Страница великой истории ( к 95-летию пребывания в Вологде Дипломатического корпуса)

25.02.2013 [БлогоVO]

Дорогие вологжане! Вы устали от шулеповских горок, штрафстоянок, снегоуборки и прочего? Конечно устали, поэтому предлагаю вам насладиться интересной историей о том как ровно 95 лет назад по инициативе американского посла Френсиса дипломатический корпус стран Антанты перебрался в Вологду. Путь был долгим, приключения у дипломатов начались прямо на вокзале. Итак, откроем нужные страницы романа «Дипломатический корпус» и прочитаем, как Вологда на целых полгода стала «дипломатической столицей России».


На восток

Утром 26 февраля 1918 г. посол Соединенных Штатов Дэвид Френсис прибыл на Николаевский вокзал.

-Курс на восток,-шутил посол,- мы едем в Вологду, что на 350 миль дальше от немцев. Затем, если ситуация будет неблагоприятна, переберемся в Вятку, оттуда в Пермь, потом за Урал в Иркутск, и далее во Владивосток. Там нас будут ждать американские военные суда и мы сможем добраться до западного побережья и уже оттуда по железной дороге вернемся домой.


Френсис помнил Николаевский вокзал в 1916 г. при царе: чистый, ухоженный. Городовые на каждом углу отдают честь, носильщики в белых фартуках с большими бляхами на груди, всегда готовы к услугам. Публика, как и положено на вокзалах, спешит, но выглядит вполне прилично и никакого беспорядка.


Все это сейчас исчезло безвозвратно. Городовых уничтожили еще в мартовскую революцию. Убивали прямо на месте со злобой и остервенением. Носильщики исчезли как класс сразу же после большевистского переворота. Одни перешли на работу в Советы. Другие отправились искать счастья на большую дорогу. Публика на вокзале — все больше в лохмотьях и шинелях. Куда девалось былое благополучие, которого еще совсем недавно было в избытке?


Френсис прибыл на вокзал строго по расписанию, за полчаса до прибытия состава. На сей раз хваленый прежде порядок дал сбой. Состав к назначенному времени не подали. Полковник Рагглз, отвечавший за вагоны, побежал к начальнику вокзала. Тот телефонировал ответственным товарищам и получил ответ, что вагонов нет, весь подвижной состав станции отправлен на фронт. Надо ждать, когда вернутся поезда и возможно к вечеру что нибудь прояснится.

Френсис воспринял новость спокойно. За время пребывания в России он привык ко всему и особенно к русской необязательности. Даже император позволял себе обещать и не делать, что тогда говорить о подданных. Что вообще можно говорить о стране, правительство которой вопреки союзническим обязательствам заключает мир с врагом на любых условиях.


И тем не менее, он остается в этой стране и будет продолжать пытаться, именно пытаться, в то время как многие просто «умыли руки», влиять на ситуацию. Неслучайно в последний день своего пребывания он принял несколько визитеров, желавших обсудить с послом самые серьезные темы. Все они как один говорили, дни большевиков сочтены и надежда только на союзников.


-Господин посол,- наш состав формируется и через 2-3 часа будет подан к перрону,- доложил полковник Рагглз. Его глаза светились от счастья, ведь состава могло не быть вообще, а немцы между тем за прошедшие 2 суток продвинулись к Петрограду еще ближе.

-Значит мы можем пойти играть в покер?- спросил посол.

-Вероятно да, кабинеты на вокзале к вашим услугам, я договорился.


Состав действительно подали, но с опозданием на 12 часов, почти в 9 вечера. Ждать дольше не было сил, и сообщение о долгожданном поезде подняло настроения всем ожидающим.

Дипломатические вагоны в самом конце состава, они следуют только до Вологды и там будут отцеплены. Вагоны подали всех возможных цветов: три зелёных, красный и синий.


Рагглз со списком встал перед ними, зачитывал, кто где едет. Японскому послу со свитой отдали вагон синего цвета, китайскому посланнику — красный, остальные разместились в зеленых.

Неожиданно тучный китайский представитель заявил, что в красном вагоне он не поедет.


  • Почему,- у Рагглза от удивления округлились глаза.


  • Потому, что это «второй сорт» и унижение моего государства. Китай — «Великая Поднебесная» империя и вагон должен быть цвета неба.


  • В Японии синий тоже священный цвет, — попытался объясниться американец,- вагон у нас один. Кроме того, Японию представляет посол, а Вы только посланник. Так что по этикету преимущества за японцами.


  • Это не имеет значения. Я представитель великой нации и требую к себе соответствующего отношения.


  • Прекратите капризничать Лю Цзиньжень,- вмешался Френсис,- Вы что не понимаете в какой ситуации мы находимся?


  • Я не желаю ничего понимать. Кроме того, что в угоду японцам наносится оскорбление моей родине. Я должен ехать в синем вагоне и никак иначе.


  • Вы будете грузить багаж?- спросил Рагглс китайца.


  • Нет, решительно сказал тот, -я буду ждать на перроне, пока не подадут вагон соответствующий статусу моей страны и моему собственному пониманию.


  • В таком случае- мы уедем без Вас.


  • Вы не оставите нас на вокзале, это будет мировой дипломатический скандал. Вы, господин Френсис и так едете в эту Вологду практически в одиночку и если мы с представителями Японии и Сиама составили вам компанию, это не значит, что Вы можете диктовать здесь свои условия. Я не первый год служу по дипломатической части и порядки знаю.


Это был вызов, но Френсис сделал вид, что не понял этого. Он отправил Рагглза к начальнику вокзала с просьбой поискать где нибудь вагон соответствующего цвета. Рагглз исчез на добрые полтора часа. Все это время фарс на перроне продолжался. Китаец сидел на чемоданах в окружении своих подчиненных и всем видом показывал, тяжесть причиненной ему обиды. Японский посол виконт Ушида, молчаливый несколько замкнутый самурай в русской каракулевой шапке несколько раз выходил из своего синего вагона и что то пытался говорить китайскому посланнику. Тот махал руками. Японец возвращался в вагон, Рагглза все не было.


Наконец полковник вернулся и сообщил, что к сожалению ничего сделать нельзя и надо принимать какое то решение.

-Что у вас здесь происходит?

На перроне появился Раймонд Роббинс.


  • Я думал, что вы уже далеко от Петрограда, когда мне позвонили и сообщили, что поезд все еще на вокзале.


  • У нас тут большая проблема,- Рагглз выглядел растерянным,- никто не может понять почему эти китайцы не хотят ехать в красном вагоне.


Роббинс подошел к представителям Поднебесной, те на ломаном английском принялись объяснять ему суть вопроса. Роббинс внимательно выслушал и немного подумав, что то сказал китайскому посланнику. На лице последнего возникло недоумение.


  • Да, да, -повторил Роббинс, — именно так и есть, я подцепляю сейчас вагон Красного Креста к вашему поезду и тоже еду отсюда прочь.


  • Но я не могу ехать в красном вагоне, я сказал, и не собираюсь менять свое мнение.


  • Но в зеленом вагоне американского посла Вы можете ехать?


  • В зеленом, в гостях у господина Френсиса, пожалуй могу.


  • Вот и отлично,- Роббинс вприпрыжку подбежал к посольскому вагону.


  • Что нибудь решилось?- спросил в конец измученный Френсис.


  • Да, господин Лю Цзинжень поедет в качестве гостя в вашем вагоне, а наши служащие перейдут в красный, надеюсь это не заденет их национальные чувства, — пошутил Роббинс. Я так же еду вместе с вами, мой вагон будет прицеплен к составу на ближайшем от города разъезде.


  • Вы гениальный переговорщик,- выдавил из себя Френсис, в эту минуту он был готов простить Роббинсу все его деяния последних месяцев, принесшие столько неприятностей послу.


Еще полчаса ушло на пересадку и в начале первого ночи уже 27 февраля поезд с дипломатами тронулся в путь.


  • Как Вам удалось убедить китайца уступить и поехать в зеленом вагоне,-спросили полковника Роббинса.


  • Я же умею договариваться,- небрежно бросил не,- Бывало на Аляске я решил вопрос о свободном проезде на прииски с воинственными индейцами и эти договоренности соблюдались без единого выстрела.


  • И все же, нам бы хотелось знать правду,- спросили в один голос находившиеся при после.


  • Все очень просто, я сказал китайцу, что немцы прорвали оборону большевиков и через два часа будут на вокзале, если он хочет утром позавтракать баландой в немецком концлагере, то может скандалить дальше.


  • Молодец, — вся компания принялась аплодировать Роббинсу.


Полковник раскланялся выдержал паузу и продолжил:


  • То за что берется полковник Роббинс, всегда обречено на успех.


  • Но китайцу вряд ли что то вообще угрожало?- произнес Армор.


  • Это неважно,- отмахнулся Роббинс, важно, что дело сделано и мы в пути. Поздно вечером мы прибудем в Вологду и вы сможете насладиться новым местом расположения нашего посольства. Правда я не уверен в результате решения, но приказы не обсуждаются, я человек военный, идет война и у каждого есть свои задачи, которые он решает самостоятельно или по приказу свыше.


Автор: Александр Быков
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика