Правнук Маркса – офицер гестапо?

14.09.2013 [БлогоVO]

Вологда — удивительный город. В ней тесно переплелись загадки прошлого и нынешние тайны, секреты спецслужб и необъяснимые явления природы.

В Вологде происходит то, что не должно происходить по теории вероятности — в течение одного часа на нашем городском рынке я встретил двух телохранителей одного Ближневосточного, ныне покойного лидера — Мохаммеда, этнического араба, мусульманина, (мы с ним одновременно работали в банке «Традиция») и Алексея, этнического еврея, но православного, (в далёком 1975 году я травил его собаками на полигоне в Жёлтых Водах.)

Именно Алексей и показал мне довольно известного в Вологде человека с рекомендацией присмотреться внимательно. Присмотреться стоило.Это был пра-правнук Карла Маркса и сын офицера Гестапо.

И, когда однажды он подошел ко мне, чтобы получить автограф, я рискнул и спросил, но не впрямую — Михаил, вы знаете про Карла Маркса?

(Имя условное)

После краткой паузы он ответил. — Да, знаю. И про Конрада Платтена — тоже.

Конрад Платтен — так звали правнука Маркса, который, как принято считать, в 1943 году погиб на Восточном Фронте, под Новгородом.

По другой версии — он был офицером войск СС, и его расстреляли Смершевцы в том же 1943 году.

Во всяком случае, у него была татуировка с группой крови на левой руке...

И фамильное сходство, передаваемое из поколения в поколение — несомненно. Посмотрите на портрет юного студента Карла Маркса, мысленно уберите высокий воротник и чуть добавьте пышности волос...

Жившие в Вологде в год Олимпиады-80, узнаете это лицо?

Именно так выглядел сын Михаила в те годы...

Карл Маркс демонстративно отказался от материальной помощи родителей своей жены, но принял от них экономку Елену Демут. Эта служанка была своего рода свадебным подарком мамы Женни фон Вестфален. Теща и платила Елене Демут жалованье, пока была жива. Сколько платила — не оглашалось, но этих денег хватало, чтобы экономка в лихие времена содержала всю семью Маркса.

На восьмом году замужества Женни и своей службы в семье Марксов экономка Елена Демут родила чернявого младенца, поразительно похожего на Карла.

Это не было совпадением — Женни прекрасно знала, что это Карл соблазнил юную служанку. (Она поступила на службу к Марксам одиннадцати лет от роду).

Разумеется, Маркс не признавал своего отцовства, и никогда даже не пытался увидеться ссыном. Мальчика отдали на воспитание в приемную семью.

Энгельс официально признал себя отцом ребенка и платил приемной семье алименты на воспитание Фредерика — так назвали мальчика. Этот мальчик вырос в Англии, стал механиком по ремонту машин, активистом лейбористской партии. Умер в 1929 году в возрасте 78 лет.

Да, он знал, кто его родители, но общался только с официальным отцом, Энгельсом.

Уже после смерти Маркса Елена Демут хотела увидеть сына — тот отказался от встречи.

(По некоторым данным, он все таки встречался с Марксом, по крайней мере, один раз, но о чемразговаривали на этой встрече — неизвестно),

У Фредерика родился сын Гарри. У Гарри — Конрад.

Правнук Карла Маркса, Конрад, принял фамилию своей немецкой жены, Платтен, и в 1933 году уехал в Германию.

Конрад служил в гестапо и погиб на Восточном фронте, под Новгородом, в 1943 году, в возрасте 27 лет.

Это — официальная версия, многократно опубликованная.

Есть и другая версия.

Ведь родившийся в Великобритании Конрад Демут формально сохранял все права на гражданство Великобритании по праву рождения.

А 1943 год — это время, когда спецслужбы Советского Союза стали крутить КОМБИНАЦИИ в расчете на послевоенное время.

И ещё — когда в следующий раз встретите утверждение, что погибший (или исчезнувший) под Новгородом Конрад Платтен был офицером Гестапо, вспомните вот эти строки -

С момента своего создания и до своего исчезновения в мае 1945 г. Гестапо никогда не действовало вне собственно германской территории и никогда не имело своих подразделений на оккупированных Германией территориях как в Европе, так и в СССР.

Произошла путаница — Конрад Платтен был офицером не Гестапо — Geheime Staatspolizei, «тайная государственная полиция» (одно из подразделений МВД Германии), а ГеФеПо — Geheimefeldpolizei — «тайная полевая полиция», контразведывательное подразделение, организационно входившее в Абвер, военную разведку.

Часть офицеров «Гехайм фельдполицай» ГФПдействительно раньше служила в Гестапо, нобольшинство рядовых сотрудников и средний командный состав составляли чиновники криминальной полиции (KRIPO).

Конрад Платтен не спешил сознаваться в том, что он является офицером германской военной контразведки.

Какое-то время он находился в Вологодском лагпункте Лагеря № 158 под именем...

Разумеется, не под своим именем, что было несложно.

Так называемую «работу по оперативно-чекистскому обслуживанию пленных» офицер германской контразведки оценил крайне низко.

Откровенно малограмотные чекисты занимались такой ерундой...

Например, чекисты 158-го лагеря с гордостью и поспешно послали в Москву «... сообщение военнопленного Ярисен о наличии в германской армии нового танка-амфибии „Страк“ с габаритами 25×8 м и толщиной брони 20 см».

Представляете — танк длинной 25 метров и шириной — в 8? Ни на одну железнодорожную платформу не поместится!

Никто бы особо не старался снабдить чекистов информацией, даже туфтовой, но в лагере временами бывало очень голодно.

Как вспоминал один из военнопленных: «Вообще, проблема желудка была превыше всего, за тарелку супа или кусок хлеба про­давали душу и тело. Голод портил людей, коррумпировал их и превращал в зверей. Обычными стали кражи продуктов у своих же товарищей. Люди страдали от голодных гал­люцинаций, как в диком зверском сне. Часа­ми они могли рассуждать о еде. Это без­умное состояние доводило до того, что начинали коллекционировать рецепты гото­вки блюд и пирогов».

Этим и пользовались чекисты — из фондов лагеря № 158 оперативному отделению отпускались продукты питания в размере 15 % табачные изделия в размере 10 % от общей суммы средств, ассигнованной на оперативные расходы.

Вербовка носила постепенный характер — на вербуемого собирали компромат, давали выполнять поручения лагерного начальства, отбирали подписку о сотрудничестве с органами НКВД...

В результате распропагандированные «антифашисты» мало могли дать толковой информации.

Так, только в январе 1946 г. в ходе медосмотра в лагерях Вологодской области были обнаружены 57 эсэсовцев, в том числе в лагере № 150 — 19 чел., № 158 — 17 чел. и № 437 — 21 чел.

Как нашли? А по татуировке на предплечье левой руки в виде букв: «А», «О», «В», «АВ», обозначавших соответственно 1, 2, 3 и 4 группы крови.

А до этого, значит, не видели...

Так и Конрад Демут спокойно жил бы в лагере наЛьнокомбинате, работал бы на ВПВРЗ.

Но — конца войне ещё не было видно, оперчекисты вплотную занялись им, склоняя к сотрудничеству, и военнопленный Демут заявил, что располагает сведениями особой важности, которые может сообщить только высшему руководству.

Чекист пытался надавить на него, но Демут на довольно приличном русском языке объяснил ему, чтосведения эти настолько важны, что самого чекиста, как секретоносителя, загонят в такую глушь, на крайнийСевер, вести оперчекистскую работу среди белых медведей.

Даже начальнику областного управления, полковнику госбезопасности Галкину, отказался дать сведения.

Поторговавшись, Конрад согласился передать сведения лично начальнику 2-го Управления НКВД СССР комиссару госбезопасности 3-го ранга Федотову.

(После объединения НКГБ и НКВД 31 июля 1941 г. контрразведка стала именоваться 2-м управлением НКВД)

И спецконвой повез его в Москву...

Так Конрад проскочил между двух подводных камней —

1. Военнопленные, отказавшиеся сотрудничать с органами НКВД, отправлялись в штрафные подразделения.

2. Ведомственной инструкцией категорически запрещалось использовать в качестве агентов сотрудников разведорганов противника, вербовка которых по существу означала внедрение спецслужб противника в советский секретный аппарат.

Через несколько дней в Вологду Конрад вернулсяуже в сопровождении офицеров контрразведки. Конвой, который вез его в Москву, был отправлен на Дальний Восток.

Так, на всякий случай...

А почему в Вологду?

Собственно, было все равно, где создать с нуля маленькое отделение разведшколы.

Конрад Платтен, он же Демут, настоял, чтобы это была Вологда, где его ждала любимая женщина.

Да, было такое в то время.

И некоторые немецкие военнопленные, солдаты и офицеры Вермахта, свободно передвигались по Вологде без конвоя, и вологжане видели их на сеансе в кинотеатре им. Горького, в скверах, у пивных ларьков.

И — дело молодое! — встречались с девушками...

«Военнопленный Людвиг, работающий в местечке(...) на заготовке дров для лагеря № 437, имеет свободное хождение, ночует, где ему вздумается, занимается систематической пьянкой. Наряду с этим военнопленный Людвиг имеет интимную связь с гражданкой К. . К. от военнопленного Людвига беременна... Семью К. Людвиг обеспечивает продуктами за счет военнопленных, носит хлеб, крупу, мыло, а также занимается продажей продуктов, принадлежащих военнопленным, работающим на заготовке дров»

И таких случаев было десятки, если не сотни, что подробнейше отражено в сводках НКВД.

Кому интересно, почитайте — А. Кузьминых.Иностранные военнопленные и советские женщины
// Отечественная история. — 2008. — № 2

Окончание следует

Источник: Павел Шабанов
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика