Джозеф Конрад и Вологда

27.04.2013 [БлогоVO]

Завтра в Вологде откроют памятник писателю Джозефу Конраду. Говорят, памятник уже установлен, любой желающий может посмотреть на него. Только территорию до конца облагородили. Надеюсь, до завтра это сделают. Но возникает закономерный вопрос — какое отношение классик английской литературы имеет к Вологде? И почему памятник будет открывать Януш Вишневский? А вот тут и самое интересное. Джозеф Конрад — по происхождению поляк и подданный Российской империи. Судьба так распорядилась, что Конрад какое-то время жил в нашем городе.

Не должно быть заблуждения, что он оставил какой-то след в Вологде. Он был здесь пятилетним ребёнком: его отец, поэт Аполлон Коженёвский, был сослан сначала в Пермь, а затем в Вологду за участие в польском освободительном движении. Литературной деятельностью Конрад, разумеется, занялся намного позже. Кстати, настоящее имя Джозефа Конрада — Юзеф Теодор Конрад Коженёвский.





Вот как пребывание Конрада в Вологде описывается в статье Стефана Жеромского «Джозеф Конрад»:

«В июле 1855 года моя сестра Эвелина Бобровская вышла замуж за Аполлона Коженёвского. Сначала молодые поселились в Лучинце, куда переехала и мать Эвелины Теофилия Пильховская. Через год Аполлон Коженёвский обосновался с женой в деревне Деребчинка, недалеко от Бердичева, которую арендовал у Теодора Собаньского. Здесь 6 декабря 1857 году появился на свет Юзеф Теодор Конрад Коженёвский».

Собаньский был дальним родственником Коженёвского-старшего и деревню последний у него арендовал отнюдь не из-за желания побыть на свежем воздухе — уже тогда Аполлона подозревали в революционной деятельности. Что, однако, не помешало ему вернуться в Варшаву и даже начать издавать журнал «Слово», который был своего рода прикрытием подпольной деятельности Коженёвского. В 1861 году он был сослан вместе с семьей сначала в Пермь, а затем в Вологду. Еще под Москвой ребенок сильно заболел, но жандармерия категорически отказалась отсрочить семье Коженёвских дату ссылки. К тому же заболела и мать будущего писателя, причем до такой степени, что около Вологды ее выносили из кибитки на руках.

«В Вологде в тогдашней польской колонии были главным образом ксендзы из Королевства и Литвы, — пишет Тадеуш Бобровский, — сестра моя оказалась двадцать второй, а ребенок — двадцать третьим ссыльным».

Со времени пребывания в Вологде сохранились письма Аполлона Коженёвского к близким, отправленные на родину. Частично они опубликованы в журнале «Тыгодник илюстрованы», частично хранятся в Ягеллонской библиотеке. Эти письма — подлинное сокровище польской литературы. Главное действующее лицо их — маленький, шестилетний мальчик Конрадек, изгнанный в край цинги и стужи. Тревогой и беспокойством о нем проникнута каждая грустная пожелтевшая страница... В 1863 году Коженёвским разрешили перебраться из Вологды в Чернигов.

Жизнь Джозефа Конрада изучал писатель Владимир Аринин. Вот выдержки из статьи про это в журнале «Русский мир» за 2010 год:

С Конрадом Аринину пришлось серьезно «повозиться», ведь следов пребывания семьи Коженёвских в Вологде почти не было. К своим поискам Аринин привлек в середине 70-х старейшего местного краеведа, Владимира Панова, железнодорожника по профессии. Еще в 20-е годы Владимир Капитонович загорелся страстью к истории и литературе — в доме его отца некоторое время жили сосланные на вольные поселения писатели Ремизов и Амфитеатров.

В Вологде о Конраде никто не вспоминает. Никаких чтений, конференций, памятников и бюстов, не говоря уже о названии улицы. Жители без внутреннего трепета проходят мимо старой пятиэтажки на бывшей улице Урицкого, ныне снова Козленской, где, как выяснили Панов и Аринин, стоял дом, в котором жили ссыльные поляки. Еще в далеком 1977-м призывал Владимир Панов установить здесь хотя бы мемориальную доску, но этого не сделано до сих пор.

Известный издатель Лонгин Федорович Пантелеев, живший в Вологде, рассказывает о встрече с Коженёвским-старшим, «литератором, хорошо принятым в местном обществе», где его на русский манер звали Антоном. Тем не менее «держался он очень гордо, сам ни с кем не знакомился». Таким же Аполлон воспитал и сына: Юзеф, по воспоминаниям знакомых, всегда был высокомерным и малоразговорчивым, отчего близких друзей так и не нажил. В последний год жизни он отказался от титула английского лорда, заявив, что принадлежит к польской аристократии.

Книги Конрада трудно купить и в Вологде, и в крупных городах окрест. Но, правду говоря, и Конрад ни разу не вспомнил о Вологде ни в одной из своих многочисленных биографий. Разошлись, как в море корабли. Наверное, порта «Вологда» не было на морской карте капитана Юзефа Коженёвского, которого сегодня знают под именем Джозефа Конрада.

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика