Ульяновы в Вологде. часть 1

10.02.2013 [БлогоVO]

С 30-х годов прошлого века, вплоть до «разоблачения культа Сталина» символом вологодской ссылки был дом-музей Сталина на Золотухинской набережной, позднее — улице Осоавиахимовской, Жданова. Нынешний адрес — ул. Марии Ульяновой д.33.

Когда Сталина вынесли из Мавзолея, эта функция перешла к дому-музею сестры Ленина, Марии Ильиничны Ульяновой

В 1968 году провели масштабную реставрацию самого дома и прилегающих к нему особняков, на фасаде установили мраморную доску с надписью золотом: «В этом доме с августа 1913 года по сентябрь 1914 года жила, отбывая ссылку, видный деятель Коммунистической партии и Советского государства Мария Ильинична Ульянова с матерью Марией Александровной».

Кривое зеркало

В то время идеологическим работникам в Вологде их хлеб давался нелегко — нужно было умудритьсяпоказать жизнь сестры и матери Ленина в Вологде, и при этом, что бы у вологжан и приезжих посетителей музея квартиры не возникало вредных вопросов и ненужных мыслей. Потому экспонаты выкладывались с ориентиром на светлый образ революционерки, а не на правду жизни.

Например, ни под каким видом не могли в экспозиции появиться курительные трубки Марии Ильиничны,которая дымила, как паровоз.

А вопросы неизбежно возникали у обитателей коммуналок, бараков и густонаселённых «хрущёвок» при виде трехкомнатной квартиры, в которой жили ссыльные.

Со стенографической точностью моя память сохранила разговоры, сопутствующие одной экскурсии в 1977 году работников вологодского завода, и в тот же день я записал:

— Это чего? Вдвоем в трёхкомнатной?

Ох, нас бы сослали эдак-то... А то ведь мы всемером в двушке, да а ещё свекровь грозится приехать!

Да ещё особо дотошные выжимали из экскурсоводов информацию, что работать (и — зарабатывать) ссыльным было нельзя, и Марии Ильиничне, ссыльной сестре цареубийцы Александра и самоглавного большевика Владимира кровавый царский режим платил 150 рублей в год.

В месяц, стало быть — двенадцать с полтиной...

В описываемое время «раннего застоя» у многих бабушек в Вологде были такие пенсии — 12 рублей, так называемые «колхозные». А сколько при Брежневе стоил килограмм колбасы по 2.20?

А при царе цены какие были?

На эти деньги — 12.50 — можно было так-сяк жить и в Москве

Цены в Москве:

1 кг. белого хлеба — 12 коп.,

1 кг. картофеля — 2 коп.,

1 кг. говядины — 50 коп.,

1 кг. сливоч. масла — 90 коп.,

1 литр молока — 8 коп.

Недорогая квартира — 3-4 рубля в месяц.

В Вологде 1 кг. мяса — 20 коп, 1 кг. муки — копеек 5-6копеек, n масло коровье — 80 копеек за килограмм...

— Дивья эдак то не жить! — тихонько бухтели на крыльце музея посетители, убежденные, что именно на эти 150 рублей в год и жили сестра и мать Ленина в Вологде...

И тут я, зловредный, сообщил, что Мария Александровна получала пенсию за мужа 100 рублей. В месяц...

Рабочий в Вологде тогда получал рублей 20-25 в месяц, учитель — 30-40.

А за квартиру, в которой жили Мария Ильинична и Мария Александровна, как раз и надо было отдавать примерно жалованье учительницы.

Осознав цифру, недавние экскурсанты разделились на две половины. Те, что постарше, вспоминая свое вовсе голодное детство, коллективно недоумевали — На хрена ж революцию делали!

Другие, вспоминая рассказы бабушек и дедушек, как они жили до революции, тихонько размышляли вслух, не пора ли сейчас сделать революцию — обратно...

* * *

Вот именно этим я занимаюсь с тех пор — разбиваю кривое зеркало советской пропаганды, и из осколков пытаюсь склеить ровное зеркало, которое фрагментами отражает реальную картину прошлого.

Вот так выглядит история ссылки в Вологду сестры Ленина в версии коммунистического режима:

Кровавый царский режим загнал самоотверженную революционерку на суровый Север.

В литературе того времени многократно рассказывается жалостливая история, как Марию Ильиничну под конвоем доставляют в заснеженную Вологду, как косились пассажиры на даму, следующую в сопровождении вооруженного конвоя...

На самом деле — местом ссылки Марии Ильиничны была назначена Астраханская губерния, родина её отца.

И тогда она обращается к матери, что бы та похлопотала, и её оправили поближе к Москве и Петербургу, ну хоть в «подстоличную Сибирь». (Так тогда называли Вологду, традиционно служившую местом ссылки.)

Мария Александровна подмазала, где надо, шестерёнки полицейской машины, и местом ссылки была назначена именно Вологда.

В Вологду Мария Ильинична прибыла вовсе не в сопровождении конвоя, а в сопровождении мужа сестры Анны, Марка Елизарова.

То, что в Вологду Мария Ильинична прибыла «своим ходом», подтверждается документами: Доклад вологодского полицмейстера Начальнику Вологодского жандармского управления: «Состоящая под гласным надзором полиции дочь действительного Статского Советника Мария Ильинична Ульянова 20 сего ноября прибыла в город Вологду с проходным свидетельством Саратовского полицмейстера. Остановились в «Эрмитаже».

Если бы Мария Ульянова прибыла в Вологду действительно под конвоем, то в докладе было указано не «проходное свидетельство», а «открытый лист», который должны были сдать конвоиры.

Действительно, по законам того времени Мария Ульянова должна была следовать под конвоем, в сопровождении «открытого листа», а «проходное свидетельство» в то время выдавали на руки только «первоходкам», впервые направляемым в ссылку, и не совершившим крупных преступлений. То, что такое свидетельство дали рецидивисту — это лишнее свидетельство того, что наша коррупция не сегодня родилась.

Начальник жандармского управления полковник Михаил Конисский был с Марией Ильиничной любезен и предупредителен, как и положено с дочерью статского генерала, и обращался он к ней — Ваше превосходительство.

Конечно, Мария Ильинична заверила его, что не собирается заниматься здесь политикой и что гораздо больше ее заботит — удастся ли найти уроки, поскольку она стеснена в средствах. Он сказал, что не будет возражать, если она станет давать уроки французского языка.

И это тоже было любезностью с его стороны, поскольку по закону ссыльным запрещено было работать.

Информация к размышлению:

В 1913 году это называлось — «полицейское государство».

Ссыльных только в Вологде тогда было близко к сотне.

Весь штат Вологодского губернского жандармского управления на то время — 21 человек, это при том, что Восточная граница Вологодской губернии проходила аккурат по хребту Уральских гор. В Вологде было 14 жандармов, включая начальника, адъютанта и двух писарей. А теперь посмотрите на здание ФСБ в Вологде, и прикиньте, сколько сотрудников там помещается...

В Вологде был один полицмейстер, 3 участковых, 8 околоточных надзирателей и 69 нижних чинов(городовых).

Весь Горотдел — 81 человек! При населении около 48 тысяч человек на одного полицейского приходилось около 600 человек.

Во времена СССР на одного милиционера приходилось 467 человек населения, сегодня (по данным на 2012 год) — один полицейский на 129 человек населения.

Тенденция, однако...

Чего стоят обещания, данные царскому сатрапу, полковнику Конисскому?

С самого начала года Мария Ульянова стала регулярно получать нелегальную литературу — газету «Правда», журнал «Просвещение» и т.д. Конечно, как всегда, на вполне «лояльные» адреса.

Именно сюда, по рекомендации знакомых привели поиски подходящего жилья отбывавшую вологодскую ссылку Марию Ильиничну Ульянову. ( Дом с нынешним адресом Герцена, 58, не сохранился).

По этому адресу — Екатерининско-Дворянская, 40 — приходили в Вологду одно за другим адресованные матери и сестрам письма Ленина ( 55 том полного собрания сочинений).

Мария Ильинична имела теснейшие связи с Петербургским комитетом и Заграничным бюро большевиков,получала огромное количество нелегальной литературы, отобранной у нее впоследствии при обыске: журналы «Работница», «Просвещение», «Наша заря»; газеты «Рабочая правда», «Живая жизнь», «За правду», «Новая рабочая газета», «Путь Правды», «Северная рабочая газета», «Верная мысль», «Стойкая мысль».

Один из помощников Марии Ульяновой, ссыльный большевик — И.Е.Любимов, рассказывал: «Вместе с Марией Ильиничной мы занялись рядом довольно успешных для партии финансовых предприятий...»

Мать и сестра Анна приехали к лету. «Мы живем здесь уже с 1 июня, — писала из Вологды Мария Александровна. — ...Вологда понравилась мне более, чем я того ожидала. Здесь масса зелени... Бываем и на набережной реки Вологды, пристают довольно большие пароходы, вид с набережной красивый, а дальше по ней березовая роща, а за ней прелестный садик с красивыми цветами на клумбах, и в нем домик Петра Великого...».

Чуть позднее Анна уехала, а Мария Ильинична с матерью перебрались в дом Самарина на Московской улице, которому и суждено было стать домом-музеем Ульяновой.

Начальник отделения по охранению общественной безопасности и порядка в С.-Петербурге направил в Вологодскую охранку секретное предписание: По следующему адресу: «Вологда. Московская ул., д.Самарина. Ее превосходительству М.А.Ульяновой.» Предписывается провести обыск...

Продолжение следует.

Источник: Павел Шабанов
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика