Вологодский полтергейст, которого не было

31.08.2013 [БлогоVO]

Меня давно уже спрашивают — Почему не напишете о полтергейсте в Заречье, во Фрязиново?
Я неизменно отвечал — потому, что мало источников.

На самом же деле я не знал, отчего мне не хочется заниматься этим делом. Просто — срабатывала, что называется, ЧУЙКА, которая меня редко подводила.
Ну, было в этом деле что-то искусственное, несуразное, торчали какие-то лишние, чужеродные детали из этой конструкции...

Какая-то не вологодская была эта история.

А я при расследовании подобных дел руководствуюсь старым принципом
Жизнь не настолько проста, как вам кажется. Она ещё проще.

Ну, давайте вместе разбираться с этим делом, о котором в свое время написал Валентин Пикуль, так и назвав — Вологодский полтергейст.

— Ведь ты вологодская, родилась и выросла там, — допытывался я у жены, — что ты можешь мне рассказать о Фрязиново?

— А почему оно тебя так заинтересовало? — спросила Тося. — Что-нибудь там случилось?

И мне пришлось поведать жене очень давнюю историю, которую заодно уж сообщу и читателю.

Обратите внимание — человек, никогда не бывавший в Вологде, рассказывает вологжанке... И она о такой романтической истории ничего не знает!

Краткое содержание новеллы Пикуля — вскоре после войны 1812 года некий вологодский купец Смородинов купил во Фрязинове заброшенный участок.
«Под сенью многовековых лип, посаженных Бог знает в какие времена, укрывались развалины массивного здания, напоминавшего торжественный мавзолей».

При строительстве дома разломали толстенные своды сохранившихся подвалов, и там нашли...
Ну, конечно же! Скелеты в цепях... Ну, как старинному подземелью да без скелетов, прикованных к стене?
Скелеты вместе с цепями темной ночью выкинули в реку, построили дом, поселилось в доме семейство Смородиновых, тут и началась чертовщина.

Смородинов вечером рассказывает жене: «... что днем в его мучной лабаз заходил какой-то странный пожилой господин, удививший приказчиков необычным нарядом: кафтан из бархата, украшенный старинным позументом, на боку — сабля, а за поясом — пара пистолей». Наверное, актеришко из театра губернского".

И ночью, в таинственной тишине, под бряцанье сабли и звон шпор явился загадочный гость -
Шлык из красного бархата небрежно свисал с верха его соболиной шапки, кафтан серебрился, сапоги из желтого сафьяна даже не скрипнули, они излучали меркнущий свет от жемчугов, унизавших голенища. При свете луны броско вспыхнул алмаз в перстне этого человека. Изможденное лицо с обвислыми, как у запорожца, усами дрогнуло в жуткой улыбке.

Потом это же привидение ссыльного поляка испугало лошадей, и опрокинуло сани...
Потом неведомая сила избила и порвала одежду на слугах, так, что этим делом занимается полиция...
Очень страшно!

Тут появляется ссыльный доктор Яблоков, покупает полтергейстный дом и дает задаток.
И вновь злобный полтергейст бушует, летят ведра и поленья...

Тогда дом сдают на постой солдатам, дескать -"...русского солдата нечистою силой не запугаешь. Мы сами с усами, и любого беса изгоним за рубежи с позором, как изгнали даже Наполеона! А посему, Николай Петрович, душевно благодарим, думаю, в вашей усадьбе разместим целую роту капитана фон Ульриха«.

но и армия оказалась бессильна. И Пикуль живописует, как: «Солдаты, вломившись на кухню, узрели необычную картину: переползая через края котла, каша „чулком“ сползала на пол и, вроде толстого удава, стремилась уползти в двери, чтобы оказаться — за порогом кухни — на лоне природы».

В общем, по повелению губернатора дом сносят, а на его месте растят картошку...

«Я плохо ориентируюсь в топографии современной Вологды, но знаю, что бывшее Фрязиново давно вошло в черту городской застройки. Я останусь душевно благодарен читателям, если они дополнят мой рассказ, но особо останусь благодарен тем из них, кто сообщит мне о судьбах потомства Николая Петровича и жены его Дарьи Никитичны Смородиновых, — заранее благодарный. Ваш автор».

Но — при всем желании я не смог бы сообщить автору историко-приключенческих бестселлеров ничего о купце Смородинове.

Я вам открою страшную тайну — не было в Вологде купцов Смородиновых!
Впрочем, не стоит слишком строго подходить к литературному произведению.

А откуда Валентин Пикуль взял фактуру?

Установить это было бы несложно даже в том случае, если бы я раньше не читал о «Тайне Смородиновского дома» в дореволюционном журнале «Ребус».

Пикуль сам дает указание: «Старый журналист А. А. Дунин, описывая, как было дело, использовал протоколы Вологодского полицейского управления...»

Вряд ли журналист Дунин, работавший в конце XIX-го — в начале XX-го века в «Самарской газете» и в «Казанской газете» был допущен в архивы Вологодского полицейского управления.

Так что начало новеллы в журнале «Ребус» 1917 года «В полицейском архиве города Вологды имелось дело о странных явлениях в слободе Фрязиной. В 1820-х годах здесь на пустыре построил дом купец Смородинов» следует отнести к фантазии автора, тем более, повторяю, что никаких купцов Смородиновых в Вологде отродясь не было. Уж купеческое сословие считали и учитывали дотошно.

Купцы третьей гильдии могли вести мелочную торговлю, содержать трактиры и постоялые дворы, заниматься ремеслом.

Так что ведущий мучную торговлю мифический купец Смородинов мог быть никак не меньше, чем второй гильдии, а значит, объявленного (задекларированного) капиталу у него должно было быть не менее 20 тысяч рублей. И он ежегодно должен был платить 5,225 % от этой суммы. То есть — 1045 рублей в год за удовольствие называться купцом второй гильдии.

(Купцы второй гильдии могли владеть речными судами. Кроме того, купцы первой и второй гильдии могли владеть фабриками и заводами, освобождались от телесных наказаний и от рекрутской повинности, то есть ни их самих, ни их детей не могли призвать в армию.)

А что в то время значило — 1000 рублей?
Сапоги простые смазные — 1 руб. 70 коп. Холст — 6 коп за аршин.
Аршин сукна (70 см) — 65-70 копеек. То есть — километр с лишним шерстяной ткани.
В ту пору скромная комната в Петербурге с мебелью, отоплением, самоваром и прислугой стоила 5 рублей в месяц, обед обходился в 15 — 20 копеек.
(цены привожу по книге ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ РУССКОГО ГУСАРА В ЦАРСТВОВАНИЕ ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА I)

Так что фигура такого масштаба, платившая в казну ежегодно поболе 1000 рублей, не осталась бы незамеченной, и проходила бы по множеству документов.

И так — за что ни возьмись. Вот в журнале «Ребус» читаю о Смородинове: «Особенную радость доставил ему купленный в тот год один орловский рысак, на котором он стал выезжать».
Между тем, орловских рысаков еще не было в природе, (они появились лет через 60 после описываемых событий), да и сам создатель породы, граф Алексе́й Григо́рьевич Орло́в-Чесменский, тогда ещё не родился.

В те времена в Российской армии был только один капитан Корнелий Эдуард Ульрих, отец будущего эстляндского губернатора Василия Ульриха.

Его сыновья, Василий и Ромео Ульрих проходили службу в инженерных войсках, и командовать пехотной ротой в Вологде никак не могли — нет в их послужных списках Вологды.
И генерала Иванюкова не было ни в Вологде, ни в России.

Вологда — город деревянный. Все каменные дома известны были наперечет, так что каменного здания, неизвестно кому принадлежащего, в Вологде быть не могло.

Около 10 тысяч (Десять тысяч!) ссыльных побывало в наших местах, но — это ведь были не бомжи неизвестные без роду-племени, а все люди считанные. Докторов среди них — по пальцам сосчитать, и Яблокова среди них не было.

«...дом Смородинова опустел, теперь уже надолго. Хозяин пожертвовал его церкви на помин души неизвестных людей, погребённых без отпевания. Церковный причт освятил помещение, объявил об этом и решил сдать дом в аренду». (цитирую журнал «Ребус».
Опять же — о передаче дома храму Андрея Первозванного (ближайший храм) никаких свидетельств не существует.

Вывод — история эта высосана из пальца, от первой строки до последней.

Что и неудивительно — журнал «Ребус», который начинал издаваться как листок занимательных загадок и ребусов, стал органом спиритизма и медиумизма.

Для справки — Медиум (от лат. medium). В спиритизме — посредник между миром духов и людьми. Через него, по воззрениям спиритов, в состоянии транса передаются сообщения умерших; наделен способностями к сверхчувственному восприятию. Принцип действия медиума состоит в том, что он выделяет особый флюид, которым могут воспользоваться духи для своих материализаций.

И цель этого журнала, по словам издателя — «...искоренение материалистического воззрения», не больше и не меньше.

Вот именно такие рерихнутые и чокнутые рассказулечки в нем и печатались, не имеющие ничего общего с реальностью.

Источник: Павел Шабанов
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика