О суде, Панько, Федотове, выборах и алкоголизме. Все, что вы хотели знать

17.02.2013 [БлогоVO]

Поток вопросов в личку не иссякает. Значит, недостаточно пишу об этой истории с генералом Федотовым, судом по делу об оскорблении и его удивительными последствиями.

Контекст:

Генерал Федотов, вы трус и негодяй

Показания Панько ч.1

Показания Панько ч.2

Все, что вы хотели сказать о вологодской полиции. Редкая возможность

Федотов против Трубициной. Суд

СВО — страх вологодской оппозиции

Панько против уборщиц

Говорят, я неплохо беру интервью, так что к вашим сплошь добрым вопросам добавила несколько своих, острых, и ответила. Иначе вышло бы пресно, а кому это надо? Ответила, кажется, исчерпывающе.

Какова была ваша позиция в суде?

— В инкриминируемом мне посте нет неприличных слов и выражений, таким образом не было и оскорбления, как такового, согласно ст.5.61 КОаП. Авторство поста неизвестно. Я абсолютно солидарна с автором, неоднократно высказывала резко негативную оценку действиям полиции. Считаю процесс против меня политически мотивированным.

Но изначально позиция была несколько иной.

— Совершенно верно. Я хотела наконец-то встретиться с г-ном Федотовым в суде и под протокол высказать ему все, что думаю о его целях и методах работы, о закрытии всех дел по нападениям на оппозиционеров и о раскрытии всех грубо сфальсифицированных дел против нас. Пока еще первых больше, чем последних. То есть, занимаясь открыто и легально политической деятельностью, Анатолий Грязнов и Евгений Доможиров подвергаемся нападениям и криминала, явно действующего по заказу жуликов и воров, и полиции. Это очень высокая цена, которую платит в первую очередь общество, за политическую конкуренцию. Полиция должна быть над схваткой, а на деле не просто везде установлена прослушка и ведется запись всех наших телефонных переговоров, а еще и — поскольку ничего не наслушали — силами полиции, ФСБ, прокуратуры, СК грубо фальсифицируются доказательства с тем, чтобы осудить оппозицию хоть за что-нибудь. Это дело по иску г-на Федотова ко мне является ярким примером злоупотребления правом, есть такая статья. Я была намерена устроить в суде нечто вроде митинга, чтобы граждане смогли высказать накопившиеся претензии к полицейским. Они ведь не только по нападениям на нас не работают. Они вообще разучились работать. Они подслушивают, как я воспитываю детей и готовлю антикоррупционный законопроект по штрафстоянке. Им некогда.

Задам вопрос иначе. Почему вы не признали в суде авторство?

— Я хотела быть последовательной, и изменение позиции далось мне нелегко. Но я также с детства люблю, чтобы действие имело смысл, лучше два. Первое заседание суда показало, что Федотов опять сбежал, как тогда в ЗСО, прессы нет, а граждане пришли с целью поддержать меня. Понимаете, ни у кого не возникло желания устроить в суде митинг. В обществе сохранилось уважение к суду, которое я не разделяю. В то же самое время стало очевидно, что суд намерен пользоваться ФСБшной экспертизой, где эксперт даже формально не отвечает за свои действия, что пост будет признан оскорбительным, это вопрос решенный. В такой ситуации очень глупо было действовать по ранее намеченному плану. В конце концов, способность понять, что путь неправильный и повернуть обратно, даже если большая часть пройдена, всегда считалась достоинством.

Вы рассчитывали, что суд не докажет вашу вину?

— Да. У них не было на меня ничего, кроме показаний Панько о том, что он «убежден». Никаких фактов.

Получается, вы «подставили» Панько, который дал показания раньше?

— Отнюдь. Прочитайте его показания. Там он «убежден» что на сайте пишут и Евгений Доможиров, и Анатолий Грязнов, и Сергей Кушеев и даже его родной отец Павел Шабанов, о чем его никто не спрашивал. Причем он не привел ни одного факта, а высказал личное мнение. Суду этого хватило. Как легко суды доказывают состав преступления в интернете, мы уже поняли. Остается привязать аккаунт к реальному человеку. Панько просто сдал всех. Он явился в прокуратуру добровольно в позднее вечернее время, хотя, как юрист, не мог не знать, что в административном деле имеет право просто отказаться от дачи показаний. Какие у меня могли быть обязательства перед этим человеком?

Не боитесь, что «так и останется»? Имею в виду правовой нигилизм и жаргонную лексику — «сдал»?

— Не боюсь. Как либералу, мне не свойствен никакой нигилизм вообще, а политические и заказные процессы не имеют отношения к праву. Что касается лексики — не в сказку попали. Пользуемся русским языком. Этой лексикой пользовались и диссиденты, и политзэки тридцатых, и всяческие революционеры, а еще раньше — наверняка даже дворяне-декабристы.

Что вы думаете о мотивах Панько?

— О мотивах думаю, что он прижат к стенке и поступать иначе у него нет возможности. Это ведь не впервые. Вспомните его красную спину на видео с митинга 31 октября, за который осудили Евгения Доможирова и будут судить Анатолия Грязнова. Панько тогда был в самой гуще событий, закрыл собой видимость оператору, а на суде — «ничего не видел, ничего не помню». Потом была история с «чеченскими» участками на выборах 4 марта, теми, где Путин получил по 98%. В ночь перед выборами Панько два часа уговаривал Гражданина Наблюдателя «туда не ходить, сюда ходить» . Отзывал направления КПРФ. У Гражданина Наблюдателя оставались другие варианты, без КПРФ. Я в ту ночь встречалась с прохоровцами, получила их направления. Не помогали уговоры — Панько начал угрожать: «ну, тогда будет конфликт, возможно — драка».

Думаете, такова была позиция партии?

— Думаю, это были несанкционированные (то есть санкционированные едросами) действия одного члена горкома.

У вас был об этом разговор с руководством КПРФ?

— Нет. Я не успела. Наутро Панько повез Жаравина по избирательным участкам в центре города, где, как было известно Кириллу, в связи с установленными КОиБами, мы поставили в разы меньше людей. Николай Алексеевич явился к нам в штаб уже «накачанным» Панько с какими-то нелепыми претензиями. Анатолий Грязнов напомнил ему, что обязательств по количеству наблюдателей перед партиями у Гражданина Наблюдателя даже теоретически быть не могло. Наши люди — свободные люди. Нам никто не платит. Ну, и, в результате, конфликт, казалось, был исчерпан, а мой разговор с Жаравиным о Панько, если бы он состоялся, мог быть воспринят, как оправдание, и я промолчала. Это, в конце концов, их партийные дела.

Сейчас это вылилось наружу в виде публикации на официальном сайте горкома с обвинениями вас лично и Гражданина Наблюдателя.

— Я уже обратилась к Н.А.Жаравину с просьбой принять меры по защите моей и проекта репутации. Буду держать в курсе.

В суд не пойдете?

— Не хотелось бы.

Расскажите историю снимка, выложенного на сайте горкома КПРФ.

— Это Москва, вечер после митинга на проспекте Сахарова 12 июня. Никто не спал полторы сутки, потом мы попали под ливень, который «вызвал» Евгений Доможиров одним мановением руки, выступая с трибуны Марша. Хороший был день. Игорь Волков отдал мне, абсолютно мокрой, свою куртку. Роман Морозов был за рулем всю дорогу. А еше мы тогда остались живы после стрельбы на дороге Сокол-Вологда, у Евгения Доможирова на фотографии лицо в красной краске.

Пьете пиво?

— Это квас.

Многие считают, что Панько ведет себя сейчас, как брошенная девица. Все это похоже на истерику.

— Действительно, когда вместо политической борьбы люди видят выяснение личных отношений, часто они правы в оценке. Но не в этом случае. Я абсолютно уверена, что Кирилл Панько прекрасно отдает себе отчет во всех своих действиях и все они прекрасно укладываются в одну простую схему. И добровольное стукачество, и отказ помочь суду установить, кто пнул Копылова, и помощь фальсификаторам на выборах, и интервью Северинформу, где он называет Движение ВМЕСТЕ экстремистским, и подставной автобус с активистами на Марш в Москву, и внезапные разоблачения, когда припекло, в виде клеветы про сломанную ногу Евгения Доможирова или про мои действия на выборах, и даже имидж клоуна, который ему так идет...

Что у тебя с ним было???!!!

— Ничего! Ну, или не помню, хронический алкоголизм, все-таки)))

Кстати, как вы относитесь к тому, что он лично вас оскорбляет? Видео из суда шокирует, не говоря уже об абсолютно беспредельной рассылке Вконтакте.

— Ну, во-первых, не мной придумано, что когда оппонент переходит к личным оскорблениям, ты можешь наслаждаться победой. Я в некотором смысле удовлетворена. Во-вторых, я, опять же с удовольствием, наблюдаю, как Панько дискредитирует сам себя этой истерикой. К сожалению, дискредитирует и свою партию. Про меня он ничего политически интересного не сказал.

Кто вы такая, чтобы на вас провалили агента и сделали потерпевшим генерала?

— Понятия не имею, как это вышло. А когда их действия отличались логикой? К тому же, если вы читали о процессе над Евгением Доможировым, провал случился раньше. Сейчас будут судить и Анатолия Грязнова. Спина Панько на видео и отсутствие его внятных показаний приведут к тому, что они оба — и Евгений, и Анатолий — в течение года не смогут баллотироваться на выборах. Вопрос политический, как видите. Вот увидите, нас ждет уголовное обвинение и в отношении меня. Пострадают избиратели. Хватит уже про Панько! Его политическая карьера, на мой взгляд, на этом окончена, да и карьера в органах тоже. Заявляю официально, что ни одного дня не доверяла Панько. Все, что он сообщал обо мне, заинтересованные лица могут выбросить в мусорную корзину и отобрать награды у куратора.

Возможно, кого-то даже уволят.

— Федотова — в отставку.
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика