Три минуты на приключение. Вариант цвета спелой малины

12.01.2013 [БлогоVO]

Ольга. На рассвете заметила, что окна вагона мокрые от дождя. Мои валенки...

Яра терзает свою память в ожидании вокзала. В ее голове то, что я еще в детстве решительно и просто определила для себя, как «цвет морской волны», неоднозначно и ультимативно: или голубой или зеленый. Яра мучилась с полчаса, вспоминая цвет вокзальных стен, поезд замедлял свой и без того неспешный ход. Приехали. В Вологде оттепель и вокзал цвета спелой малины. С минувшей осени, когда Яра была тут последний раз, его успели перекрасить, и теперь он похож на фруктовый десерт.

Как это часто случается, мы думаем, что выбор у нас не велик, и вариантов всего два, а потому с редким упорством пытаемся воплотить либо первый, либо второй. Убаюканные перебором первого и второго, даже не догадываемся, что жизнь давно уже подкинула нам нечто третье. Как бы так жить, чтобы все время помнить о возможности чего-то другого?.. Ели есть тропинки направо и налево, посмотрите, нет ли поблизости лестницы. Возможность чего-то другого, неизвестного, но достижимого — вот, что гонит нас в путешествия, и тогда, все, что от нас требуется — просто позволить этому случиться. Пожалуй, не такое уж страшное усилие.

В Вологде все возможные пути — мокрые. Переобулась в кроссовки.
У нас полтора часа до автобуса в Кириллов. Яра в черной дубленке и я в белой куртке выглядим, как наплевавшие на правила шахматные фигуры: вышли из игры.

Во время этой первой прогулки по Вологде мы так и не дошли до исторического центра города, так что вся красота осталась на десерт — на вечер возвращения.

DSC_0529

Кажется, старинный русский город Вологда всю свою жизнь вяло, но определенно противился переменам, а потому всюду оставлял «ассортиментные хвосты», слабые росчерки минувших эпох. В конечном счете, вологодская архитектура, расположенная за периметром средоточия храмовых ансамблей, туристам представляет смесь старинных особняков, жалких советских пятиэтажек и деревянных избушек.

Смесь щедро сдобрена надписями «Продукты», «Промтовары», «Столовая» и прочими, как думалось, навеки исчезнувшими. При этом каждое третье здание, судя по виду, нуждается в реставрации и капитальном ремонте. Что толку строить дома и сажать деревья, если рожденные сыновья не способны залатать родные стены.

DSC_0533

Но если не придираться к мелочам, то Вологда очень симпатичная и убаюкивающая. Или я не выспалась.

Стекло-бетон не обнаружен. Зато нашлись одноразовые мусорки.

IMG_0880

А вот и коллеги! Телецентр.

DSC_0535

На подходе к центру Вологды возвышается храм Иоанна Предтечи в Рощенье. Это действующая каменная церковь, построенная в 1710 году. Сначала она была деревянной и называлась Алексеевской, Постройка сгорела во время грозы в мае 1698 года, а чтобы пожар не перекинулся дальше, разрушили и стоявшую рядом деревянную колокольню. Словом, не осталось ничего. Закладка каменной церкви состоялась только спустя двенадцать лет.

Новая, Иоаннопредтеченская церковь, выдержала смену нескольких эпох, которые у нас, впрочем, не в меру скоротечны, продолжает работать и сегодня. В 1930-х в ней даже размещался антирелигиозный музей, а затем детский театр. Примечательно, что и сегодня территория храма соприкасается с парком развлечений. Как сказала Ярослава, «повеселился-помолился-повеселился».

DSC_0537

DSC_0541

Тут же, напротив дома господнего, памятник совсем другой религии, точнее, ее вождю. В отличие от храма, Владимир Ильич Ленин исполнен в духе минимализма: враги пожалели матерьяльца. Если не врет глазомер, вождь не выше Ярославы, которая на полголовы ниже меня. В некоторых ситуациях великие не дотягивают до простых смертных.

DSC_0542

По дороге Ярослава поздоровалась с одним из своих любимых поэтов. Напротив храма Иоанна Предтечи стоит дом Константина Николаевича Батюшкова, русского поэта, прославившегося не столько стихами, сколько скорбными обстоятельствами своей судьбы. Может, вид на эту церковь для помешанного поэта и был единственным утешением напоследок.

На обратной дороге я все думала: а могло ли безумие Батюшкова случиться только для того, чтобы вызвать этим самым дикий испуг у Пушкина? Все же не известно, от каких мыслей и действий страх перед перспективой всерьез и навсегда рехнуться годами сдерживал фонтанирующего эмоциями Александра Сергеевича. Ну и кем же в таком случае был несчастный Батюшков? Когда бы знать человеку свое предназначение... Не удивительно, что ответ на этот вопрос почти всегда скрыт прочной завесой сознания. Иначе сколько батюшковых взяли бы самоотвод и попросту отказались бы рождаться, знай они наперед, какие жертвы им придется принести, чтобы сыграть свою роль в истории.


DSC_0550

Яра говорит, что Батюшков вдохновляет ее на стихи. Меня же мысли о чужом безумии пугают, словно это заразно...
Еще один русский поэт, на этот раз мой любимый и совершенно вменяемый, ухтинка, а ныне жительница Питера Инга Карабинская на мои рассужденияо предназначениях вспомнила об аварийной посадке самолета под Ижмой. Не известно, что было бы с пассажирами, если бы не простой ижимец по фамилии Сотников, который годами поддерживал в порядке фактически не действующий аэродром, и вовремя оказался на месте аварийной посадки. Одной душе по праву рождения выдана была работа, которая спасла многие другие. И мы не знаем, сколько раз эта работа Сергею Сотникову казалась совершенно бессмысленной, а может быть даже и ненавистной. Вот тебе и миссия.


«Автобус до Кириллова отправляется с первой платформы», — объявили на автовокзале и мы содрали со ступеней наши сумки.

Ярослава

3 января ровно в 10:30 наш вагончик прибыл в Вологду. «В Вологде-где-где-где...в Воло-где-где»!...

И первым сюрпризом стал вокзал. Помните, зелененький такой? Ну, или голубой. Или морской волны. Или бирюзовый. Еще в поезде я говорила Оле, что для меня он зеленый, а для большинства людей — голубой. И предложила ей определить, какой он для нее, непонятный вологодский вокзальчик ентот. Подъезжаем, а он и вовсе...вишневый. Стал. А вот, сказала Оля. Пока ты, мол, думаешь над чем-то из двух, реальность тебе преподносит что-то третье.

Дальше нам не продали билет на автобус до Кириллова на 10:50. Ибо кассирша подумала, что за пять минут дорогу мы перебежать не успеем.Так у нас появилось два часа на прогулку по родине моих дедушки и бабушки
Мы бродили по улочкам, мы снимали уголки города. И еще покупали минералку.
— Это стопроцентная, питьевая, — объявила продавщица
— А что, может быть и не СТО? — удивилась Ольга
Оказалось, просто — негазированная.

DSC_0521

Из памятников первым попался — «отважным зенитчикам, стражам вологодского неба в годы Великой Отечественной». Далее — областной суд, Вологда гражданпроект, и вот мы почти у центра.
— Какая у вас главная улица? — спрашиваем у мимо проходящей женщины.
— А, Мира или Ленина, — ответила
Собственно, памятник вождю с нашей глыбой на Стефановской не сравнится. В парке в центре города стоит мааааленький вождик, эдакий Ленинчик.

Когда прогулка, казалось, подошла к концу и мы поспешили обратно в сторону вокзалов — передо мной предстало то, ради чего вообще стоило идти гулять по этому городу. Только я об этом даже не подозревала


Старый-старый деревянный домик. В нем, как оказалось, с 1833 по 1844 жил горячо любимый мною поэт Константин Батюшков. В эти годы он был уже глубоко болен. Его непростой судьбой я интересуюсь очень давно, но о вологодском периоде запамятовала напрочь! А ведь он, должно быть, будучи уже в страшном помешательстве смотрел из окон второго этажа угловой комнаты на церковь Иоанна Предтечи.
Человек с непростой судьбой, которая разделились надвое: Батюшков прожил 68 лет. Из них 34 — в ясном сознании, и еще ровно столько же в сумасшествии. Пушкинское «не дай мне бог сойти с ума», говорят, о нем.

Как пишут в статьях, как-то в минуту просветления поэт сказал: «Я похож на человека, который не дошел до цели своей, а нес он на голове красивый сосуд, чем-то наполненный. Сосуд упал и разбился вдребезги. Поди, узнай теперь, что в нем было!».
Всю жизнь поэт чувствовал на себе «черное пятно» и своего «крокодила» в глубине души.
Мало ли, много ли сумасшедших, всегда интересовало: что у них на душе, как они видят этот мир...а, может, они и вовсе не сумасшедшие?...

DSC_0562

Сама Вологда запомнилась небольшими домиками. Каменными и деревянными вперемежку. Там есть реклама в советском духе и совсем нет «фастфудниц», расплодившихся по всему Сыктывкару. Кажется, здесь люди не представляют, что такое «роллы», которыми у нас все уже скоро давиться начнут. Хорошо это или плохо — сами судите. Город неплохой, однако лично мне здесь задерживаться особо не захотелось. Может, из-за пасмурной погоды. Но, скорее, от того, что совсем рядом, за 140 километров, кожей ощущались могущественные стены Кирилло-Белозерского монастыря.

А вот обещанная вечерняя Вологда, по которой мы гуляли уже на обратном пути к Сыктывкару. Вот она, родина моей любимой бабушки.

DSC_1235

DSC_1254

DSC_1236

DSC_1261

Источник: m_theory_o_o
Автор: m_theory_o_o
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика