Как создавали Красную Армию

23.02.2013 [БлогоVO]

С днём дезодоранта!

10 февраля 1995 года был принят Федеральный закон «О днях воинской славы (победных днях) России», в котором этот день назван так: «23 февраля — День победы Красной армии над кайзеровскими войсками Германии (1918) — День защитников Отечества»

23 февраля 1918 года немцы наступали на Петроград. Армии у России фактически не было, отдельные отряды Красной гвардии защитить город не могли.

Немцы наступали небольшими и разрозненными отрядами в сотню-другую человек, собранными из добровольцев. Псков был занят таким отрядом 24 февраля почти без сопротивления, Нарву немцы заняли 3 марта. Тогдашний нарком, бывший царский прапорщик Дыбенко за бегство вместе с войсками из-под Нарвы был снят с высокого поста, исключен из партии и отдан под трибунал.

Центральный комитет большевистской фракции РСДРП в Смольном — согласился принять германский ультиматум: признать независимость Курляндии, Лифляндии, Эстляндии, Финляндии, Украины и вывести советские войска с их территории, заключить мир с Украиной, передать Турции Анатолийские провинции, демобилизовать армию, разоружить флот в Балтийском и Черном морях и в Ледовитом океане, признать невыгодный для России русско-германский торговый договор 1904 года, предоставить Германии право наибольшего благоприятствования в торговле до 1925 года, разрешить беспошлинный вывоз в Германию руды и иного сырья, прекратить агитацию и пропаганду против держав Четверного союза.

Как создавали Красную Армию

Мужик отмучился в окопах Мировой войны, или вернулся домой из плена. Надо поднимать хозяйство, и вдруг чего-то он идет в Красную Армию? А чего ж мужику дома не сидится?

Нельзя. Расстреляют.

Для примера — в Никольске Вологодской губернии военным комиссаром поставлен младший унтер-офицер (и будущий маршал) Иван Конев. (Он же председатель уездного комитета партии большевиков) И есть старые списки призывных пунктов, доставшиеся от царя. И по этим спискам объявляют, или ты сейчас же, совершенно добровольно идешь защищать Отечество, которое в опасности, или мы тебя сей же момент к стенке. И семью сошлют или расстреляют.

И по всей стране натыканы военкоматы, и списки там напечатаны. И отряд с пулеметом приедет в деревню в любой день...
И дезертировать трудно. Найдут — расстреляют... А известят, опять же, о твоем дезертирстве родной военкомат — то семью к ногтю прижать ничего не стоит. Пролетарская этика провозглашает беспощадность как доблесть и сознательность. Плачешь, значит, — а расстреливаешь.

Вот они на фотоснимке — героические бойцы «Боевого революционного отряда» Никольского уезда Вологодской губернии во главе с будущим маршалом Коневым. На кого так воинственно поднял револьвер уездный военком?



Да и расстреливать вовсе не обязательно.

Так, для усиления работы Вологодской губернской комиссии по борьбе с дезертирством в марте 1920 года председателя комиссии заменили чекистом, недавним Председателем Вологодской губчека Я.М. Бруком. Он тут же ввёл тотальную конфискацию имущества у семей дезертиров, и количество дезертиров в Вологодском и Грязовецком уездах сократилось вдвое.

Но всё равно — ежемесячно из Красной армии дезертировало около 200 тысяч человек — больше, чем было во всей деникинской армии.
(Мобилизованный «народ» от красных бежал. Надежнее были иностранцы. Латышские стрелки спасали Ленина в самых критических ситуациях, венгры и китайцы подавляли антоновское восстание. К лету 1920 года интернациональные части красных насчитывали (по разным оценкам) от 182 до 250 тысяч.)

А мужики, измученные на хрен ненужной им Мировой войной, всячески уклонялись и от участия в Гражданской.
В июне 1919 года Совнарком из за острого топливного кризиса освободил от воинской повинности членов лесоартелей, заготавливавших дрова. И — «легальные дезертиры» устремились на лесозаготовки, но далеко не все из них явились на сборные пункты, и стали дезертирами трудового фронта.

Дезертирство носило сезонный характер — мужики бежали из Красной Армии по весне, к началу полевых работ, потом добровольно являлись в уездные и волостные дезертиркомиссии.

Председатель Вологодской губкрмдезертир П. Лобов послал победную телеграмму: «Дезертирство сильно идёт на убыль, беглецы массами являются добровольно. Ликвидация дезертирства как массового явления возможна в месячный срок».
И Ленин в письме в ЦК РКП(б) «Все на борьбу с Деникиным» заходился радостным восторгом: «В последнее время явно наступил перелом в борьбе с дезертирством. В ряде губерний дезертир стал являться в армию массами, дезертир, без преувеличения, повалил в Красную Армию».

А мужики, после завершения весенне-летних полевых работ, стремились в армию, на казённые харчи, чтобы не объедать семью, чтобы по весне, с накопленным пайком и обмундированием снова придти домой...

И отдельным списком — офицеры.

И все офицерские семьи — на учет. Анкеты членов семей, адреса, родственников с их адресами.

Как это зачем?!

А затем, что ежели офицер дезертирует, изменит, — с ними обращаются соответственно как с заложниками после преступления того, за кого они отвечают. И военкомам — вменяется в обязанность: строжайший учет семей офицеров! За упущения — революционная мера наказания разгильдяю-военкому: расстрелять. Наш Иван Конев не был расстрелян, а напротив — совершил карьеру в Красной Армии, из младших унтер-офицеров став маршалом.

А потому что всё правильно делал: вызывается офицер, ему делается предложение — или он идет служить в Красную Армию — или расстреливается как классовый враг, можно вместе с семьей, а можно по доброте семью в концлагерь. А в армии за офицером — военспецом! — приглядывает комиссар. И все его приказы утверждает комиссар. И за его добросовестность комиссар отвечает головой.

Плохой приказ отдал военспец и утвердил военком — обоих к стенке. Сбежал военспец — к стенке военкома, и тут же известить военкомат по месту учета семьи офицера классово враждебную семейку — к стенке. Только что царскую семью в полном составе расстреляли, а офицерскую нельзя?

Очень даже можно.

А в России голод, и работы нет. А тут — какой-никакой паек. И семье спокойней: муж и отец воюет в Красной Армии, так что новая власть поневоле терпит своих подданных сомнительного происхождения.

В результате из 130 000 всего имевшихся в Российской Армии на весну 1917 года офицеров в РККА оказалось 75 тысяч. (А у «белых» только 30 тысяч офицеров). Вот так за два года с нуля была создана пятимиллионная армия. С жестокой дисциплиной. С нерассуждающим единоначалием. Хоть из нее и бежали, хоть ее и били, — но в конечном итоге она неуклонно побеждала.
Впрочем, вскоре Ване Коневу мужики (среди них и мой прадед — Степан Лепихин), объяснили, что родственники есть не только у насильственно призванных красноармейцев, не только у крестьян, у которых выгребал хлеб, но и у него самого, так что уж не серчай за исполнение библейского принципа: Око за око, зуб за зуб...

Ваня всё понял, и так уездный комиссар Конев вскоре стал комиссаром бронепоезда № 102 «Грозный», который ездил очень далеко от Никольского уезда Вологодской губернии, за Уралом и по Сибири.

...Вот загадка — ездят по России бронепоезда — так почему банды дезертиров и прочие местные партизаны не разнесут к черту железные дороги? Почему не разнесли в лоскуты железные дороги, чтоб не гнали красные свои войска в глубинки, не вывозили хлеб и прочее? На гигантских просторах российского бездорожья — утащи рельсы в лес, утопи в болоте и живи спокойно, как на острове!
Да просто разогнать железнодорожников, и поезда остановятся!

А не получится — разогнать, и уйти железнодорожнику нельзя, потому что железнодорожные рабочие и служащие были объявлены на военном положении, и за уход с рабочих мест и необеспечение бесперебойной работы железнодорожного сообщения они гремели за саботаж и контрреволюцию в ЧК. Сбежать — и будешь ты дезертир, и можно тебя немножко расстреливать. Не поймали? Ну, так семья как заложники будет взята, можно тех заложников расстрелять, а с 18-го года и концлагерь в Вологде уже был.

Не обеспечил бесперебойное движение? Вредитель, и опять же — пожалте к стенке.
А за целость колеи отвечали жизнями всего населения все населенные пункты в десятиверстной полосе влево-вправо от железки. Это уж мужички, как хотите — ловите бандитов сами, доносите красным, чините взорванные пути, делайте что угодно, но чтоб железка работала! Взорвано, нельзя проехать — все село в пособниках, всех на распыл.

ПРИКАЗ

Командующего войсками Тамбовской губернии

Поезд командующего

7 июля 1921 г.

Разгромленные банды прячутся в лесах и вымещают свою бессильную злобу на местном населении, сжигая мосты и прочее народное достояние.

В целях сохранения мостов Полномочная Комиссия ВЦИК приказывает:

Первое: немедленно взять из населения деревень, вблизи которых расположены важнейшие мосты, не менее 5 заложников, коих в случае порчи моста надлежит немедленно расстреливать.

Второе: местным жителям организовать под руководством ревкомов оборону мостов от нападений бандитов, а также вменить в обязанность исправление разрушенных мостов не позднее, чем в 24-х часовой срок.

Третье: настоящий приказ широко распространять по всем деревням среди населения.

Командующий войсками Тухачевский.

И — куды крестьянину податься? Организовывали дежурства, и упрашивали партизан не рушить пути, и доносили большевикам, и убивали злоумышленников сами, и срочно чинили взорванное, пока красные не приехали расстреливать.

Свершилось невероятное — в хаосе и смуте Гражданской войны железные дороги продолжали работать.

Источник: Павел Шабанов
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика