Вологодский конвой. Командировка на войну

21.06.2013 [БлогоVO]

Вологодский конвой — собственно, это такой же бренд, как вологодское кружево или вологодское масло.
Понятие «вологодский конвой» появилось относительно давно.

Вот что об этом писал Варлам Шаламов:
«Царское правительство вербовало из вологодских рекрутов самую надежную тюремную стражу, конвойные полки и часовых на тюремные башни.
Подобно тому, как профессия дворника закреплена в Москве за татарами, подобно тому, как калужане — землекопы, а ярославцы — торгаши, конвойная служба от века и века в руках вологжан. Свое место в царской империи вологжане заняли, охраняя тюремные замки и защелкивая тюремные замки».

Евгения Гинзбург, (мать писателя В.Аксенова) в своей книге «Крутой маршрут» отмечает человечность вологодского конвоя:
«Увязываю в узел мое окончательно обтрепавшееся барахлишко. Тороплю Кольку Вологодского. Вологодский конвой вообще самый лучший, это общеизвестно. Не сравнить же его с украинским или ташкентским. Так что если начну совсем падать с ног, то Коля и отдохнуть разрешит, парень славный...»

Несколько месяцев назад я обратился к руководству Вологодского УФСИН — так мол и так, хочу написать книгу «Вологодский конвой», такую же, как уже изданная «Вологодское масло».

Ответа я до сих пор не получил, и собираю материал без помощи этого ведомства.
Будет серия материалов на эту тему, а пока, в преддверии скорбной даты начала Великой Отечественной войны, о судьбе четырех бойцов «вологодского конвоя», утро 22 июня 1941 года встретившие в Брестской крепости.

Среди первых
В 1941 году 128 отд. стрелковый батальон конвойных войск НКВД СССР входил в состав 41 отд. стрелковой бригады конвойных
войск НКВД СССР, штаб батальона дислоцировался в г. Вологда.

Список особого конвоя, убывшего 16 июня 1941 года от 128-го в спецкомандировку по маршруту Вологда — Брест — Вологда.
Начальник конвоя помкомвзвода старший сержант Ефим Кондратьевич Дягилев и красноармейцы-стрелки Степан Андреевич Даниленко, Иван Михайлович Колесов и Василий Петрович Ушканов.

В графе: «Когда и по какой причине выбыл», — в отношении каждого из четырех отмечено: «Пропал без вести 22.6.41 г. в гор. Брест».
До сих пор неизвестно, должен ли был особый конвой доставить в Брест преступника, или из Бреста — в Вологду.
Есть сведения, что выполнялось конвоирование по маршруту «Вологда— Львов».

Отмечу — в 1940-1941 гг. подразделение 128 батальона охраняло Грязовецкий лагерь польских военнопленных.
Так что и в Вологду из Бреста могли доставлять пленного поляка, и в Брест из Вологды.


Помнят польские паны...
Россия и Польша на протяжении веков воевали не раз.
В 1919 и 1920 годах агрессором являлась Польша, которая, после обретения независимости, первой двинула свои войска на Восток.
Польское руководство мечтало восстановить вторую Речь Посполиту в границах 1772 года, то есть проходящих чуть западнее Смоленска. Польша от моря до моря — под таким девизом двинулись поляки на Киев. От Черного до Балтийского...
Глава тогдашнего польского государства Юзеф Пилсудский как-то выразился: «Когда я возьму Москву, то на стене Кремля велю написать: «Говорить по-русски запрещено».

Осенью 1920 года комендант лагеря в Брест-Литовске прибывшим военнопленным заявил: «Убивать вас я не имею права, но я буду так кормить, что вы сами подохнете».
Официальные нормы, установленные министерством военных дел Польши в мае 1919 года, были достаточно щадящими. В день пленному полагалось 500 г хлеба, 150 г мяса, 700 г картофеля и т. д. Причем во время инспекционных проверок лагерей пленных кормили по этим нормам.

На самом деле — Имели место случаи, когда оголодавшие красноармейцы ели падаль, отбросы и даже сено.
Достаточно красноречиво характеризовал положение пленных красноармейцев начальник распределительной станции в Пулавах майор Хлебовский: «несносные пленные в целях распространения беспорядков и ферментов в Польше» постоянно поедают картофельные очистки из навозной кучи. В этом «лагере» за 6 месяцев осенне-зимнего периода 1920–1921 годов умерло 900 военнопленных из 1100.

В 1919 году группа латышей, добровольно сдавшихся в польский плен, в лагере Стшалково была подвергнута командой помощника начальника лагеря Малиновского зверским издевательствам. «Началось с назначения 50 ударов розгой из колючей проволоки, причем им было заявлено, что латыши как „еврейские наймиты“ живьем из лагеря не выйдут».

В лагере Стшалково летом 1919 г. помощник начальника лагеря «поручик Малиновский ходил по лагерю в сопровождении нескольких капралов, имевших в руках жгуты-плетки из проволоки».

Нередко Малиновский приказывал пленному ложиться в канаву, а капралы начинали избивать. "Если избиваемый стонал или просил пощады, Малиновский вынимал револьвер и пристреливал... Если часовые застреливали пленных, Малиновский давал в награду 3 папироски и 25 польских марок... Неоднократно можно было наблюдать... группа во главе с Малиновским влезала на пулеметные вышки и оттуда стреляла по беззащитным людям«.Начальник концентрационной станции пленных и интернированных в Рембертове полковник Болеслав Антошевич, который приказал охране «обращаться с большевиками, как с собаками».

В 1998 году Генеральная прокуратура РФ обратилась к властям Республики Польша с просьбой о возбуждении уголовного дела по факту гибели в польском плену 83500 пленных красноармейцев за период 1919-1921 гг.
На это
обращение был получен категорический отказ — генеральный прокурор Польши и министр юстиции Ханна Сухоцкая заявила:
«...следствия по делу о, якобы, истреблении пленных большевиков в войне 1919-1920 гг., которого требует от Польши Генеральный прокурор России, не будет».

В 1939 году была реальная возможность разобраться с белыми и пушистыми польскими садистами. Допросами, очными ставками выясняли — кто участвовал в бессудных расстрелах красноармейцев, кто сознательно морил голодом
Прошло только 20 лет от тех событий, и крепкие полковники, которые в 1920 году были поручиками, вполне могли ответить за свои зверства.

Возможно, за одним из них и отправился «вологодский конвой».


Командировка на войну
Неизвестно, в какую из двух брестских тюрем следовал конвой — в общую № 23 (она же — городская), находившуюся в центре города, или же во внутреннюю тюрьму УНКВД (по другим данным, — УНКГБ) по Брестской области, находившуюся внутри комплекса Брестской крепости.

В любом случае встать на временное довольствие и разместиться на ночлег он должен был именно в Брестской крепости — при 132-м отдельном батальоне конвойных войск НКВД СССР. Таким образом, старший сержант Ефим Дягилев и трое его подчиненных утро 22 июня встретили на территории Брестской крепости.

В казармах 132 батальона на территории Брестской крепости к рассвету двадцать второго июня — был всего один офицер — дежуривший в ту ночь младший политрук, заведующий библиотекой В.А. Бродяной.
На вечерней поверке из всего батальона находилось лишь 72 человека, то есть от силы рота носивших васильковые фуражки младших командиров и бойцов...
Из боевого донесения заместителя начальника Управления конвойных войск начальнику управления о героической гибели подразделений 132-го батальона при обороне Бреста. № 1. г Минск 23 июня 1941 г. 21.00:
«132 батальон (Брест): казармы разрушены артиллерийским огнем и авиабомбами. Караул, усиленный 25 красноармейцами, погиб, исполняя свой долг. Остальной состав мелкими группами начал прибывать в гор. Минск. Гор. Брест был оставлен частями Красной Армии в 8.00 22.06.1941 г. после боя с пехотой, переправившейся на лодках через Буг...
Замначальника Управления конвойных войск комбриг Кривенко»

На самом деле бойцы 132-го батальона сражались до последней возможности, по крайней мере, до 20 июля.
Откопав руками засыпанную после обстрела камнями и щебнем пирамиду с винтовками и револьверами, красноармейцы поспешно вооружались.

Сбитый обломками с ног, дневальный по 2 ср, стрелок 2 ср рядовой А.П. Чубаров вскрыл ящик с патронами, который находился под его охраной. К нему потянулись уцелевшие бойцы.

Среди них — четверо бойцов «вологодского конвоя».
Каждому в протянутую ладонь он совал горсть патронов, и вскоре ящик опустел.

Самыми стойкими очагами сопротивления в ходе героической обороны Брестской крепости, как известно, являлись военные городки подразделений войск НКВД СССР. Так, именно на стене казармы 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР в послевоенный период было обнаружено выцарапанное штыком и сразу ставшее легендарным предсмертное обращение неизвестного героя: «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина. 20/VII-41 г.». (История обороны Брестской крепости)

Судьба бойцов «вологодского конвоя» подтверждается данными, имеющимися в распоряжении дирекции Музея-мемориала «Брестская крепость». Все четверо в беспомощном состоянии попали в плен.

Что значит — в беспомощном состоянии?
27 июня немцы начали использовать артиллерию калибра 600-мм Karl-Gerät, стрелявшую бетонобойными снарядами весом более 2-х тонн и фугасными массой 1250 кг.

После разрыва снаряда 600-мм орудия образовывались воронки диаметром 30 метров и наносились ужасающие травмы защитникам, включая разрыв легких у тех, кто скрывался в подвальных помещениях крепости, от ударных волн.
А потом и люфтваффе стало сбрасывать тонные и полуторатонные бомбы...

По непроверенным данным, в нечеловеческих условиях лагерей выжили лишь двое — старший сержант Ефим Дягилев и красноармеец Степан Даниленко, а вот двое других бойцов «вологодского конвоя» погибли в немецком плену.

Источник: Павел Шабанов
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика