Так был ли Ленин в Вологде? - 4

29.08.2013 [БлогоVO]

Где камни?
Итак, судя по всему, Владимир Ульянов оставил бриллианты, изумруды и рубины в Вологде, не рискнув взять их с собой, а после Октябрьского переворота ему было не до них.

Вовсе не призываю сей же час бежать и искать эти камни, но все же, давайте прикинем — где они могут быть сегодня?
СЛУХИ об этих камнях далекими отголосками до сих пор ходят, и их связывают с определенными людьми.

Богданов
Один из временных соратников Ленина, Богданов, (настоящая фамилия — Малиновский Александр).
В 1901-1903 г.г. отбывал ссылку в Вологде. Работал в земской больнице с. Кувшиново, в доме с нынешним адресом № 4 по улице Майской. Здесь же, у Богданова, проживал и Луначарский, и именно через Богданова Ленин узнал о существовании будущего наркома просвещения Луначарского.

Весной 1904 Богданов переехал в Швейцарию, где сблизился с Лениным.
И именно в июле 1904 года Ленин приезжает в Кувшиново, в тот дом, где жил Богданов! (Здесь его ждал доверенный человек с квитанцией камеры хранения).

Насколько Ленин в ту пору доверял Богданову, говорит такой факт — в 1906 году Владимир Ульянов-Ленин создал «Коллегию трех», или «Финансовую частную группу» в составе Александра Богданова (партийная кличка «Антон»), Леонида Красина («Никитич») и себя. Задача коллегии — решение проблемы финансирования революционной деятельности партии.

Можно предположить, что Богданов передал Ленину тайник, и именно в нем Ленин оставил «горячие» камни, которые опасно было перевозить?

В 1907 Богданов за границей редактировал вместе с Лениным газету «Пролетарий», но вскоре из-за разногласий вышел из состава редколлегии.

В 1909 г. между Лениным и Богдановым произошел разрыв, вызванный вопросом о том, должны ли большевики принимать участие в 111-й Думе. Богданов, настаивая на более радикальной позиции — выходе из Думы и форсированию революционного движения путем подпольной деятельности, в 1910 г. был исключен из Центрального комитета большевистской партии.
Утрачено доверие, и настало время сменить тайник.

Сундуки Ивана Саммера

Иван Адамович Саммер (1870-1921) — большевик. Сослан в Вологодскую губернию в 1899 г. Отбыв ссылку, с 1904 г. вел партийную работу в Казани, в октябре 1905 — вождь революционного восстания казанских рабочих и студентов. В 1909 вновь был сослан в Вологду.

Опять многозначительное совпадение — 1904 год, Казань. Именно тогда ограбили Казанско-Богородицкий монастырь.

И именно Саммер в 1913 году делал у разных столяров один и тот же заказ — сундук с тайником.
Это не осталось незамеченным в маленьком городе Вологде, где все столяры друг друга знали — несколько сундуков с двойным дном, и слухи по Вологде пошли.

Сестры Ольга и Людмила Саммер, близко дружившие с сестрой Ленина, Марией Ильиничной Ульяновой, во время ее пребывания в вологодской ссылке:

«Мы были гимназистками, когда в городе распространился слух о приезде Ленина. Этот слух был настолько всеобщим, что даже одна наша подруга по гимназии, семья которой была недалеко от колонии ссыльных, таинственно спросила нас: «Правда, что вы его прячете ночью в СУНДУКЕ»?
Похоже, не Ленина прятали в одном из этих сундуков, а камни из драгоценной ризы исчезнувшей иконы.

А жили Саммеры в ту пору в доме с нынешним адресом Засодимского 14.
И этому дому следовало бы уделить сугубое внимание — дом железнодорожного служащего Константина Константиновича Попова построен в 1910 году, Иван Саммер принимал активное участие в обустройстве дома перед переездом сюда, так не тогда ли, в период завершении строительства, и был сделан надежный тайник?


Сундуки Михаила Сурова

Осенью 2005 года для съемок телевизионного фильма по моей книге «Как пройти в библиотеку Ивана Грозного?» понадобились старинные книги и сундуки. Как всегда, это было нужно немедленно, и с некоторым сомнением я позвонил Михаилу Сурову и тут же получил четкий ответ: «Так, поедешь по такому-то адресу, там в ангаре стоит 3 тысячи сундуков. Выберешь, какие надо, там же, в административном здании, тебе покажут старые книги. Тебя будут ждать».

Честно скажу — я думал, Миша прихвастнул. Ну, где это видано — 3 тысячи сундуков, собранных в одном месте?

Тихий молодой человек проводил меня и Анатолия Ехалова к ангару, мы распахнули высокие ворота и замерли, пораженные сюрреалистическим зрелищем. Узенький проход, по обеим сторонам которого в семь, восемь, девять ярусов наставлены сундуки, лари, укладки...

Окованные железом и медными полосами, обшитые серебряной фольгой, кожаными ремнями... Дорожные сундуки, подголовные низенькие сундуки со скошенной верхней крышкой, на которые купцы клали подушку, и гигантские сундуки, в которых укладывали приданное... Укладки для казны с музыкальными замками, тогдашними аналогами сигнализации.

Я прикинул длину гигантского ангара, ширину, принял среднее количество в ярусе за 8... Получалось, что сундуков там было не меньше 10 тысяч. Представить усилия, которые понадобились, что бы собрать такое количество... Найти, перевезти...

Большинство сундуков были в ветхом состоянии; продать эту рухлядь — в доходе не будешь. Но вот, они стоят, сохраненные, и если когда-то возникнет потребность создать «музей сундука» — материалы для него стоят в ангаре, сотнями рядов, десятками шеренг...

Мы выбрали сундуки, подобрали книги, благополучно сняли фильм.
В титрах фамилии Сурова не было...
И уже спустя много лет я задумался — а зачем Сурову СТОЛЬКО сундуков?

Нет, действительно, зачем? Других экспонатов на его базе в деревне Марково было в сотни раз меньше. К примеру, патефонов разной степени сохранности у него было сотни полторы, и они все умещались в относительно небольшой комнате. Тележных колес — тоже около сотни. А сундуков — несколько тысяч!

И когда в очередной раз приехал в Марково (как раз брали несколько патефонов для профессора МГСУ Владимира Сорокина), то я заглянул и в ангар, где до потолка громоздились сундуки. Снова пересчитал — сотни рядов, десятки шеренг...

Сундуков было больше 10 тысяч!

Я не пожалел времени и камуфляжного костюма, переставляя сундуки и осматривая их.
И вскоре проявилась закономерность — ВСЕ сундуки, у которых стенки, днище или крышка были несколько толще обычного, были собраны в одном месте, и эти стенки и днище были аккуратно просверлены тонким сверлом в нескольких местах.

Явно искали тайник...
Позднее этих сундуков я не видел.

Дом Самарина

Дом Самарина на Советском проспекте, в котором Мария Ильинична, сестра Ульянова-Ленина, жила в вологодской ссылке, (и в котором сейчас находится ее музей), я бы отнес к самым маловероятным местам тайника. Разве что — временное пристанище для того самого сундука с тайником. Дом настолько тщательно реставрировали, что тайник обязательно нашли бы, а ТАКИЕ камни обязательно были бы замечены, появись они на черном рынке или попытайся кто-то их сдать в скупку.

Дом Анны Васильевны Дес-Фонтейнес, (нынешний адрес — Советский проспект 13-а) в котором останавливался Ленин в 1913 году.
Очень сомнительно. Хороший тайник быстро не сделаешь.

Дом Кукушкина

Дом Кукушкина в деревне Раскопино, где на даче проживали Мария Ильинична и Мария Александровна Ульяновы, позднее, при Советской власти — филиал музея Ульяновой в Вологде, в связи с чем хозяев вежливо выгнали из собственного дома.

Этот дом часто вспоминается в связи с тотальным и тщательным обыском, который провела полиция 26 июня 1913 года. Ничего существенного полиция тогда не нашла.

И это — хороший аргумент для того, чтобы в этом доме сделать небольшой тайник для длительного хранения. Вполне логично — чего искать полиции после обыска, во время которого перевернули и вытрясли все бочки и ящики в лавке на первом этаже и на чердаке.

А теперь вспомним о том, что Лидия Ивановна Кукушкина, хозяйка дома в пригородной того самого дома в Раскопино, тоже уверяла, что Ленин бывал у них.

«Он якобы приезжал только на один день повидаться с матерью и ночью скрылся от полиции».
Встретиться с матерью он мог в любом месте, а не в деревне, где появление нового человека обязательно привлечет внимание, а вот приехать на несколько часов, чтобы лично сделать закладку в тайнике — это вполне логично.

Сам Ленин вряд ли мог сделать надежный тайник, поскольку с детства воспитан был белоручкой, а вот то, что за 10 дней до обыска сюда приезжал муж Марии Ульяновой, Марк Елизаров, это подкрепляет версию размещение здесь тайника.

Елизаров — из крестьянской семьи (его отец был крепостным) — а значит, не мог быть белоручкой, и уж топор и долото в руках держать умел.
И — главное!

Марк Елизаров в 1909-1916 г.г. служил в страховом обществе «Саламандра», Российском транспортном страховом обществе, Страховом обществе «Волга».

А после революции, 23 марта 1918 года, он стал главным комиссаром им же созданного Комиссариата по страхованию и борьбе с огнем.

То есть — Елизаров был экспертом по пожарам, и знал, где и как нужно разместить тайник, чтобы он не пострадал при пожаре.

И — раз полиция не нашла тайник через десять дней после изготовления, сделан он был надежно.

Источник: Павел Шабанов
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика