Путешествие по Вологодскому краю с Василием Кандинским. Ч 2

20.07.2013 [БлогоVO]

Надо сказать, что публику не очень заинтересовало путешествие студента Кандинского. в «Блогово» пост так и не покинул начальных позиций. Вот если бы писать на современные бытовые темы или еще того лучше. со скандалом и обзывательством, то тогда да, популярность гарантирована.

А тут что, какой то Кандинский, куда то там поехал, да кто его вообще знает, этого Васю. Вот если бы Волочкова поехала по вологодским деревням, то тут да, интерес, а так. что, какие то новости-старости...

К счастью мы пишем не для тех людей, кто разделяет подобные взгляды, а для тончайшей прослойки интеллектуалов, для которых фамилия великого художника не пустой звук и каждый факт, связанный с ним, имеет большое культурное значение. Итак, продолжаем:

«Июнь,1. Был у предв[одителя] дв[орянства] Кадн[иковского] у[езда] Алексеева. Очень любезен, дал письма и советы. — Выехал в Кадников. Все эти почтовые станции так и дышут Гоголем. Познакомился с В.Ф. Фишером, зем[ским] доктором, тот, к[ото]рый, услышав обо мне, сам пришел повидать студента. Интеллигентный господин, студ[ент] Киев[ского] университета] 70 годов. Приехал в Кадников, в гост[иницу] Хватова».

Обратим внимание, дорога до Кадникова, заняла у путешественника большую часть дня, хотя всего-то, в книжке отмечено: от Вологды до Кадникова-38 верст. Фраза о том, что" Все эти почтовые станции так и дышут Гоголем" вызывает желание перелистать страницы классика, что там особенно, ах да, Повести Белкина, «Станционный смотритель», ну и конечно, «Ревизор», тем более важно, что в наших краях все описанные безобразия и происходили.

А далее Фишер, как же без него. Комментаторы нашли эту персону. Фишер, Василий Федорович, заведующий Кадниковской земской больницей, надо полагать из немцев. Врачи всегда были людьми эрудированными и кроме своей специальности, часто интересовались и другими гуманитарными науками. В сельской местности доктор для образованного человека часто был единственным собеседником. Судя по контексту, Фишеру было около 40 лет и его студенчество в Киевском университете пришлось на семидесятые годы 19 в.

Следующие строчки дневника дорого стоят, ибо это чуть ли единственное описание Кадникова конца 80-х годов 19 в. Читаем:
«Июнь, 2 .Кадников — маленький городок; сплошь деревянный, каменных дома 2-3; улицы не мощеные, тротуары дерев[янные];извощиков нет. Глав[ная] улица — Дворянская; Есть бульвар».

Не удивляемся, это сейчас Кадников — городишка районного подчинения, в тогда был центром обширного уезда, причем не какого нибудь с черносошным малообразованным населением, а в классическом виде, с поместным землевладением, уездным дворянством и всеми прелестями подобной жизни.

Дворяне играли важную роль в жизни уездного города,как административной. так и культурной. В массе своей они были мелкопоместными и отнюдь не богатыми. Но в центре внимания здесь все таки были разночинцы, зачастую из ссыльных. Вот и Кандинский отправился к местному краеведу Николаю Александровичу Иваницкому, знаменитому далеко за пределами губернии исследователю Севера.

«Сегодня был у Иваницкого. Семинарист в лучшем типе. Заним[ается] естест[венной] наукой и отчасти этнографией. Был на Печоре в 81 году (как уже были почти сплошь раскольники). Сидел опять у Иваницкого от 1 до 4 ч.( дня-А.Б.) Были вместе в его (земс[кой]) библиотеке. Получил проездной лист. Вечером снова был у него. Фишер заходил и дал письма, тулуп и...»

Кандинского интересует зырянский край и все вопросы в первую очередь о нем, тем более, что Иваницкий там был в экспедиции. Как видно из записей, вместе они провели достаточно много времени, обсуждали исторические вопросы, смотрели библиотеку ( по тем временам это было большое счастье иметь доступ к книжным сокровищам.

Потом опять пришел Фишер и принес тулуп. Это в июне месяце! Но Кандинский уже «в зырянах» потом скажет доктору много раз большое спасибо, ибо тулуп в тех краях вполне может быть и летней одеждой.

И еще, просто вспомнилось. Как то к нам в антикварный салон пришел мужик-строитель с толстой кипой медицинских книг изданных в 19 в. Предлагал купить. На вопрос «откуда»? сказал, что из Кадникова, из старой больницы, главврач велел всю эту макулатуру выкидывать, а они вот решили денег заработать на антиквариате.

Почему то сейчас мне вспомнился доктор Фишер, который наверняка и покупал эти книги для своей врачебной практики. Современные доктора уже не те интеллектуалы, что 100 лет назад и старинное издание для них это макулатура...,строитель чутьем своим куда более культурным человеком оказался. чем главврач, да простит его Фишер!

Читаем далее:
«Июнь 3. Утром приходил Иваницкий и принес карту уезда. Выпил стакан чаю с молоком, уложился и в тарантасе вместе с писарем, Никольским становым двинулись в путь в 9 ч. Первую станцию трясло так, что готов был плакать. Думал еще минута и не вынесу. Боль в груди и боках нестерпимая. Полило дождем. Глухой писарь измучил меня своими разговорами. На этой станции расспросили мужика о судах. 2 раза переезжали через реку на пароме. Приехал в 2½ часа. В В[олостном] Пр[авлении] комнат не оказалось. Поместился на станции и сейчас же пошел на заседание. Не ел с 8 утра до 10 вечера, когда кончилось заседание».

Вот они, будни юриста, не ел, пока не кончилось заседание. Расспрашивал мужика о судах, а что собственно расспрашивать, у нас со времен Василия Темного, суд в народе прозывается «шемякин», за то что в пользу сильного или богатого судит. Века идут, а в суде мало что меняется. Из дневника видно, что заночевать пришлось Кандинскому прямо на станции без особых удобств, да еще глухой писарь с рассказами донимал, сомнительная романтика.

И зачем его понесло в самую глубь уезда, ехал бы себе" в зыряны", а нет, видимо было у Кандинского дело. Две важных встречи назначено у студента. но об этом в следующий раз.

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика