Возвращение к цивилизации и снова первобытные дебри...

29.08.2013 [БлогоVO]
Мы оставили студента Васю Кандинского в самом дальнем углу Кадниковского уезда в компании крестьянина сказочника и деревенских попрошаек-шоптаников. Но ямская гоньба работала и спустя некоторое время, путешественник Кандинский, преодолевший весьма значительные расстояния по окраинам уезда, вернулся в город Кадников. там его встречали старые знакомые:

«Июнь, 10.
Приехал в Кадников. Был у Иваницкого целый вечер. Он читал мне свой дневник с Печоры, подбирали песни и говорили. Заставил взять меховую шапку. Послал телеграммы и получил Wiedemann’a и письма».

Вайдеман- автор Зырянско-немецкого словаря. Книга была издана в 1880 и за неимением русско-зырянского словаря была очень востребована у тех, кто собирался путешествовать в те края.
«Июнь 11.Был у Фишера, где и обедал. Встретил сына Красикова и Завадского. Заставил, Ф[ишер], взять полушубок. Был у Межакова».

В местных говорах это называется «гостеваться». Наконец то Кандинский встретился с знаменитым помещиком А.А. Межаковым, жаль, что не в родовом поместье, а в уездном центре.

На этом кадниковский этап путешествия завершился. В те времена по реке Сухоне ходили пароходы и Кандинский, продолжил свой путь " в зыряна" уже по воде.

«В 3½ выехал и приехал прямо на пристань в 7½. Познакомился с Арх[ипом] Никитиным, человеком образованным. В 10 ч. при стечении публики двинулись в путь („Вот он путешественник... этнограф“). Познакомился и до 2 ч. ночи проговорил
с Ус[тюжским] ...,и каким-то переезж[ающим] в Арх[ангельск] одесситом».


На следующий день путешествие на пароходе продолжилось:
«июнь, 12
Встал в 7½ и, попив кофе, стал читать Wiedemann’a. Пароход м[ежду] пр[очим] пристал к самому берегу, чтобы спустить попа. — Зырянское начинается. Холод!..
Целый день дули с Самсоновым чай. (
видимо это попутчик), смотрели Тотьму. Хорошенький, чистенький, но бесконечно провинциальный город. Везде есть будки с продажей арестантских изделий. (Тюрьма здесь ... как chambres garnies)( мебелированые комнаты)... После обеда лег спать и... проснулся лишь на другой день».

Кто плавал на пароходе по Сухоне- знают, какие великолепные виды нижней Сухоны проспал Кандинский. Ну что же делать, организм, уставший в поездке по Кадниковскому уезду, требовал отдыха перед новой, еще более сложной дорогой.

«июнь, 13.
Приехал в В[еликий] Устюг. Был у исправника Никитина, где встретил любезный прием. Лодка стоит до 9 р., но дороги рабочие. Обедал и гулял по саду, обращая на себя, как иноземец, общее внимание. В 9 часов пошел в цирк. Печальное зрелище!.. Какая-то дама, французская дама, моя соседка, позволяла дочери бегать в помещение и даже поднести г. Люй букет. Sancta simplicitas!. (
святая простота) В 1-ом часу был уже дома. За стеной пьяная компания, потеряв стыд, орет всю ночь!...Жарко».

Что и говорить, Устюг показал себя не в лучшем виде и уже на следующий день Кандинский покидает восточный форпост будущей Вологодской области и углубляется в суверенные владения зырян, или как они себя называют «Коми войтыр».

«июнь,14.
Что-то все начинаю терять и забывать. Боюсь приступов рассеянности. Как ехать? Когда? А времени страшно мало. — Холодно, градусов 5-6. Часа в 2 — жарко».

Это последняя запись в дневнике, касающаяся современных вологодских пределов. На этом заканчиваем и мы обзор путешествия будущего великого художника Василия Кандинского по нашему краю.

Искусствоведы считают, что эта экспедиция сильно повлияла на мировоззрение молодого человека, он все больше интересуется искусством, все менее юриспруденцией и вскоре круто поменяет свою судьбу и станет художником. Потом, уже в своих искусствоведческих трудах, он не раз будет обращаться к воспоминаниям об этой экспедиции. Но это уже совершенно иная тема, для изучения которой следует читать более поздние труды великого художника.

Автор: Александр Быков
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика