Всемилюбимый Первый канал на всю страну рассказал «правду» о Горобцове

21.02.2013 [БлогоVO]

Мне профессия не позволяет игнорировать Первый канал. Я просто обязана его смотреть! Клянусь, если бы не это, давно бы вызвала лучшего в мире настройщика телевизоров и уговорила, упросила, заставила удалить эту мерзость из моего телевизора. Не просто удалить, а поставить специальный прибор, который будет бить током каждого, кто даже в мыслях упомянет его в моем доме.

У каждого жителя нашей страны есть своя причина. Моя — в их подходе к работе. Пропаганда, заказуха — к этому привыкли. Сегодня вот еще один из стилей работы вырисовался: «работа на красивый заголовок».

«В Вологодской области жильё для людей из аварийных домов оказалось благоустроенным лишь на бумаге». И дальше про злодеев-чиновников, которые за «красивые показатели в отчетах» переселили людей из бараков в квартирки — от 13 квадратных метров. И человеки, увидев «хоромы», заплакали и дружно побежали в суд. Да, чуть не забыла, как «разгорающийся скандал» нам подали историю 2009 года. Сегодня просто начался суд. И на всю страну показали экс-первого замесителя губернатора Вологодской области Валентина Михайловича Горобцова, который, гад такой, не горит желанием общаться со столичными журналистами.

фотография

В 2009 у меня на РЕН-ТВ Вологда была авторская программа «Моя крепость», которая как раз и рассказывала о всякого рода переселениях, ремонтах, сфере ЖКХ и Фонде содействия реформированию ЖКХ. Кроме выговаривания без запинки названия Фонда, пришлось научиться разбираться с законами, новым жилищным кодексом, УК, ТСЖ и т.д.

И вот мое скромное мнение по поводу происходящего.

Суть дела. Очередь на жилье и программа «расселение из ветхого и аварийного жилья» — это абсолютно разные вещи. Расселение — это когда есть конкретный дом, в котором живут люди. Люди разные: среди них могут быть и очередники и нет, собственники, приватизировавшие жилье, предприниматели, негры, дворники, кто угодно. И вот Фонд дает области деньги, чтобы этот дом расселить. Делается это не для того, чтобы улучшить жилищные условия, не потому что кто-то нуждается, а просто потому что завтра крыша этого дома может рухнуть на всю эту веселую компанию и тогда, выражаясь словами знаменитого МЧСника: «Бум, бл*ь, и все»! При этом очередники, хоть и переезжают, но остаются в своих очередях и продолжают ждать улучшения жилищных условий.

Почему квартиры маленькие. .По условиям Фонда, человек по программе расселения получает ровно столько метров, сколько у него было до этого. Думаю, что создавая такое условие, законодатели хотели избежать ситуации, когда «прописал в своей комнате всю родню до десятого колена, включая собаку умершего дедушки, и получил 10-комнатную квартиру». Т.е. если у человека комната в 12 метров, то и получить он должен 12 метров. Это прописано в законе.

Какие еще возможны варианты? Купить квартиры большей площади — точно суд: нецелевое и возможно еще в коррупции обвинят. Спонсоры, собственники, даже администрация города по закону доплатить за недостающие метры не имеют права. Доплатить мог областной бюджет, но, друзья, это 2009 год. Кризис. Самый нормальный вариант, который избрали бы многие чиновники, не лезть. Сказать известную мантру «денег нет», никого не переселять и надеяться на «авось». Достаточно я поработала с Горобцовым, чтобы утверждать, что на такие варианты у него жесткая аллергия.

Бедные жильцы, думали, что переедут в нормальные квартиры. Не бедные и не думали. Прежде чем идти на такой «ход конем», жильцов спросили: «а согласны?». И они ответили: «Да!» К слову, до этого они жили в бараках, с общей кухней, общим туалетом и без горячей воды. В бараках, которые, как мы уже говорили, могли в любой момент «Бум...(дальше помните)». Свое согласие каждый подкрепил подписью. Как только история о маленьких квартирах разнеслась по области, в Устюг съездил мой коллега — Алексей Ковтун (в то время шеф-редактор ВГТРК) и записал интерью с переехавшими. Они говорили, что счастливы. Потому что их комната в бараке — даже не недвижимость, ее не продать, не поменять. А квартиру, хоть и маленькую, они могут продать и купить жилье лучше. Да в любом случае, отдельный санузел для человека, который много лет жил без горячей воды — радость. Почему спустя два (!!!) года, не раньше и не позже мнение изменилось, я не понимаю. Инициатор процесса неизвестен. Кстати, одна семья из 6 человек получила квартиру более 40 метров и сегодня попросила еще и компенсацию морального вреда.

Мотив. Он ведь должен быть в любом преступлении. Первый канал говорит о «красивых отчетах», прокурор об «иной личной заинтересованности», типа, фетиш такой — покупать маленькие квартиры и отдавать людям. Речь о 35 миллионах. Когда в 2009 году Фонд нам выделил 384 202 698, 83 рублей. Получить деньги Фонда очень трудно и это знали все. То, что нам удалось получить такие суммы — большое чудо. Так что, если бы не было этих 35 миллионов, квартир, никто бы грустить не стал.

Резюме. Да, не должны люди жить в таких маленьких квартирках. Как не должны жить в бараках и в разваливающихся домах. Это неправильно и несправедливо. Но, простите, вот такие у нас законы! И знаете, что еще более несправедливо? Когда из-за этих ушлепских законов человека в суд тащат и говорят на всю страну: «плохой». Много я работала с разными чиновниками. Поверьте, не то что в стране, в области он будет одним из первых с конца в очереди «плохишей». Многие просто не делают ни хрена, вот их по Первому и не показывают. А автору сюжета привет. Желаю когда-нибудь стать журналистом.

Источник: Мария Борисова
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика