Ильинская/Белозерск 2013

12.01.2013 [БлогоVO]
Комиссия федерального научно-методического совета министерства культуры в составе трех экспертов: Орфинского В.П., Петряшева Г.В. и Скопина В.А. выезжала в Белозерск перед праздниками. По результатам поездки появилось три заключения, которые я предлагаю прочитать всем кому небезразлична судьба Ильинской Церкви.
336

Председателю секции

деревянного зодчества

и музеев деревянной архитектуры

Научно-методического совета

при Министерстве культуры РФ

И. Г. СЕМЕНОВОЙ

Уважаемая Ирина Генриховна!

23 декабря с.г. по поручению секции В. А. Скопин и я посетили Ильинскую церковь в г. Белозерске, реставрационные работы на которой с 23 августа с.г. вело ООО «Наследие», а авторский надзор осуществляло ООО «РЦАПО» по договору от 13.08.2012 г.

На совещании в Белозерске с участием представленной департаментом культуры и охраны культурного наследия Вологодской области, подрядной организации ООО «Наследие» и организации, осуществляющей авторский надзор, обсуждались результаты визуального осмотра реставрируемого уникального памятника деревянного зодчества федерального значения и было заслушано письмо по этому поводу директора ООО «Поморская плотницкая школа» Г. В. Петряшева.

Поскольку утром 24 декабря я должен был присутствовать на заседании в Петрозаводске, мне пришлось уехать сразу после окончания обсуждения, потому я попросил В. А. Скопина написать о нашем консолидированном мнении, выработавшемся в ходе обсуждения. Поскольку В. А. Скопин, как он сообщил мне по телефону, просьбу мою выполнил, на этом можно было бы поставить точку, если бы не одно обстоятельство. Дело в том, что на совещании я отметил хорошее качество выполнения ряда срубных соединений и усомнился в правомерности некоторых излишне, как мне тогда показалось, эмоциональных суждениях в письменном отзыве Г. В. Петряшева, но прочитав копию письма В. А. Скопина в Ваш адрес по поводу фактов, выявленных им 24 декабря при ознакомлении с проектом реставрации Ильинской церкви и других документов, изменил свое мнение.

Считаю своим долгом сообщить Вам, что полностью поддерживаю резюме опытного реставратора В. А. Скопина о том, что «качественная переборка срубов невозможна, когда на объекте чередуются подрядчики и проектировщики. Мы увидели очередной этому пример. Тем не менее памятник не должен страдать и ошибки необходимо исправить (выделено мною. — В. О.)».

Вспоминая бурные дебаты на секции деревянного зодчества 19 декабря по поводу реставрации Ильинской церкви, приведу еще одну цитату из письма В. А. Скопина: «...Ни одно из замечаний авторского надзора, кроме столбов трапезной, не было выполнено в срок! Производители работ продолжают использовать ель, ссылаясь на формулировку в проекте — „хвойные породы“. Мною же в научно-проектной документации- том 5 кн. 1 дважды обнаружены свидетельства о материале сосна! Иных материалов в проектной документации не упоминается ... Руководствуясь принципами сохранения исторических деревянных построек, принятых ИКОМОС 1999 году и сводом реставрационных правил п. 5.5 прихожу к выводу, что данное нарушение является существенным и подлежит исправлению! Кроме того, автор рабочей документации Колтовая В. В. присоединяется к требованию авторского надзора и требует замены несоответствующего материала».

Напомню: миф о правомерности применения ели при реставрации памятника XVII в., изначально срубленного из сосны, представитель ООО «Наследие» неоднократно повторял на секции в Москве, и на совещании на реставрируемом объекте в Белозерске.

В этой связи не могу не выразить своего недоумения по поводу позиции Департамента культуры и охраны культурного наследия Вологодской области, который, поддерживая действия ООО «Наследие», не удосужился взглянуть в проект или хотя бы проконсультироваться с его автором.

Директор НИИНаЗ ПетрГУ,

академик РААСН В. П. Орфинский


Уважаемая Ирина Генриховна!

20 декабря 2012 года мной был произведен осмотр памятника деревянной архитектуры — Ильинской церкви 1690 г. в г. Белозерске, находящегося в процессе реставрации. По результатам осмотра могу сделать ряд замечаний:

1. Самое первое и важное то, что подрядчик, по-видимому, не знаком не только с технологией проведения реставрационных работ, но и, в целом, с технологией производства строительных работ при возведении деревянных срубов. При высоте 5 метров стены уведены внутрь на 8-10 см! Как выяснилось, в работе подрядчик использует не отвес как наиболее точный инструмент, а «уровень», который при таких высотах дает значительные погрешности, увеличивающиеся с каждым новым венцом. Первые 5 венцов идут вертикально, все последующие уложены так, что даже невооруженным взглядом заметно несоблюдение вертикали и «заваливание» стен внутрь сруба.

2. Для замены непригодного подлинного материала подрядчик использует ель, хотя сам памятник срублен из сосны.Возмущает не только тот факт, что подрядчик самовольно подменяет подлинный материал (не такой уж редкий и труднодоступный в плане заготовки) древесиной другой породы, но и то, что используется ель — дерево, абсолютно не подходящее для возведения и, более того, реставрации храма. Подчеркну, что при производстве работ используется ель летней заготовки, а для восстановления храма требуется сосна зимней заготовки. Это еще раз подчеркивает некомпетентность подрядчика, его незнание азов реставрационных технологий и традиций плотницкого мастерства.

3. В целом по срубу сохранено поразительно мало подлинного материала, что еще больше удивляет — в тех местах сруба, где стены уведены от вертикали, не используется ни одного целого старого (подлинного) бревна. Используются лишь фрагменты старого материала, примыкающие к вертикальным колодам оконных проемов, что фактически дает подрядчику возможность «подогнать» размеры сруба с учетом погрешностей, но, по сути, грубо искажает подлинность памятника и противоречит истинным размерам храма.

4. На срубе при устройстве тесаных стен внутри видны сплошные следы от использования бензопил, что само по себе противоречит требованиям по сохранению объектов культурного наследия, при этом бревна даже после использования после бензопилы не отесаны, а в готовом срубе исправить это нарушение будет весьма и весьма затруднительно.

В целом, назвать произведенные работы реставрацией и сохранением архитектурного памятника ни в коем случае нельзя. Можно сказать, что церковь 17 века превратилась в грубо и некачественно собранный макет.

С уважением,

Г.В. Петряшев,

Директор ООО «Поморская плотницкая школа»
____________________________________________



Председателю секции деревянного зодчества и музеев дереянной архитектуры научно-методического совета при Министерстве культуры РФ Семеновой И.Г.

Уважаемая Ирина Генриховна!

3-24 декабря 2012 года состоялся мой выезд на Ильинскую церквь 1690 г. в г. Белозерске. В эти дни состоялись встречи с представителями авторского надзора, технического надзора и исполнителями работ этого и прошлого года. С ними был произведен подробный осмотр объекта. Кроме того, мне были представлены тома рабочей документации, эскизный проект и копия журнала авторского надзора, а также копии и оригиналы различных документов.

2010-2011 году на объекте велись реставрационные работы организацией ООО «РЦ АПО». Они же являлись авторами эскизного проекта и выполняли авторский надзор на объекте. Выявлены следующие моменты:

1. Складирование разобранного материала производилось данной организацией с нарушением. Более 3 рядов в штабеле. Правда, дано разумное тому объяснение — стесненность строительной площадки (большая часть прилегающей территории церкви является частной собственностью и реставраторам удалось арендовать лишь ее часть.)

2. На некоторых бревнах начали появляться дереворазрушающие грибы, требуются меры для предотвращения их развития. При этом не берусь утверждать, появились ли они в прошлом или этом году, когда работы велись другой организацией.

3. Некоторые камни на столбчатом фундаменте требуют замены, так как не доходят до 1-го венца.

4. Часть работ выполнялась с отступлениями от рабочей документации. Данное обстоятельство руководитель ООО «РЦ АПО» объясняет правом делать изменения в таковую, так как выполнял функции авторского надзора.

августа 2012 года реставрационные работы на объекте вела другая организация ООО «НАСЛЕДИЕ». Авторский надзор осуществляло ООО «РЦ АПО» по договору от 13.08.12 г.

20.08.12. г. состоялось первое посещение авторским надзором объекта. К тому времени работы уже велись подрядчиком. Надзор выявляет и предписывает устранить в 4-ех дневный срок:

— использование ели осенней заготовки, вместо зимней сосны;

— следы от валочной машины в уже уложенном материале;

— лишние балки, прирубленные к стенам.

Кроме того, предписываются изменения в рабочий проект, связанные с устройством пола солеи в уровень с основным полом и нецелесообразность установки столбов трапезной.

и одно из замечаний авторского надзора кроме столбов трапезной, не было выполнено в срок! Производители работ продолжают использовать ель, ссылаясь на формулироку в проекте -«хвойные породы». Мною же в научно-проектной документации- том 5 кн 1 дважды обнаружены свидетельства о материале сосна! Иных материалов в проектной документации не упоминается. В собранном срубе церкви бревна 17 века только сосновые.

уководствуясь принципами сохранения исторических деревянных построек, принятых ИКОМОС 1999 году и сводом реставрационных правил п. 5.5 прихожу к выводу, что данное нарушение является существенным и подлежит исправлению! Кроме того, автор рабочей документации Колтовая В.В. присоединяется к требованию авторского надзора и требует замены несоответствующего материала.

алки тоже остаются в срубе. Требование по солее авторским надзором оказывается ошибочным, что признает впоследствии Мальцев А.П.

24.08.12 Мальцев А.П. приостанавливает работы, так как замечания не исполняются.

Работы продолжаются. С этого момента представитель авторского надзора понимает, что дальнейшие посещения объекта начинают носить чисто формальный характер, так как любые замечания игнорируются. Следующие его визиты 14.09, 03.10, 22.10, 24.10.

Производитель работ справедливо замечает, что появления авторского надзора носят редкий характер. С другой стороны невыполнение замечаний авторского надзора делает его приезды бессмысленными.

роме того, мною выявлены следующие замечания:

1. На северной стене кофоликона на высоте до 5м уход стен от вертикали достигает до 15 см.

Искривление стен в виде дуги до 12 см.

Подрядчик ссылается на ошибки предыдущих реставраторов в установке окладного венца. Для меня данная причина не очевидна. Тем не менее, если подрядчик видел ошибки, ему следовало их исправить, актируя дополнительные работы! Только после этого продолжать сборку сруба. Изначально до разборки сруб имел деформации, но после реставрации стены кофоликона стали еще хуже. Эти выводы я сделал анализируя фото до и после реставрации. Данный дефект можно исправить только путем разборки сруба.

2. Бревна стен интерьера не протесаны и оставлены со следами бензопилы. Подрядчик объясняет этот факт отсутствием тески стен в техническом задании, смете и сжатыми сроками. Данные объяснения меня более чем удивили. Качественная обработка стен, как на оригинальном материале, возможна только в процессе установки бревен. Данное нарушение возможно исправить, разобрав сруб и протесав бревна.

3. Полы из плах протесаны частично. Большая их часть осталась со следами пилорамы. Представители авторского надзора заметили, что их наружняя поверхность должна тесаться. В собранном состоянии это не возможно. Соответственно, требуется их частичная разборка и доработка.

4. Конструкции притвора обработаны деревоокрашивающим антисептиком и стали светло-зелеными. Считаю необходимым устранить этот эффект. Возможно, потребуется дополнительная тонировка или замена заполнения.

При этом не могу не отметить присутствие в специалистах ООО «НАСЛЕДИЕ» года хороших плотницких навыков. Большинство срубных соединений выполнено с хорошим качеством.

еобоснованность замен большого объема старого материала подтвердить не могу. Выбраковка происходила в присутствии технического надзора без участия авторского.

Чередование на одном объекте разных подрядчиков, немыслимо сжатые сроки привели, как это не раз уже случалось с памятниками культурного наследия, к неудовлетворительному результату. Качественная переборка срубов невозможна, когда на объекте чередуются подрядчики и проектировщики. Мы увидели очередной этому пример. Тем не менее, памятник не должен страдать и ошибки необходимо исправить.

выезде комиссии участвовал Орфинский В.П. Он просил меня сообщить, что согласен с моими замечаниями, но не успевает сам сформулировать свое мнение.

иректор ООО АРЦ «Заонежье» Скопин В.А.
______________________________________________________________________________
Сложившаяся ситуация — это результат осознанных и последовательных действий департамента культуры Вологодской области. Действия эти направлены в основном против Попова А.В. Желание Рацко и Лукина лишить Попова возможности проводить реставрационные работы в Вологодской области привели к тому, что сначала была приглашена фирма из Архангельска для выполнения проектных работ в то время, как «РЦ-АПО» уже разработало эскизный проект реставрации. Затем после того, как мы разобрали церковь, по инициативе департамента культуры был приглашен подрядчик «Наследие» который стал рубить церковь из елки. Судя по тому как господин Лукин отстаивает интересы ООО «Наследие» можно с уверенностью констатировать, что решения об игнорировании указаний авторского надзора решались не подрядчиком.
(аудизапись совещания в белозерске 23.12.2012
1-http://yadi.sk/d/KMwD7HdU1Sx6F 2-http://yadi.sk/d/7lbeobQm1Sygv)

Поэтому именно чиновники ответственны за растраченные деньги на реставрацию Ильинской церкви, ведь все, что сделано теперь подлежит полной замене с разборкой

Старые бревна, которые были подогнананы к новому материалу теперь придется еще раз подгонять, что неизбежно приведет к утрате подлинного материала. Впервые, возможно, за многие годы можно назвать конкретных людей ответственных за уничтожение памятника.
Источник: Антон Мальцев
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика