Гладко было на бумаге...

07.06.2013 [БлогоVO]

Больше двух лет я вёл свой блог в LiveJournal, в котором часто писал о состоянии нашей промышленности. Честно признаться, мне это надоело, и в журнал я писать перестал. Всё равно никто не слышит, а таких воплей в интернете десятки тысяч.

Но обстоятельства сложились таким образом, что возникла необходимость написать ещё раз.

Как вы думаете, сколько народу работало на ПЗ-23 лет двадцать пять назад? Десять тысяч человек. А на ОМЗ? А на ВРЗ? На ВМЗ, наконец? И это лишь в нашей провинциальной Вологде. В стране же находилось рабочие места для миллионов рабочих и инженеров.

Полагаете потому, что Россия в период СССР была сверхдержавой? Ну, да! Мы уже тогда были технологически отсталыми. Удержаться на приличных позициях нам помогали внутренние цены на энергоносители.

Двадцать пять — тридцать — сорок лет — большой отрезок в жизни отдельного человека. В истории государства это всего лишь малый период. Но за это время мы разучились думать и научились завидовать. Как всё просто: уставился в телевизор, послушал народного депутата и решил, что во всех твоих бедах виноват олигарх, сосед, человек другой национальности.... А в газеты заглянуть? А в интернете прочитать не хрень какую-нибудь из жизни гламурных красоток, а серьёзных аналитиков? Лень-матушка одолела!

Давайте тогда рассуждать сами. Немного. Почему растут цены ЖКХ? Нам впаривают, что монополисты виноваты. Да, виноваты. Но большинство управляющих компаний страны — муниципальная собственность, т.е. принадлежит государственным структурам. А «наше всё» — Газпром, теряет прибыли на внешнем рынке. И у кого они станут восполнять потери? У нас, уважаемые граждане. А вы в курсе, что мы электроэнергию продаём китайцам дешевле, нежели на внутреннем рынке. У нас за газ наши заводы платят около 130 долларов за тысячу кубометров, а американские — 80. У нас электроэнергия стоит как в некоторых европейских странах, именно промышленная. Цех, который в Европе стоит построить 100 миллионов долларов, у нас стоит все 180 миллионов.

И как выжить предприятиям в таких условиях? С кем они конкурировать смогут? С Монголией?

То есть мы пожинаем плоды той политики, что ведётся в стране уже давно. Условно её можно назвать «родимые пятна социализма», что в переводе на общечеловеческий язык значит: всё государству, а то, что останется человеку. Приоритет личности у нас только в Конституции зафиксирован, а на самом деле его как не было в России никогда, так и нет.

Но всё это было бы слишком просто. В начале девяностых многие люди в стране поверили, что мы начинаем новую жизнь, и взялись за производство, намереваясь, выдернут Россию из вековой технологической отсталости. У кого-то, несмотря на «палки в колёсах» что-то стало получаться. Немного, но всё-таки.

Гладко было на бумаге, да забыли про овраги. Сегодня, на мой оценочный взгляд, идёт перераспределение собственности, в котором побеждают силовики. (Чуть было не написал «большевики»). Как всё это складывалось, если объяснять на пальцах? Да очень просто. Пока либералы говорили о рыночной экономике, люди, которые называют себя «государственники» присматривались, а потом решили, что время реформ закончилось. На столичном уровне это, скажем, отставки системных либералов в правительстве, тех, кто считал, что реформы должны быть постепенными и исходить из центра. А на уровне деревни Закозье — это когда автолавка от предпринимателя Иванова переходит к участковому Сидорову. То есть, они полагают, что все проблемы можно устранить административными методами.

Увы! Жизнь изменилась, и законы развития экономики стали сложнее, соответственно сложнее стало и управление производством.
Мало нашей промышленности цен на энергоносители, так у них ещё налоги и кредиты. Налоги — вообще отдельная песня. А кредиты наши банки выдают под такие проценты, которые в разы превышают западные. Собственно у нас даже не банки, а ссудные конторы, которые вместо того, чтобы быть кровеносными сосудами экономики, стали «старухой процентщицей».

А IT- технологии где? Сколько слышу, но не вижу.

Но самое страшное тех, кто сегодня стоит у станков и кульманов, ждёт ещё впереди.

Судите сами: при смене собственников прибыль взять неоткуда. Кроме одного момента: наварить можно при сокращении расходов на зарплаты и социальные обязательства. Для этого привезли с Запада три красивых слова: лизинг, аутсортинг и аутстаффинг. Это способы «оптимизации» расходов.

Под лизингом (заемным трудом) персонала понимается использование наемных работников, официально числящихся сотрудниками кадровых агентств. Более распространенные аутсорсинг и аутстаффинг подразумевают соответственно передачу части работы сторонней организации на основе договора и перевод сотрудников из штата компании в штат компании-подрядчика.

Например, работает себе человек спокойно на каком-либо предприятии, получает стабильную зарплату, состоит в профсоюзе... Вдруг, в один прекрасный момент, руководство объявляет, что отныне он будет выполнять ту же работу, но числиться будет в другой фирме. Фирма же предлагает свои условия. Как правило, с меньшей зарплатой, с урезанием прежних социальных льгот. Хочешь — работай, не хочешь — иди за ворота, никто не неволит. Это не я придумал. Это говорит директор Института проблем глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий. Но зато я это на собственной шкуре испытал.

А вот сейчас, когда я пишу эти строчки, почти об этом же говорит по телевизору бывший глава Центробанка Игнатьев.

В общем, писать можно долго и нудно. А «что же за всем этим следует»? Следует жить? Конечно, следует. Только промышленность наша, при таком к ней отношении, вскоре «даст дуба». А вслед за этим, боюсь, туда же последует и страна. Одними разговорами, что, мол, «пора слезать с сырьевой иглы», IT-технологии не создашь.

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика