Ульяновы в Вологде. часть 3. Сын Ленина

22.02.2013 [БлогоVO]

А вот за это утверждение в годы оны меня бы непременно законопатили, а то и вовсе немножко расстреляли...
В конце 1913 года Владимир Ульянов-Ленин приезжал в Вологду, что показать маменьке своего грудного сына и получить деньги.
Заочно вопрос решить не удалось — Марию Александровну беспокоила наследственность.

Анна Ильинична вспоминала, что родители долго беспокоились по поводу умственного развития Володи — он отличался жестоким характером и агрессивностью (крушил и ломал все, что попадалось под руку), был шумным и беспокойным ребенком.
Вот и опасались признать младенца своим...

А был ли мальчик?
Кто-то может воскликнуть — Что за чушь? Какой сын? Об этом было бы известно!

Ой, большое дело! Скрыть младенца... Большевики успешно скрывали прадеда Ленина.

Архивное дело в нашей стране с непредсказуемым прошлым издавна политизировано и находится под пристальным вниманием спецслужб; достаточно вспомнить, как в 1965 году с треском вышибли из Житомирского архива директора Д.В. Шмина и старшего научного сотрудника Е.З. Шехтман «за нарушение установленного порядка использования документального материала».

А вся-то их вина заключалась лишь в том, что они вовремя не догадались, какое отношение Мойша Ицкович Бланк имеет к деду Владимира Ленина — Александру Дмитриевичу Бланку...

Вот так и с сыном Ленина — велено было считать, что в Вологду Ленин не приезжал, и подробная, до часов, биография Ленина была приведена в такой вид, что и намека не было, что Ильич покидал Европу.

Но скрыть ВСЁ не удалось, и многочисленные свидетельства того, что в результате бурного романа Инессы Арманд Владимира Ульянова родился мальчик, все-таки просачивались в прессу.

Вот газета «Аргументы и Факты» № 14, 2 апреля 1998 года.
«Гражданам России гораздо интереснее узнать о том, о чем в Германии, например, знают почти все школьники. Так, в учебниках истории для учеников 8-х классов, в главе, посвященной В. Ульянову (Ленину), говорится о некоем Александре Стеффен, единственном сыне вождя революции и шестом ребенке Инессы Арманд, урожденной Стеффен. Но самое удивительное не в этом. Александр Владимирович жив. Мы нашли его в Берлине, где он живет недалеко от Бранденбургских ворот. Его жена давно умерла, дети живут отдельно. Скромной пенсии в 1200 дойчмарок на жизнь хватает, но он ищет издателя для публикации книги воспоминаний».

«...Я родился в 1913 г., через четыре года после знакомства матери с Владимиром Ильичем.

А вот это во времена Советов тщательно скрывалось — какими были личные отношения в треугольнике, в вершине которого возвышался Ленин?

Весь клан Армандов также категорически отрицал сведения о любовных отношениях Инессы Арманд и Ленина. Точно такого же мнения придерживались французские коммунисты, которые боготворили Инессу и гордились ею.

Но факт остается фактом — с 1909 г. по 1920 г. Инесса Арманд находилась рядом с Лениным (до своей смерти), нравилось это Надежде Константиновне или нет.

Французский марксист Карл Рапопорт застал Владимира и Инессу в парижском кафе и отметил, что «Ленин не мог оторвать своих горящих монгольских глаз от этой маленькой француженки». Во время обучения группы большевиков в Лонжюмо Коллонтай открыто заговорила о близости Инессы и Владимира Ильича, позже она писала, что их бурный роман начался именно во время курсов, которые организовывала Инесса, а Владимир Ильич выступал в качестве основного докладчика.

Вячеслав Молотов со слов соратников охарактеризовал создавшееся положение сжатым, партийным языком: «Конечно, это необычная ситуация. У Ленина, попросту говоря, любовница. А Крупская — больной человек».

В июле 1914 г. Ленин попросил Арманд: «Пожалуйста, привези, когда приедешь, все наши письма. Посылать их сюда даже заказным неудобно: его могут легко вскрыть друзья». Но вовсе не все письма оказались уничтожены.

Письмо Инессы Владимиру из Парижа в Краков в конце 1913 г.:
«Расстались, расстались мы, дорогой, с тобой! И это так больно. Я знаю, я чувствую, никогда ты сюда не приедешь! Глядя на хорошо знакомые места, я ясно сознавала, как никогда раньше, какое большое место ты еще здесь, в Париже, занимал в моей жизни, что почти вся деятельность здесь, в Париже, была тысячью нитей связана с мыслью о тебе. Я тогда совсем не была влюблена в тебя, но и тогда я тебя очень любила. Я бы и сейчас обошлась без поцелуев, только бы видеть тебя, иногда говорить с тобой было бы радостью, и это никому бы не могло причинить боль. Зачем было меня этого лишать? Ты спрашиваешь, сержусь ли я за то, что ты „провел“ расставание. Нет, я думаю, что ты это сделал не ради себя... Крепко тебя целую. Твоя Инесса».

После революции 1917 г. Ленин назначил И. Арманд председателем Совнаркома Московской губернии и поселил рядом с квартирой своей сестры — Анны Ильиничны, пешком навещал Инессу. Не имея возможности заглянуть из-за занятости, писал записки, в которых он справлялся о ее здоровье и ее детей. Владимир Ильич посылал Инессе продукты, покупал ей калоши, давал указания своему личному врачу навестить больную, мастеру отремонтировать у нее телефон. Шофер Ленина возил Инессу, обеды из кремлевской столовой отправлялись одновременно Ульяновым и Арманд.

Все кончилось этой телеграммой: «Вне всякой очереди. Москва ЦЕКа РКП. Совнарком. Ленину. Заболевшую холериной товарища Инессу Арманд спасти не удалось точка кончилась 24 сентября точка тело препроводим Москву Назаров».

Среди возложенных на могилу венков один был из живых белых цветов с надписью на траурной ленте: «Товарищу Инессе от В. И. Ленина». Потрясение Ленина было огромным. Коллонтай в своих воспоминаниях утверждала, что: «он не мог пережить Инессу Арманд. Смерть Инессы ускорила его болезнь, ставшую роковой».

Прах Инессы был помещен в Кремлевской стене, среди знаменитых, прославленных большевиков. По большевистской табели о рангах ей не подобало такое место.

Владимир Ильич пережил Инессу Арманд всего на три года. После смерти вождя, в феврале 1924 г. Крупская направила в ЦК просьбу захоронить останки ее супруга вместе с прахом Инессы Арманд. Сталин решил по другому...

.Противники этой версии утверждают:

«Плод любви Ленина и Инессы рождения 1913 г (месяц рождения не указан) мог появиться от их встреч между апрелем 1912 г. и апрелем 1913 г. Инесса выехала в Россию весной 1912 г, значит, такое событие могло произойти только в апреле-мае 1912 г. в Париже. Исходя из этих расчетов, ребенок мог появиться на свет только в тюрьме Петербурга. Рождение в тюрьме должно было обязательно зафиксировано в церковной книге».

Но — это утверждение разбивается воспоминаниями Крупской о приезде Инессы:
«В середине конференции (22 сентября — 1 октября 1913 года) приехала Инесса Арманд. Арестованная в сентябре 1912 г., ИНЕССА СИДЕЛА ПО ЧУЖОМУ ПАСПОРТУ в очень трудных условиях, порядком подорвавших ее здоровье».

Ну, вот и ищите в документах того времени свидетельство о ребёнке Арманд, рожденном в тюрьме, если она сидела по чужому паспорту...

...Точная дата, когда Ульянов-Ленин приезжал в Вологду, (в конце 1913 года), кроется в донесениях агентов Жандармского управления, которые были уничтожены как ошибочные.
Сам Ульянов и кормилица с ребёнком останавливались в доме баронессы Анны Васильевны Дес-Фонтейнес, (нынешний адрес — Советский проспект 13-а).
Именно
сюда приходили Мария Александровна и Мария Ильинична Ульяновы, чтобы решить судьбу младенца.

«...через семь месяцев после рождения пристроили в семью одного австрийского коммуниста. Там я и рос вплоть до 1928 г., когда неизвестные люди забрали меня, посадили на пароход в Гавре, и я оказался в Америке. Думаю, что это были люди Сталина, который скорее всего хотел в будущем использовать меня в пропагандистских целях. Но, видимо, не получилось. В 1943 г., когда я уже был американским гражданином, пошел добровольцем в армию и служил на военноморской базе в Портленде до 1947 г.
О своих родителях знаю от матери. Незадолго до своей смерти от холеры она побывала в Зальцбурге весной 1920 г.
В США жизнь не заладилась. Жена умерла в 1959 г., и я уехал в Европу, в ГДР. Догадываюсь, почему, но на мою просьбу восточные немцы сразу ответили согласием и предоставили гражданство вместе с хорошей квартирой...»


На всякий случай Владимир Ильич всё же сделал заначку — информация «Нью-Йорк Таймс» от апреля 1921 года о том, что на счет Ленина в одном из швейцарских банков только в 1920 году поступило 75 миллионов швейцарских франков.

Справедливости ради — на счетах Троцкого было 11 миллионов долларов и 90 миллионов франков, на счетах Зиновьева — 80 миллионов франков, на счетах «рыцаря революции» Дзержинского — 80 миллионов, Ганецкого-Фюрстенберга — 60 миллионов франков и 10 миллионов долларов. Ленин в секретной записке от 24.04.1921 к чекистским руководителям Уншлихту и Бокию решительно требовал найти источник утечки информации.

Не нашли...

Но распорядиться этими средствами не смог ни сам Ульянов-Ленин, ни его сын, Александр Стеффен, который скончался в Швейцарии в 2009 году.

Сейчас уж и не установить, наверное, была ли кормилица Александра Стеффена (её звали Анной, урожденная Смирнова), урожденной вологжанкой; сейчас о ней известно лишь, что в тридцатые годы она покинула Вологду и уехала с семьей в Мурманск. Возможно, и сейчас в Мурманске проживает молочный брат сына Ленина..

Нюра Смирнова была горничной в СанктПетербурге, забеременела от хозяйского сына, так и стала кормилицей сына Ленина. Такое было время... Каждый второй ребенок в Санкт-Петербурге был незаконнорожденный.

Источник: Павел Шабанов
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика