Возвращение к цивилизации и снова первобытные дебри...

29.08.2013 [БлогоVO]
Мы оставили студента Васю Кандинского в самом дальнем углу Кадниковского уезда в компании крестьянина сказочника и деревенских попрошаек-шоптаников. Но ямская гоньба работала и спустя некоторое время, путешественник Кандинский, преодолевший весьма значительные расстояния по окраинам уезда, вернулся в город Кадников. там его встречали старые знакомые:

«Июнь, 10.
Приехал в Кадников. Был у Иваницкого целый вечер. Он читал мне свой дневник с Печоры, подбирали песни и говорили. Заставил взять меховую шапку. Послал телеграммы и получил Wiedemann’a и письма».

Вайдеман- автор Зырянско-немецкого словаря. Книга была издана в 1880 и за неимением русско-зырянского словаря была очень востребована у тех, кто собирался путешествовать в те края.
«Июнь 11.Был у Фишера, где и обедал. Встретил сына Красикова и Завадского. Заставил, Ф[ишер], взять полушубок. Был у Межакова».

В местных говорах это называется «гостеваться». Наконец то Кандинский встретился с знаменитым помещиком А.А. Межаковым, жаль, что не в родовом поместье, а в уездном центре.

На этом кадниковский этап путешествия завершился. В те времена по реке Сухоне ходили пароходы и Кандинский, продолжил свой путь " в зыряна" уже по воде.

«В 3½ выехал и приехал прямо на пристань в 7½. Познакомился с Арх[ипом] Никитиным, человеком образованным. В 10 ч. при стечении публики двинулись в путь („Вот он путешественник... этнограф“). Познакомился и до 2 ч. ночи проговорил
с Ус[тюжским] ...,и каким-то переезж[ающим] в Арх[ангельск] одесситом».


На следующий день путешествие на пароходе продолжилось:
«июнь, 12
Встал в 7½ и, попив кофе, стал читать Wiedemann’a. Пароход м[ежду] пр[очим] пристал к самому берегу, чтобы спустить попа. — Зырянское начинается. Холод!..
Целый день дули с Самсоновым чай. (
видимо это попутчик), смотрели Тотьму. Хорошенький, чистенький, но бесконечно провинциальный город. Везде есть будки с продажей арестантских изделий. (Тюрьма здесь ... как chambres garnies)( мебелированые комнаты)... После обеда лег спать и... проснулся лишь на другой день».

Кто плавал на пароходе по Сухоне- знают, какие великолепные виды нижней Сухоны проспал Кандинский. Ну что же делать, организм, уставший в поездке по Кадниковскому уезду, требовал отдыха перед новой, еще более сложной дорогой.

«июнь, 13.
Приехал в В[еликий] Устюг. Был у исправника Никитина, где встретил любезный прием. Лодка стоит до 9 р., но дороги рабочие. Обедал и гулял по саду, обращая на себя, как иноземец, общее внимание. В 9 часов пошел в цирк. Печальное зрелище!.. Какая-то дама, французская дама, моя соседка, позволяла дочери бегать в помещение и даже поднести г. Люй букет. Sancta simplicitas!. (
святая простота) В 1-ом часу был уже дома. За стеной пьяная компания, потеряв стыд, орет всю ночь!...Жарко».

Что и говорить, Устюг показал себя не в лучшем виде и уже на следующий день Кандинский покидает восточный форпост будущей Вологодской области и углубляется в суверенные владения зырян, или как они себя называют «Коми войтыр».

«июнь,14.
Что-то все начинаю терять и забывать. Боюсь приступов рассеянности. Как ехать? Когда? А времени страшно мало. — Холодно, градусов 5-6. Часа в 2 — жарко».

Это последняя запись в дневнике, касающаяся современных вологодских пределов. На этом заканчиваем и мы обзор путешествия будущего великого художника Василия Кандинского по нашему краю.

Искусствоведы считают, что эта экспедиция сильно повлияла на мировоззрение молодого человека, он все больше интересуется искусством, все менее юриспруденцией и вскоре круто поменяет свою судьбу и станет художником. Потом, уже в своих искусствоведческих трудах, он не раз будет обращаться к воспоминаниям об этой экспедиции. Но это уже совершенно иная тема, для изучения которой следует читать более поздние труды великого художника.

Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика