О Вологде, Архангельске и России. Интервью с сербским историком

17.04.2013 [БлогоVO]
Когда я начинал публикацию материалов о посланнике Сербии в России Мирославе Сполайковиче, в начале текста было приведено письмо сербского историка Зорана Байина, ставшее отправным пунктом для этой публикации.

С тех пор наша с Зораном переписка существенно увеличилась. Я задавал вопросы, он отвечал, уточняли кое какие детали. К теме подключился известный вологодский википедист Иван Дмитриевич Попов и, «сообразив на троих», мы выдали для Википедии фундаментальную статью о сербском дипломате.

Сполайкович уехал из Вологды в июле 1918 г. из России — весной 1919, умер в 1951 г. Вторая половина его жизни напоминала приключенческий роман. Было бы правильно рассказать об этом словами первоисточника- сербского ученого, автора научных статей о дипломате и в будущем, вероятно, монографии. Итак, интервью с сербским историком:

А.Б. -Известно ли с каким чувством покидал Вологду Сполайкович в июле 1918 г., ведь фактически большевики «выжили» дипломатов из города, лишив связи и продовольствия.

З.Б.- Когда Спалайкович покидал Вологду, сказал оставшимися дипломатам"Au revoir à six jours" («До свидания на шесть дней») — настолько он был уверен в успехе вмешательства союзников!

А.Б. — Вы конечно имеете ввиду планы высадки в Архангельске союзного десанта и молниеносного блицкрига на Вологду и Москву? Этим планам не суждено было осуществиться. Большевики были изгнаны из Архангельска и большей части губернии, но наступление закончилось на полпути к Вологде и сюда он больше не вернулся.

З.Б. — О пребывании Сполайковича в Архангельске есть интересный мемуарный источник, воспоминания главнокомандующего союзными силами генерала Айронсайда, вот что он пишет о нашем герое:«Сполайкович, сам являясь славянином, хорошо знал русских, т.к. долгое время жил в этой стране. Он был знаком с Лениным и Троцким ( мы уже знаем при каких обстоятельствах- А.Б.) и характеризовал их как коммунистов- интернационалистов, уверенных в возможности и необходимости мировой революции. Когда я ( Айронсайд) спросил Сполайковича, можем ли мы рассчитывать на северных крестьян в борьбе против большевиков, он покачал головой и сказал: «все крестьяне одинаковы. Они уже стали коммунистами в своем отношении к земельной собственности и будут преданы Ленину. Крестьяне также не доверяют всем иностранцам, как и остальные русские».

Спалайкович и Джонстон

Слева направо: Посол США Д. Френсис, М. Сполайкович, Э Джонстнон ( секретарь посла США), Ф. Джордан ( слуга посла Френсиса) в Архангельске сентябрь 1918 г.

А.Б. — Таким образом сербский дипломат в какой то мере оказался пророком, именно противоречия между союзным экспедиционным корпусам и русскими белыми силами были одной из причин поражения в 1920 г. Северной области. А как относился Сполайкович к решению военных вопросов, ведь на севере был некоторый контингент сербских солдат?

З.Б.- Снова процитируем генерала Айронсайда: " Сполайкович не был специалистом в военном деле, но полагал, что белым потребуется сильная поддержка, но не знал откуда она может прийти«. Весной 1919 г. когда в Европе настал мир и северная экспедиция стран Антанты уже не сдерживала немцев и белофиннов, а участвовала в политической борьбе внутри России, все дипломаты покинули Архангельск, т.к. не видели необходимости в своем присутствии. Уехал и Сполайкович.

А.Б. — Как сложилась его карьера после возвращения из России?

З.Б.- В 1920 г. Мирослав Сполайкович нСлева направо;азначен министром без портфеля и исполняющим обязанности министра иностранных дел. Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев.
В 1920-1922 он член Учредительного собрания (которое, после принятия конституции в 1921 гда,
превращается в действующий парламент)
1922-1935 Сполайкович служит посланником в Париже для Сербии это главный в то время дипломатический пост.

А.Б. Получается, что он был свидетелем убийства в Марселе в 1934 г. югославского короля Александра и премьер министра Франции Луи Барту?

З.Б. Да, он был не только свидетелем, но и непосредственным участником событий.

В Марселе, король и министр Барту были в первой машине, Спалайкович в третьей.Теракт подготовили хорватские националисты- усташи, а осушествил македонец. Французские спецслужбы проявили непростительную халатность, которая стоила Европе не только двух выдающихся политиков, но и изменения политической ситуации.

А.Б. Несмотря на увольнение со службы в 1935 г. политическая карьера Сполайковича не кончилась. Он вновь появляется в 1941 г. в качестве идеолога сербского коллаборационизма. Я не понимаю, что толкнуло его на сотрудничество в Гитлером, ведь в годы Первой мировой войны он ненавидел немцев!

З.Б.-Да, Спалайкович был очень непоследователен в своих делах, но я думаю, что это вопроскомплексного изучения. Генерал Недич и Спалайкович признавали легитимность короля Петра, находящегося в изгнании. Я написал статью «Идеологическая (р)еволюция Мирослава Спалайковича:студент и друг Третьей республики в сотрудничестве с Третьим Рейхом», в которой я попытался ответить, есть ли преемственность в его деятельности.

Вскоре статья будет опубликована в трудах одной сербско-хорватской конференции о Второй мировой войне.Если сказать упрощенно: и да и нет.Спалайкович ненавидел немцев, но коммунистов он ненавидел больше. А союз европейских правых и националистов с нацистами в крестовом походе против большевиков был в целом более распространенным явлением, чем нейтральное или отрицательное отношение.

Сполайкович очень много писал для газет 1942-1944 гг., я предполагаю, что одна из цитат, могла быть интересна для Вас: «Мои критики находят, что я со своей непримиримостью к большевистской России, отрицаемой моими руссофильскими чувствами, хотел польстить немцам. Нет, я не изменяю своим чувствам и не меняю мнения как перчатки. И, независимо от исторических достоиств прежней ортодоксальной и национальной России для сербского народа и Сербии, я искренне люблю российский народ, ее литературу, ее искусство, его язык. (...) Позвольте мне объявить, что среди сербов у российского народа не может быть большего друга, чем я.

Но Сталин, еврейские комиссары в Москве и вся большевистская мафия в советской России — они не русские для меня. Эти варвары и евразийские полукровки — самые жестокие враги российского народа. Они искорежили его лицо и разорили его душу. Они разрушили православную и национальную Россию. В этом, прежде всего, причина моей ненависти к ним. Они хотели сделать то же самое сербскому народу»! Антикоммунизм, в первую очередь и сделал его союзником немцев в годы Второй мировой войны, хотя всю свою е жизнь он был известен как «germanophob». Он писал отчаянные статьи не только против коммунистов, но также и против западных союзников и, конечно, он не ждал Красную Армия и партизан в Белграде.

А.Б.- Неужели лидер югославских коммунистов Иосиф Броз Тито простил своего идеологического противника?

З.Б. — Еще одна интересная сцена: в самом конце войны, мае 1945, Сполайкович был в Триесте, когда югославские партизаны начали занимать город. Он думал, что это конец, но в последний момент британский отряд также вошел в город с Запада, и он, конечно, поторопился отдать себя в их власть, т.е. стать военнопленным.

А.Б.-Надо полагать, что дорога на родину ему была после этого закрыта?

З.Б.- Он умер в 1951 г. около Парижа, как эмигрант (под вымышленным именем), и после торжественной панихиды в российской церкви, был похоронен на кладбище Сент Женевьев де Буа, которое, как выразился русский писатель Василий Шульгин, стало «столицей заграничной России».

А.Б. Неоднозначная судьба... есть ли у него потомки?

З.Б. Внуки Мирослава Сполайковича живут во Франции и Америке, я общался с ними и получил возможность видеть не только фамильные реликвии- награды деда, но и некоторые уникальные архивные материалы, часть из который уже пригодилась, например,для статьи в Википедии и других работ.
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика