Батюшков. С ума сойти...

03.10.2013 [БлогоVO]

Был ли Батюшков сумасшедшим ?

В 2009 году в Вологде вышла книга «И родина моя передо мною» с подзаголовком «Литературные традиции Вологодского района». (Автор-составитель Д.Ермаков).

В середине 19 века по Вологодскому уезду по дороге в Кирилло-Белозерский монастырь проезжал профессор Московского университета Шевырёв — вот он, на букву «Ша» в книге Д.Ермакова. В 1917 году в пригороде Вологды с Зинаидой Райх венчался Сергей Есенин — и он есть в книге, посвящённой литературным традициям Вологодского района.

А вот Павла Шабанова, живущего в Вологодском районе и пишущего здесь свои книги, в этой книге искать бесполезно.

(А хохма в том, что я, собственно, сегодня — единственный литератор, живущий и работающий на территории Вологодского района. Просто все остальные — в Москве да в Вологде).

Причиной тому — новелла в жанре «фантастическое краеведение», опубликованная в книге «История города Вологды. Чёрное зеркало», 2008 год.

Составителю «Литературных традиций...» очень не понравилось, как я посмел написать про «наше всё», А.С. Пушкина.

Впрочем, я оказался в неплохой компании — среди запрещённых литераторов и Владимир Войнович, который в войну жил под Вологдой, и описывая деревню Красное в «Чонкине», имел перед глазами деревню Назарово, что в 12 километрах от Вологды, и поселок Ермаково, где тогда был совхоз НКВД.

Вполне совковые литературные традиции, воспитанные искусствоведами в штатском — сделать вид, что знать не знают такого писателя — Войновича. Ведь роман о солдате Чонкине не понравился главному читателю — Позгалеву!

И вполне совковые традиции — лепить ярлыки.

Один из таких ярлыков — сумасшествие Батюшкова, отражено и в книге Д. Ермакова:

«Вся жизнь Батюшкова разделилась на две части — до болезни и в болезни. В 34 года он был поражен неизлечимым психическим недугом...»

Следствием этого ярлыка стал и памятник Батюшкову, который доморощенные острословы прозвали памятником лошади Батюшкова.

Памятник, действительно, несколько необычный — Батюшков держит коня в поводу.

Объяснение такой композиции — в аналогии с американскими конными памятниками, где давно уже выработан язык символов — если генерал спокойно сидит в седле, значит, умер своей смертью, если лошадь подняла одну ногу — значит, генерал был ранен, а ежели изображен на вздыбленном скакуне — значит, пал в бою. Соответственно, если Батюшков изображен сошедшим с лошади, то в этом прямой намек на его сумасшествие...

В 1996 году я вплотную занялся этой темой — сумасшествие Батюшкова. Были, были у меня сомнения...

Сразу после школы я отработал год санитаром в беспокойном отделении психиатрической больницы. (ГПБ-19 города Волгограда), и с тех пор чувствую КОНТИНГЕНТ прямо таки печёнкой. Это врачи, видящие пациентов раз в две недели и делающие выводы о состоянии больных по записям в наблюдательном журнале, могли позволить себе не различать симуляцию и диссимуляцию. Когда остаёшься ночью один на один с сотней пациентов, половина которых уголовники, проходящие психиатрическую экспертизу или курс принудительного лечения, то сразу научишься чувствовать, кто действительно псих, а кто — «косит под дурака», чтобы уйти от уголовной ответственности.

И после прочтения множества свидетельств современников у меня и появились сомнения.

А в 1996 году у меня появились ВОЗМОЖНОСТИ — я поступил на работу в Промышленно-Купеческий Банк «Традиция», (ныне — Промэнергобанк).

При приеме на работу в банк меня оформили завхозом. Настоящий заведующий хозяйством, Саша Коржов, наверное, до сих пор не может понять — зачем в отнюдь не гигантском хозяйстве банка понадобился второй заведующий...

И хоть я действительно занимался хозяйством в загородном доме банка в поселке Майский, взял меня Денисов для выполнения совсем других функций — я стал начальником глубоко законспирированного отдела коммерческой разведки, замыкаемого лично на Денисова, и под его непосредственным руководством в короткие сроки создал идеально действующую структуру добычи и накопления самой немыслимой информации в расчете на дальнюю перспективу.

В том, что никакой перспективы не оказалось, я себя виновным никоим образом не считаю — у президента банка «Традиция» была вышколенная личная охрана, была своя разведка, но не было контрразведки, и потому бывшему президенту банка бывшие компаньоны вскоре в суде с легкостью доказали, что в банке он, собственно, и не работал, контракт, заключенный с ним, не действителен, так что рассчитывать он может только на государственную пенсию аж в полпроцента от заработка.

За не работавшего в банке президента, оказывается, банк исправно платил налоги и отчисления во всевозможные фонды, исходя из зарплаты в 10 тысяч долларов, что для нашего суда, самого независимого в мире, конечно же, не доказательство, как и заверенный нотариально контракт...

Я уволился вслед за Денисовым из банка и с тех пор был с ним неотлучно, до последнего дня его жизни, когда он скончался в ночь на 2 мая 2005 года.

* * *

Как начальник отдела коммерческой разведки в средствах на добычу и обработку любой информации я был практически не ограничен, потому как заранее не было известно, какая информация ляжет мертвым капиталом, а какая — принесет экономический эффект. Так, потратив немалые средства на проверку невнятного слуха, что один из вологжан приходится сыном немецкому военнопленному из Грязовецкого лагеря, я впоследствии немало способствовал заключению выгодного контракта с господином Сименсом. (Его партнер по бизнесу искал хоть какие-то следы сгинувшего в русском плену дяди, а тут вдруг ему были предоставлены не только материальные свидетельства, но и живой потомок любимого дяди, что доказала генетическая экспертиза)

Так что я вовсе не чувствовал себя растратчиком, нанимая студентов-медиков, чтобы они на основании свидетельств современников составили перечень симптомов болезни Батюшкова, и оплачивая счета психиатров, проводивших заочную экспертизу. Давно известно, если встретятся два психиатра, то будет три противоположных диагноза. Но какие-то закономерности в заключениях незнакомых между собой специалистов были, и, в конце концов, проанализировав их предположения и заключения, я пришел к однозначному выводу — сумасшедшим Батюшков не был!

И при непредвзятом прочтении ВСЕХ описаний его поведения того времени я не вижу ничего, кроме простительной чудаковатости одинокого поэта.

Была душевная неустроенность, было неосознанное желание скрыться от жизненных неурядиц, от материальных проблем, от фатального невезения в любви...

Напомню — Батюшков прошел три войны!

Сегодня — все бывшие участники локальных конфликтов и «малых войн» доставляют много хлопот своим родным и близким, особенно после приема спиртных напитков, в стрессовых cитуациях.

А тут — три войны!

Было — потрясение при виде горящей Москвы 1812 года. Помимо всего прочего, в огне Московского пожара сгинули 22 тысячи раненых солдат Русской армии, попросту позабытых и брошенных. Треть тогдашней армии!

Ведомость об уборке тел на Бородинском поле
(после изгнания французов)

«Сожжено было 56 811 человеческих тел и 31 664 лошадиных. Операция эта стоила 2 101 рубль 50 копеек, 776 сажен дров и две бочки вина».

Я бы скорее удивился, если бы от осознания этой цифры у поэта не было глубокого потрясения...

Была душевная болезнь, а не сумасшествие!

Было отчаяние, были попытки самоубийства...Но были ведь и были тому причины!

Здесь и непрестанные столкновения с главой дипломатической миссии Штакельбергом, которому Батюшков подчинялся по службе, и опубликованное на страницах журнала «Сын Отечества» стихотворение от имени Батюшкова, что воспринял как оскорбление своей чести...

Была неудачная попытка жениться, на дочери близкого Батюшкову поэта и актера Алексея Михайловича Пушкина, и я крепко подозреваю, что виновником этой неудачи был повеса и бабник Александр Пушкин, привычно пошаливший с кузиной...

Конечно, для читателя в XX и в XXI веке читается дико:

Таврический губернатор Н. И. Перовский докладывает в Петербург 15 марта 1823 года: «Пятнадцать дней тому назад он перерезал себе горло бритвой; рана не была смертельна, ее быстро вылечили, но стремление его лишить себя жизни очень навязчиво...

Но совсем по другому это смотрелось в веке девятнадцатом.

Например, таким образом — перерезал горло бритвой — покончил с собой английский адмирал Роберт Фиц-Рой — в прошлом капитан того самого корабля «Бигль» на котором совершил кругосветное путешествие Чарльз Дарвин.

А дело в том, что такой способ самоубийства был в то время МОДЕН среди британских аристократов, в том числе и военных.

И что — все они были сумасшедшими? А японские самураи, совершавшие ритуальное самоубийство — харакири? (Сеппуку).

Они что, были поголовно сумасшедшими?

Источник: Павел Шабанов
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика