно. Одно чудо — помолился и пришел дождь, было точно. Ну и прием страждущих посетителей ежедневно без выходных. А вот второе чудо назвается в житиях «прозрением». Якобы увидел Галактион, что Вологду ждет неисчислимые разорения и гибель. И пришел в земскую избу. Вот как раз этот фрагмент и изображен на картине.

Далее текст жития фееричен: Галактион в категорической форме потребовал построить на месте его обитания храм, чтобы молитва в оном помогла спасти Вологду от грядущего разорения. А теперь посмотрим на его оппонентов, тех благородных мужей слева на картине. В житии называется фамилия одного из них — Нечай Щелкунов. ( а вот в некоторых пересказах здесь и здесь он ошибочно указан как Нечай Проскуров). Фамилия Щелкуновых известна мне давно — это одни из богатейших людей посада, купцы и меценаты Вологды 17 века. В последней четверти 17 века Щелкуновы даже выбились в гостиную сотню — привилегированную купеческую корпорацию России того времени. Сам Нечай Щелкунов известен в том числе и тем, что участвовал в самоуправлении Вологды, в той самой земской избе, и был одним из организаторов местного сопротивления лихим людям. В частности, он подписался под запиской 1608 г., отправленной тотьмичам с призывом к совместной борьбе с поляками и литовцами. Также он, что известно из самого текста жития, построил на свои собственные деньги храм «во имя Живоначальной Троицы».

И вот этот весьма уважаемый в городе человек, УЖЕ ПОСТРОИВШИЙ ХРАМ, резонно возражает Галактиону «О себе только и заботится этот старец, ради собственного удобства добивается он постройки новой церкви». И, обратясь к преподобному, заметил: «Ведь есть неподалеку храм Флора и Лавра и церковь святой Екатерины — туда и ходи молиться. Если же по твоему совету построим новый храм на тво­ем месте, а потом ты помрешь, храм твой запустеет и поддерживать его будет стоить дорого». И на что наш святой и добрый Галактион отвечает (за такие ответы я особенно люблю наши многочисленные жития): «Не знаешь ты того, что впоследствии на месте моей келлии Бог прославит святое имя Свое: здесь будет построена обитель, соберется и братия, воздвигнутся украшенные храмы, а храм, тобою построенный во имя Живоначальной Троицы будет сожжен врагами; травой зарастет твой двор и род твой прекратится». Вот так, ни больше, ни меньше, если совсем просто — будь ты проклят собака, что мешаешь мне творить добро. Ни Нечай ни Галактион Вологду в сентябре 1612 года защитить не смогли — «воеводы Вологду пропили». Бедный Галактион погиб мученической смертью.

Кстати в смерти его Жития косвенно винят его дочку. Ту самую новорожденную, которую папа скинул на руки родственникам. Замуж ее никто выдать не постарался и бедная дочурка скиталась меж двор или жила иждивенкой при родственниках — обычная незавидная судьба незамужней в средневековье. Так вот эта самая «девица» бросилась искать защиты у отца в келье, за ней погнались бандиты, она каким-то образом убежала, а папу замучили насмерть. Вот он на позднейшей иконе.

Скорее всего, Жития писались уже после Смуты. И разговор такой с верхушкой посада вполне мог состояться. И, судя по Писцовой книге 1627 года, двор Нечая Щелкунова исчез, и церковь, им построенная, сгорела, хотя сам он остался жив. И прямую связь Нечая Щелкунова с вологодскими Щелкуновыми я пока проследить не могу. Поэтому вроде все правильно, «и храм сгорел и двор травой порос и род пресекся».

Но не оставляет меня чувство исторической несправедливости. Конечно, не сделают Нечая Щелкунова святым. Подумаешь, всего-то храм построил да городом помогал управлять много лет, и, скорее всего, дал начало роду людей очень деятельных и предприимчивых. Но имя его тоже должно остаться в веках, хотя бы наравне с тем же Галактионом Вологодским.

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика