О вологодских белоризцах и японских ниндзя с точки зрения пиара

19.08.2013 [БлогоVO]

Учительница: Так вот дети, знайте, что ондатра — это тоже крыса,... просто у нее лучше PR.

Само слово «ниндзя» в японском языке появилось только в XX веке. Раньше в значении «тайный шпион, лазутчик» употреблялся термин «синоби», точнее «сино-би-но-моно». Этим термином именовались шпионы вообще, безотносительно их принадлежности к каким-либо кланам. Соответственно, слово «синобу» (а не «нин-дзюцу») обозначало обычное искусство шпионажа и разведки, диверсий и саботажа, без налета мистики, клановости и т.д.

Стараниями нынешних «знатоков» ниндзя в массовое сознание вбили убеждение, что ниндзя использовали какую-то необычную, фантастическую технику боя с оружием и без него. «Синоби бу-дзюцу» — боевые искусства ниндзя, конечно, имели определенную специфику, но эта специфика была связана с тактикой, а не техникой боя.

Ниндзя попросту избегали прямого столкновения с противником, действовали исподтишка, из-за угла. Все приемы средневековых разведчиков Японии были рассчитаны на то, чтобы отвлечь, напугать, затормозить преследование и смыться, не ввязываясь в бой.

Ниндзя шагают по планете
Никаких ниндзя, как действующей силы, в Японии в XIX веке уже не было, и кланы потомственных диверсантов, террористов и разведчиков занимались к этому времени ремеслами и торговлей. В стране культивировалась самурайская мораль — нет ничего достойнее, чем с честью погибнуть во славу своего императора и Страны Восходящего Солнца. (Не случайно именно бывшие самураи составили костяк полиции.) Больше всего часов в программе средней школы отводилось военному делу и традиционным боевым искусствам — дзюдо и кэндо. ( У дзюдо, вовсе не такое древнее происхождение, как нам кажется. Современное дзюдо родилось в конце XIX века.)

Но 2 сентября 1945 года война закончилась для Японии полным поражением, и впервые за всю историю Страны восходящего солнца на ее землю ступили оккупанты. Это было очень сильным потрясением для поколения юношей и девушек, которые доподлинно знали, что они принадлежат к народу, находящемуся под покровительством богов и управляемому живым богом — императором.
Сотни, и даже тысячи японцев покончили с собой, другие постарались обо всем забыть. Но нашлись такие, кто стал подпольно заниматься боевыми искусствами, запрещенными американской администрацией, и для многих это был акт мужества и проявления патриотизма.

Масааки Хацума, которому в 1945 году было 14 лет, изучавший дзюдо, встретил Такамацу, носителя традиции ниндзя, тридцать третьего патриарха школы ниндзюцу Тогакурэ-рю, созданной в XIII веке на базе девяти других школ. (Неизвестно, узнал бы мир о ниндзя, если бы отец Хацума не пил и не бегал по дому пьяный с ножом в руках? Именно для защиты от буйного во хмелю отца юноша стал изучать боевые искусства).

Хацума, обладатель 6 дана в карате- Сито-рю, 4 дана в дзюдо, окончив университет, получил медицинское образование, стал известен как художник и каллиграф. И продолжал учиться у Такамацу, по прозвищу «Монгольский тигр». Он делал много зарисовок и фотографий, чтобы раскладывать по элементам изучаемую технику. Он РЕКОНСТРУИРОВАЛ ниндзюцу, по рассказам, по записям и старым рисункам.

И уже у Хацумы, получившего имя Белый Дракон, учился американец Стефене Хайесе, который, вернувшись в США, организовал первую школу ниндзюцу, выпустил десяток книг об этом старинном боевом искусстве. («Дух воинов-теней», «Боевое наследие школы Тогакурэ-рю», «Воинские пути просветления», «Предания ниндзя»).

Деловой американец поставил дело на коммерческую основу, и так началась «ниндзямания», докатившаяся до нас — в подмосковных лесах бегают фанатеющие пацаны и вполне взрослые придурки в черных комбинезонах... Это называется — школа ниндзюцу. Видел я даже объявление школы «Боевого ниндзюцу». Как будто могло быть какое-то иное, например, спортивное...

С 1985 года ниндзя стали постоянными персонажами голливудских фильмов и комиксов, появилась реклама униформы, оружия и снаряжения ниндзя.

А теперь прикинем, что было бы, если сотни миллионов долларов были направлены, к примеру, на то, чтобы снять сотни фильмов о таком замечательном народе, как эвенки. (Тунгусы).
Вот на фотографиях они — ярко выраженные монголоиды с раскосыми глазами, в удобной одежде охотников и воинов, с острыми мечами. Сказать — что это фотографии настоящих ниндзя — и большинство людей поверит.



И придумывать ничего нет нужды — тунгусы традиционно считались замечательными воинами, и это было зафиксировано не досужими литераторами спустя сотни лет, а СОВРЕМЕННИКАМИ: «В то время, когда они еще не были покорены русскими, между племенами их были постоянные раздоры и побоища. ... Еще и доныне сохраняется в памяти, как некоторые из тунгусов были столь ловки, что на лету хватали стрелы, пускаемые в них. Часто подобный удалец с непостижимой ловкостью, посредством небольшого щитика, умел отражать удары, наносимые пятью или даже шестью противниками до тех пор, пока у них не истощится запас стрел» Третьяков П.И. Туруханский край, его природа и жители. С. -Петербург, 1871. С.162

Еще в середине XIX в тунгусы демонстрировали выдающуюся физическую подготовку и ловкость: «Два человека, взяв веревку каждый за конец, начали кружить ею изо всей силы по воздуху, наблюдая при этом, чтобы она никак не касалась земли. Третий с голыми ногами, перепрыгивая через нее, поднял с земли лук и стрелы, натягивал лук и стрелял, и во все это время веревка ни разу не ударила его по ногам. Рассказывали, что есть смельчаки, прыгающие таким образом и через острие пальмы, которой кто-нибудь, лежа на земле, машет изо всех сил». Кастрен М.А. Сочинения в двух томах: т.2. путешествие в Сибирь (1845–1849). Тюмень, 1999, с.151

И вот показать такие трюки, разбавить сиропом национального колорита, да залить в этот же котел сотни миллионов долларов инвестиций... (Только за право новой экранизации фильма о черепашках-ниндзя заплатили 60 миллионов долларов).

Снять сотни фильмов, в магазинах продавать игрушечные эвенкийские щиты и «пальмы» (нечто вроде короткой сабли на длинной рукоятке. Вот она на рисунке в руке эвенкийского воина).
Снять пятьсот первый по счету фильм с нехитрым сюжетом все по тому же рецепту:
«У брата кузнеца украли сестру. И он хочет мстить. Он решил стать ниндзей...»

И уже неважно, что ниндзей стать — невозможно, что им можно было только родиться. Как невозможно СТАТЬ эвенкийским воином. Нужно было родиться в клане воинов, и проходить обучение с грудного возраста.

А теперь представьте — эти же миллионы долларов направлены, чтобы раскрутить нашу, вологодскую, Легенду о Белоризцах.

Вот — часовня Белоризцев, вот — десятки вариантов легенды...



Реконструкция одной битвы
(Реконструировано на основе 29 вариантов «Легенды о Белоризцах» а так же по беседам с носителями традиции «Медвежьего лада», «Казачьего спаса» и потомками Белоризцев.

Представим раннее утро в средневековой Вологде; у не слишком высоких деревянных крепостных стен готовятся к штурму пришельцы. И вдруг из распахнутых ворот выходят двое в белых одеждах, ничем не защищенные, с непокрытыми головами. Они неспешно, слегка пританцовывая, притопывая ногами, подходят к осаждающим, волоча по земле какие-то палки. Навстречу им выходят несколько одетых в кольчуги и шлемы пришельцев. Мужик в белой рубахе неуклюже поднимает палку, сверкает сабля и отрубает руку.

И вдруг на месте отрубленной руки из широкого рукава появляется новая, подхватывает не успевшую упасть совню и молниеносно наносит несколько ударов. И на нашего современника этот нехитрый прием с подставленной под сабельный удар имитацией руки производит впечатление, а уж можно представить, как это действовало на суеверных мужиков средневековья!

Те, кто мог успеть заметить, что упавшая рука не настоящая, уже лежат, пораженные ударами в печень, суставы, шею. А мужики в белых одеждах, так же неторопливо, притопывая-приплясывая в ритме 2/4, приближаются к остальным, издавая странные горловые звуки. (Эти странные горловые звуки — «хорканье» — и поныне можно услышать кое-где в вологодских деревнях перед дракой)

...Свистят стрелы, летят брошенные дротики, но они идут, едва заметно раскачиваясь, неуязвимые, только вдруг один дротик летит обратно и вонзается кому-то в шею; тут же второй вдруг с глухим стуком попадает чуть ниже шлема. Пришельцы расступаются, а Белоризцы так же неторопливо продолжают свой путь, небрежно отмахиваясь от летящих со всех сторон стрел. Вот они уже окружены со всех сторон, вот уже поднимаются над ними мечи и алебарды, и вдруг они подпрыгивают, и бегут по плечам и головам, нанося смертоносные удары.

Прежде чем нападавшие успевают что-то понять, Белоризцы уже вне кольца, и наносят удары сзади. Их белые рубахи уже в крови, но непохоже, что это их кровь. Защищая спину друг другу, они с непостижимой скоростью взмахивают оружием, и после каждого удара падает еще один враг. Даже если удар не смертельный, то раненый уже не опасен — после ранения в колено, например, человек обо всем забывает, и хочет только, чтоб его пожалела далекая мама...

Человек устроен так, что от сильного болевого ощущения он на какое-то время теряет способность контролировать свои действия; он смотрит широко открытыми глазами, но ничего не видит, и двигается хаотично... Он прикрывает пораженное место руками, катается по земле, кричит... Через несколько секунд он адаптируется к боли, но этих нескольких секунд у него уже нет — широкое блестящее лезвие уже скользнуло по его шее, и жизнь вытекает из него... А сами Белоризцы, погруженные в боевой транс, боли не чувствуют.

Буквально через несколько минут такой молотьбы на поле лежат несколько десятков раненых и убитых.

Белоризцы на короткое время останавливаются, прикрывая друг друга; с треском разрывают окровавленные рубахи, надевают свежие, до этого висевшие у пояса. И вновь, в белых рубахах, слегка раскачиваясь, они неудержимо надвигаются, как ангелы смерти...

Вот взметнулась навстречу алебарда; едва заметный шаг в сторону от линии удара и удар по атакующей руке; удвоенный силой встречного движения, удар превращает руку в крошево из костей и мяса.

Уклоняясь от следующего удара, наклонился к земле — и в глаза противнику летит горсть песка; его секундное замешательство, блеск металла и он уже опадает на землю, и его одежда набухает кровью...
Простой плевок в глаза — и противник невольно реагирует; он моргает и откидывает голову назад, пропуская смертельный удар в пах...

Угрожающее движение ногой к паху — и сразу же удар в шею.
От удара напарника по коленной чашечке противник упал, покатился — тут же мимоходом подпрыгнуть, и резким движением распрямив ноги, ударить обеими пятками по грудной клетке. После такого удара закованный в кольчугу пришелец уже никогда не встанет.

Их — двое, а перед ними сотни одиночек. Их изящные движения не стеснены доспехами — перед ними отягощенные железом неуклюжие мужики со множеством открытых уязвимых точек; вот один поднял руку — и молниеносный удар в незащищенную подмышку. Нападающий на напарника подставил спину — удар между основанием черепа и первым позвонком.

Неторопливые, размеренные движения, и вдруг — как белесая, прозрачная полоса промчалась над землей, вздымая пыль, и вот они уже с другой стороны, где их не ждут, размеренно тюкают пришельцев по затылкам шестоперами...

...Через много веков в уставе американской армии будет записано: «Солдат, устремляющийся в атаку, имеет преимущество морального превосходства над обороняющимися. Его порыв должен быть непрерывным, и если он останавливается для обороны, то он утрачивает свою силу и дает возможность противнику собраться с духом».

Белоризцы такой возможности противнику не дают; они постоянно наступают на противника, не давая ему опомниться.

Они в своей стихии; долгие годы психологической подготовки дали свое — они идут вперед, не боясь смерти, а противник боится погибнуть, и потому совершает одну ошибку за другой и гибнет...
И даже если, навалившись всем скопом, потеряв почти сотню бойцов, закованным в панцири пришельцам удается победить двух Белоризцев, то радоваться им рано — от недальней рощи, приближаясь к ним, начинают свое неспешное шествие еще двое Белоризцев, не знающие пощады.

Долгое обучение и воспитание выбило из них всякую щепетильность; каждое их движение несет смерть. Чтобы победить — они должны быть жестокими и безжалостными, более жестокими и безжалостными, чем враги.

Навстречу им летят стрелы, но они неотвратимо приближаются... Пришельцы пятятся, и в это время распахиваются городские ворота, и на деморализованного врага набрасываются горожане...
Обученные парному бою боевые монахи свою задачу выполнили. Их уносят. Один от полученных ран скончался, другому удалось выжить. Его увозят в пригородную деревню, между Вологдой и Прилуками; (сейчас это село называется Слобода), где его будут лечить бабки-ворожеи. Встав на ноги, он будет учить других белоризцев...

Чаще всего среди учеников был его сын или сын его напарника. Да-да, у этих монахов были дети... Как писал Анчаров: «Но где ты святого найдешь одного, чтобы пошел в десант?».

Сколько миллионов наших, вологодских рублей потрачено на фестиваль «Войсез», который для какого-то хрена должен пропагандировать молодое ЕВРОПЕЙСКОЕ кино?

А снять на эти деньги художественный фильм о легендарных вологодских витязях? За пару месяцев готов написать рабочий сценарий.

А запустить туристический маршрут?

А получать деньги от желающих изучать вологодскую систему монашеского бескровного боя?
Один из реальных приемов — Подвергшийся нападению монах кругообразным движением (от ноги, с замахом через плечо и наискосок) массивной утяжеленной тростью наносил один точный удар в точку на палец ниже уха нападавшего. И что? И все... На полчаса, по крайней мере, злоумышленник выпадал из реальности, тихо лежал и ни к кому не приставал. А когда поднимался, то не помнил, что с ним случилось, и синяков на нем не было.

Одна из главных хитростей этого удара — не смотреть в глаза противнику, что является характерной особенностью вологодского монашеского боя.

Так что, как видите, слухи о беззащитности православных монахов несколько преувеличены. Силушкой в прежние времена монахи не были обижены, поскольку физический труд был обязателен для всех.

И наш монах, лесоруб и виртуозный плотник, не расстававшийся с топором с малолетства, в бою был покруче шаолинского щуплого монаха с голыми руками.

Опять же — за пару месяцев готов структурировать систему тренировки и преподавания.
Вот вам и ответ — зачем туристу ехать в Вологду больше, чем на один день...
Но такое впечатление, что в Вологде денег не надо...

Источник: Павел Шабанов
Автор: Павел Шабанов
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика