Историю под снос

14.06.2013 [БлогоVO]

В сети появилась информация о том, что градозащитники из группы «Настоящая Вологда» пытаются спасти хотя бы 6 домов из списка «под снос», который запланирован администрацией мэра Шулепова. http://newsvo.ru/blogovo/4749/

В одном из домов я узнал памятник истории всероссийского значения и высказал в комментариях свое решительное «нет» по этому поводу. Ко мне обратились жители Вологды с просьбой рассказать подробнее о событиях, связанных в домом Марии Григорьевой, расположенном по адресу: Набережная VI Армии 99а.

Николай Михайлович!


15 лет назад я начал работу над книгой «Путь на Голгофу», рассказывающей о судьбе сосланных в 1918 г. в Вологду Великих князей Романовых. Николая и Георгия Михайловичей и Дмитрия Константиновича. В ходе изучения архивных источников, хранящихся во Франции и США было установлено, что один из Великих князей — Николай Михайлович квартировал в Вологде именно по этому адресу.

Несколько слов о самой персоне Великого князя. Вот что писал по этому поводу один из современников, француз де Шабрен, настроенный весьма негативно к личности Николая Михайловича:" Великий, это слово изобретено специально для него, этот колосс под стать размерам своего дворца ( Мраморный дворец в Санкт-Петербурге). В Париже он обколотил головой все люстры, а однажды портье министерства, завидев Николая Михайловича воскликнул: «Черт возьми, хорошо его назвали- великий князь». Каламбур, понятно, крутится вокруг высокого роста и могучей фигуры Николая Михайловича.

358


Князь — историк много работал в архивах и написал фундаментальные книги, посвященные царствованию Александра Первого и Наполеона. Французы были так потрясены этими трудами, вышедшими в переводе в Париже, что, невиданное дело, присвоили иностранцу звание члена Французского Института в знак заслуг перед историей Франции.

1001857017

А еще он был либерал и фрондировал против царя Николая Второго, за что удостоился даже ссылки в родовое поместье. После февральской революции Николай Михайлович мечтал стать первым президентом Российской республики, но не случилось. После Октябрьского переворота он сразу же попал в немилость к новым властям, несмотря на свои либеральные воззрения и в марте 1918 г. получил предписание покинуть Петроград и отправиться в ссылку в Вологду, вместе со своим братом и кузеном. Так Николай Михайлович очутился в нашем городе.

Дальше предоставим слово источникам, и обратим внимание на данные о доме, где пришлось жить уже бывшему великому князю. Сначала несколько слов самого квартиранта о хозяевах: «Меня пустил на квартиру местный охотник, которого я немного знал в прошлом. Он и его родные — люди скромные, гостеприимные и благомыслящие, они также жертвы большевиков». Николай Михайлович не назвал фамилию своего благодетеля,но мы знаем по данным кадастра, что дом принадлежал Григорьевым и был записан на жену хозяина- Марию.

«Вот уже неделя, как мы живем в двух маленьких комнатах, и в никаких условиях в отношении туалета и комфорта! — восклицал Николай Михайлович в письме французскому корреспонденту. — Под шестьдесят лет тяжело проходить через эти испытания...».

Жилище знаменитого историка потрясло и французского дипломата графа де Робиена. «Он устроился в двух комнатах на втором этаже деревянного дома в конце двора и принял меня в маленькой комнате, обставленной более чем скромным образом, с простой скатертью на столе... Сидя в скверном кресле в этой жалкой комнате, я думал о просторном дворце на Дворцовой набережной... о гостиных, заполненных произведениями искусства и историческими памятниками... о панелях „Совета Пятисот“, украшавших его рабочий кабинет».

«Комфорта нет, как обычно в русских провинциальных городах; но говорить ли о физических удобствах, когда душа так глубоко изъязвлена и рассудок наполнен такими печальными мыслями...„,— писал в Париж адъютант великого князя генерал Брюмер, разделивший с ним скромный кров. А вот еще любопытная цитата из письма генерала: “ Наш домик находится в двух шагах от реки, которая еще покрыта льдом, но когда однажды снег и лед растают, что должно случиться вскорости, то вода поднимется, выйдет из берегов, и нам предсказывают даже, что она дойдет до нашей входной двери».

В гостях в Николая Михайловича бывал французский посол Жозеф Нуланс с секретарем посольства графом де Робиеном, которого мы уже упоминали. Они так же оставили воспоминания в быте ссыльного внука императора Николая Первого.

В записках князя-либерала есть нечто, что больно заденет вологодское самолюбие! Это характеристика, данная Николаем Михайловичем местному обществу, совсем в духе Салтыкова-Щедрина. Вчитайтесь, прошло 95 лет, ничего не изменилось!!!: «Отсутствие культуры у местных людей поразительно. Это мелкие собственники, бывшие предводители дворянства губернии и уездов, коннозаводчики, отставные чиновники министерств, гимназические преподаватели, хранители музея и т. п. Все правые- робкие и апатичные, истинные представители русского „ничево“. Они даже не отдают себе точного отчета в огромности бедствий своей Родины, надеясь на поворот, разумеется, чудодейственный... Скрытно все они принадлежат к тайным комитетам и ассоциациям (так называемым контрреволюционным), ожидая благоприятного момента, когда можно будет действовать. Но у них нет ни оружия, ни денег. Каково? Другие — врачи, фармацевты, учителя, часовщики и т. п. рассыпаны по максималистским советам, строят из себя санкюлотов, не будучи таковыми, и думают только о том, чтобы округлить свое состояние... Таков состав вологодской публики... У меня превосходные отношения со всеми, поскольку они вежливы и гостеприимны, и те и другие». Все персонажи, обозначенные по должностям, хорошо известны историкам и, увы, во многом отвечают неблагоприятной характеристике.

Рассказывать о жизни бывших великих князей в Вологде можно долго, об этом есть целая книга: Путь на Голгофу«, кому интересно, обращайтесь, скажу где купить.

История пребывания Романовых в Вологде закончилась трагически. 1 июля они были арестованы, через 3 недели отправлены в Питер, там их продержали до конца января в тюрьме как заложников и в ночь на 30 января расстреляли без суда в Петропавловской крепости. Братскую могилу пока не нашли, но активные земляные работы на территории крепости и ежегодные страшные находки, позволяют думать, что и обретение мощей не за горами.

Я не оговорился. Брат Николая Михайловича Георгий и кузен Дмитрий — новопреставленные русские святые-мученики. Но в этом списке нет Николая Михайловича. Церковные бюрократы решили. что князь-либерал, к тому же друг французских масонов и сам наверняка член ложи и поэтому не может быть русским святым!

В 2000 г. я, будучи в Париже, посетил офис масонской ложи «Великий Восток Франции» и задал библиотекарю, (а на западе это статус зама по науке) вопрос, был ли Николай Михайлович членом ложи? Масон долго рылся в бумагах и книгах и потом ответил, его слова мне показались искренними. " В нашей ложе много знаменитых членов, все они представлены в нашем музее, но я никогда не слышал, чтобы среди наших был русский великий князь"! Мы прошли в музей, внимательно изучили довольно большую экспозицию и ничего не обнаружили.

Может быть Николай Михайлович был членом другой ложи, например " Биксио«, друзьям из которой он передает привет в письмах, но в «Великом Востоке» об этом ничего не знают, а следовательно, факт масонства Великого князя как минимум не доказан, а может и просто вымышлен врагами, желавшими опорочить члена императорской фамилии.

В любом случае пребывание такой личности в провинциальной Вологде достойно не только памяти, но охраны мемориального дома. Как бы донести эту простую мысль до наших властей, право не знаю?

Автор: Александр Быков
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика