Так был ли Ленин в Вологде? - 3

17.08.2013 [БлогоVO]

В июле 1904 года Владимир Ульянов (Ленин) исчезает из Женевы — в течение месяца его никто не видит. Официальное объяснение — в версии Надежды Крупской, которая пишет: «В конце июня 1904 г. мы с Владимиром Ильичем надели мешки за спину и отправились на месяц в горы, куда глаза глядят».

Владимир Ильич Ульянов (с паспортом на имя Николая Ленина) не случайно торопился в Грязовец — по истечении 30 суток невостребованный багаж подлежал продаже. (На самом деле существовал льготный период в 3 месяца, во время которого в газете «Вологодские губернские ведомости» публиковались сведения о невостребованном багаже, но не стоило рисковать.)

Но как же он не побоялся приехать в Россию?

А очень просто — слухи о свирепости и неподкупности российской полиции здорово преувеличены.
Сейчас уже известна сумма, которую в 1900 году заплатили псковскому полицейскому чиновнику за выдачу загранпаспорта Владимиру Ульянову — 2 тысячи рублей, из них 700 — авансом, а остальные — когда Ульянов окажется в Германии.

Уже на следующий день после получения Ульяновым заграничного паспорта начальник Псковского губернского жандармского управления генерал-майор князь Девлет-Киндеев в субботу, 6 мая 1900 г. секретно доносил в Департамент полиции: «На основании циркуляра Департамента полиции от 11 декабря 1895 г. за № 10342, имею честь сообщить, что псковским губернатором 5-го сего мая за № 34 выдан заграничный паспорт состоящему под негласным надзором полиции дворянину Владимиру Ильичу Ульянову для поездки в Германию, сроком на 6 месяцев». Судя по регистрационным пометкам, это сообщение было зарегистрировано уже в понедельник 8 мая 1900 г.

Явно псковская полиция, не дождавшись возвращения В.И.Ульянова из-за границы, задним числом изготовила оправдательные документы — донесение Девлет-Киндеева помечено 6 мая — днём рождения императора Николая II, который широко отмечался в Российской империи и был нерабочим днём в присутственных местах.

О странных отношениях большевиков с полицией я уж не раз писал — вот вам ещё один штрих.
19 мая 1900 г. с вечерним поездом Владимир Ильич уехал из Пскова в Петербург. Филёры Департамента полиции быстро засекли появление подозрительного незнакомца в тщательно охранявшемся Царскосельском парке, и 21 мая он был арестован на одной из петербургских улиц и заключён в арестном отделении при Управлении петербургского градоначальства.

И вдруг 23 мая выяснилось, что у арестованного имелось официальное разрешение на поездку к родным!

О подтверждении данного факта позаботились «нужные» люди в псковской полиции. И после того как 31 мая Ульянова выпустили из заключения, было сделано всё, чтобы подобный инцидент не повторился в Москве — вплоть до самого Подольска его сопровождал специальный полицейский чиновник, который отгонял всех любопытных полицейских а так же всех филеров с альбомами разыскиваемых лиц.

Но — ведь всю полицию купить — денег не хватит. Но это было и не обязательно. Эти же подкупленные полицейские указывали прорехи в полицейской системе.

В тогдашней России прекрасно был налажен полицейский учет населения благодаря широкой системе адресных столов и правилу, что приезжавшие даже на небольшой срок обязаны были зарегистрироваться по месту жительства. И почта тогда работала безукоризненно, так что Департаменту полиции буквально за пару дней легко было определить местожительство любого лицa пo официально выданному паспорту.

Но настоящий Николай Егорович Ленин скончался 6 апреля 1902 г. и был по этой причине исключён из учёта!

И потому в 1904 году дворянин Владимир Ульянов с паспортом дворянина Николая Ленина передвигался по России, как невидимка. Ежели какой усердный полицейский и осмеливался проверить личность путешествующего по своей надобности дворянина Николая Ленина, то после предъявления безукоризненной паспортной книжки отдавал честь и усердно извинялся за то, что побеспокоил барина.

Только спустя много времени полиции удалось определить, что под именем Ленин скрывается исчезнувший из Пскова Владимир Ульянов. Лишь в январе 1906 г. Департамент полиции начал работу по установлению личности лица, использовавшего документы на имя Николая Ленина. Это удалось выяснить только к маю 1907 г.

А в 1904 году Владимир Ульянов безбоязненно передвигался по Вологде и Грязовецкому уезду, разыскивая человека, у которого была квитанция (или — жетон) на хранящийся в камере хранения грязовецкого вокзала саквояж, что было не очень легко — одновременно этого человека искала и полиция — «Грязовецкое Уездное Полицейское управление разыскивает скрывшегося из города Грязовца, состоящего под надзором полиции административно-высланного... Даниила ИвАнова ИванОва. И приметы — рост 2 арш. 6 вершков, лицо чистое, глаза карие, волосы на голове, бровях, усах и бороде темнорусые...»

Беглый ссыльный в это время проживал в Кувшиново, в доме при психиатрической лечебнице.
Дожидаясь сведений, Николай Ленин несколько дней прожил в деревне Красково как уполномоченный немецкой фирмы «Бак, Герард и Кº», которая была подрядчиком строительства железнодорожной линии Вологда — Вятка.

(Искать свидетельства о том следует в Ярославле, поскольку именно там находилось управление строительства линии Вологда-Вятка, но есть подозрения, что эти свидетельства нашли в 30-е годы прошлого века чекисты. Где они теперь, эти документы? В легендарном архиве Сталина, который до сих пор не могут найти?)

Американцы вернули нам часть архива Смоленского обкома партии — все документы, уже опубликованные на Западе, у нас тут же засекретили. Дмитрий Волкогонов перед смертью передал в библиотеку Конгресса США свои архивы, содержащие копии весьма интересных документов НКВД, КГБ, ЦК КПСС... У нас эти документы до сих пор засекречены.

Была отметки о пребывании Николая Егоровича Ленина и в документах Вологодского и Грязовецкого полицейских управления, но — теперь их искать бесполезно.

Об их изъятии побеспокоилась родная сестра председателя КГБ СССР Ивана Серова, Христина (Ксения) Александровна, которая была начальником отделения отдела секретных фондов Главного Архивного Управления, и заведовала картотекой на лиц, относящихся к дворянскому сословию, духовенству, чинам полиции, купечеству.

В 1956 году Серов посетил Вологду с неофициальным визитом, и после этого немногие свидетельства о пребывании Ленина в Вологде исчезли.

Но! В 1956 году нашли станционного служителя, который выдавал саквояж, и даже — регистрационный журнал со знакомой подписью " Ленин" о получении саквояжа, и ведомость с описью содержимого саквояжа.

К сожалению, мемуары Ивана Серова мне доступны только фрагментами, но этот эпизод там есть —
Была маленькая неувязка — багаж был записан на фамилию Николаева, но все решила довольно крупная купюра, которую Николай Ленин обронил на стол чиновника, и он ее тут же прикрыл регистрационным журналом. (Потому и запомнил этот эпизод — нечасто на его стол падали бумажки стоимостью в месячное жалованье).

К тому же — получавший саквояж уверенно перечислил его содержимое, совпадающее с описью.
В саквояже лежал конверт с деньгами (400 рублей), небольшой несессер то же светло-коричневой кожи, что и саквояж, пара книг, сверток с бельем, револьвер...

Да-да, револьвер.

Это сейчас при обнаружении в багаже пистолета полиция встает на дыбы — Где разрешение? А не для совершения ли преступления предназначено сие оружие самообороны?

В те времена револьвер был просто предметом из стали, на который не надо было даже разрешения.
Потому саквояж и выдали, не беспокоя полицию.

Под подкладкой саквояжа, на дне, и таился замшевый сверток, ради которого Владимир Ульянов рискнул приехать в Россию.
Но очень ценный груз нес собой нешуточные проблемы.

Камни все были штучные, многие — узнаваемые. Попасть в руки полиции с таким компроматом... Мало того, что в Сибирь загремишь на долгие-долгие годы, ещё и репутационные потери.

Ведь, судя по всему, именно большевики стояли за ограблением Казанско-Богородицком женского монастыря, и среди организаторов — неназванный соученик Владимира Ульянова по Казанскому университету, а так же большевик Иван Саммер. Да-да, тот самый, имя которого носит одна их вологодских улиц. Потому до сих пор и секретится все, связанное с приездом Ленина в Вологду.
Одно дело — борьба за освобождение трудящихся, поддержка и сочувствие либеральной общественности, и другое — соучастие в святотатстве, ограблении храма.

В общем, не рискнул Владимир Ульянов везти камушки в Европу, и оставил в тайнике в Вологде.
С собой взял только пару десятков мелких, неопознаваемых бриллиантов стандартной огранки, да несколько некрупных изумрудов и рубинов.

(Похоже, что часть этих камней он оставил в Санкт-Петербурге, и забрал только в 1905 году, во время признаваемого официальными биографами Ленина приезда в Россию в октябре 1905 года.)

И в 1906, и в 1913 году Ленин вновь не рискнул ни вывезти из Вологды камни, ни доверить секрет тайника кому либо.

А в 1917 году в его руки свалились все богатства Российской империи. Только по описи на 10 апреля 1918 года было захвачено:
11 млн. 900 тыс. штук 10-ти рублевых золотых червонцев. (178 млн. 500 тыс. рублей.)

9 млн. 500 тыс. 15-ти рублевых золотых червонцев (142 млн. 500 тыс. рублей.
14 млн. 850 тыс. золотых монет достоинством 7,50 р. (111 млн. 375 тысяч рублей.)

2 млн. 100 тыс. золотых пятирублевиков (10 млн. 500 тыс. рублей.)

На наши деньги — примерно 590 миллиардов рублей. Только золотыми монетами царской чеканки.
В сравнении с этими сокровищами камушки на неполные 100 тысяч рублей, оставшиеся в тайнике в Вологде были такой мелочью...
(Окончание следует).

Источник: Павел Шабанов
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика