Человек. Культура. Вологда.-1. Александр Быков

27.12.2012 [БлогоVO]

Пояснение автора блога
Продолжая подводить итоги 2012-го, хотелось бы поразмышлять, каким уходящий год стал для вологодской культуры. Для того, чтобы выяснить это, я и несколько моих друзей-добровольцев взяли интервью у ряда людей, которых мы посчитали экспертами в данной сфере. Это очень разные люди, от профессиональных музейщиков до активистов-градозащитников, но объединяет их одно: все они были достаточно заметными героями уходящего года.

Мы решили, что данные интервью, проходящие под общим заголовком «Человек. Культура. Вологда. Итоги-2012», будут размещаться в моём блоге в течение предстоящей недели, до и после нового года. Найти их можно будет по тегу «Вологда-культура». К каждому тексту я даю лишь небольшой комментарий, а мнение по поводу прочитанного каждый читатель сформирует для себя сам.

1. БЕСЕДА С АЛЕКСАНДРОМ БЫКОВЫМ
Эксперт: Быков Александр Владимирович, писатель-краевед, историк, нумизмат, экс-директор музея дипломатического корпуса, блогер.

x_7ae63323

В «культурной картине» Вологды Александр Быков — человек уникальный. Его деятельность, связанная с открытием новой страницы в истории города, пребывания здесь в годы гражданской войны дипломатов стран Антанты, позволила Вологде обзавестись новым брендом «Дипломатическая столица России-1918». Широкой общественности Александр Быков стал известен в 2012 году ещё и как популярный блогер, не стесняющийся высказывать своё, порой жёсткое, но всегда независимое мнение по самым различным вопросам. К Александру Владимировичу можно относиться по-разному, но не признать его эрудицию, талант историка-краеведа и значение в культурной и общественной жизни Вологды невозможно.

— Александр Владимирович, как Вы считаете, какие ключевые события произошли в культурной жизни города за минувший год, позитивные и негативные?
— Позитивно уже то, что этот год прошел в Вологде без больших социально-культурных потрясений, хотя урона средней тяжести было более чем достаточно. Это прежде всего снос памятников архитектуры и неуклюжие попытки оправдать случившееся какими-то причинами.
— А видите ли Вы какие-то позитивные подвижки в связи с тем, что в области сменилась власть, в том числе и в сфере культуры?
— Я в последнее время несколько раз был в департаменте культуры, подвижки чисто внешние есть. Поменяли некоторые одиозные кадры, но далеко не все. Девушки в приемной начальника улыбаются посетителям, чего раньше не было.

Но по сути ничего не изменилось, да и не могло! Культура, как известно, служанка при власти, так сказать, что изволите? Изволят сейчас немногое. Тяжелое наследие эпохи Позгалева с его многомиллиардными долгами еще более секвестировало бюджет на культурные нужды, ни о каком развитии говорить не приходится, то, что делается — делается скорее вопреки, чем благодаря, на энтузиазме.
— Поделитесь, пожалуйста, каким этот год стал лично для Вас.
— Для меня уходящий год был плодотворным и трагическим одновременно. Завершена многолетняя работа над романом «Дипломатический корпус», который увидел свет в августе ко дню моего 50-летнего юбилея. Были громкие презентации книги, поздравление от Генерального консула США, аплодисменты читателей, а потом, как гром среди ясного неба, требование освободить дом на Герцена, 35, где располагался музей, то есть фактическая его ликвидация.

Семнадцать с половиной лет труда были перечеркнуты одной бумажкой за подписью «эффективного менеджера» Ю.Г. Лунёвой, той самой, что засветилась в истории с плавательным бассейном «Динамо», гостиницей администрации, причалом и другими объектами социальной сферы.
— А есть ли какие-либо надежды на возрождение музея?
— Когда экспозиции уже не существовало, мне показали бумагу некоего Общественного совета, где 2018 год объявлен годом дипломатических представительств в Вологде. Интересно, как они его собираются отмечать? В архивы в Америке, Франции и Великобритании, где хранится основной массив документов, никого больше не пустят.

Честно говоря, в 90-е и я попал туда случайно на волне эйфории от российской демократии. Не пустят даже в архив ФСБ по Вологодской области, ибо приняты новые ведомственные инструкции, они практически закрыли исследователям доступ к материалам. Показывать нечего. Конечно, все это есть у меня, теперь уже в частном владении, но особого желания раскрывать свои кладовые у меня нет. Почему? Потому что после того, как было получено предписание о выселении из дома на Герцена, 35, город два месяца равнодушно наблюдал, как гибнет уникальный музей. Некоторые добропорядочные граждане вздыхали и расстраивались, но что они могут? А власти и городского, и губернского уровней не проявили никакого интереса!

Несмотря на отсутствие экспозиции, Музей существует в интернете. На нашем официальном сайте, а также в группе «В контакте» всегда можно увидеть то, что еще недавно было доступно в реальности. Тем, кто радовался гибели музея, могу компетентно сказать: «не дождетесь». Музей — это не только экспозиция, это издательская программа, передвижные выставки, конференции и много еще того, что неподвластно губителям культуры. Думаю, скоро о Музее дипломатического корпуса снова заговорят.
— Александр Владимирович, прокомментируйте заявления некоторых людей о том, что музей дипломатического корпуса был всего лишь прикрытием для функционировавшей в этом же здании типографии.
— Эти люди, которые пишут о нашем незаконном нахождении в здании, просто не знают положения дел, а если и знают, то преследуют исключительно одну цель — опорочить музей и меня, как руководителя, лично. В 1998 году музей дипломатического корпуса был открыт как общественная организация. Сначала мы платили небольшую аренду, а потом был принят закон, согласно которому общественные организации, работавшие в области культуры и охраны памятников, освобождались от арендной платы. По нему мы и жили до 2012 года, когда здание было передано ГУП «Информационные технологии».

Этим людям не знакомо слово «культура», и руководство ГУП в лице гражданки Лунёвой приняло решение о выселении музея под предлогом того, что в здании в нескольких помещениях располагается музейный издательский центр и минитипография. Но именно наличие этого участка позволяло существовать организации! Мы печатали краеведческую литературу и на доходы от продажи книг содержали штат и огромный дом. Кто не знает, в зимние месяцы только плата за отопление доходила до 40 тысяч в месяц. А ещё свет, охрана... Без издательского участка содержать помещения и платить зарплату сотрудникам было невозможно. К слову сказать, на размещение типографии у нас есть разрешение от госоргана по охране памятников. Так что все было абсолютно законно.
— Насколько я знаю, в этом году Вы вступили в переписку даже с голландской королевой — для Вологды это, безусловно, очень неожиданно. Расскажите об этой истории подробнее.
— Музей вел большую общественную и научную работу, правда, об этом мы стали говорить слишком поздно, мой стаж блогера невелик. Так, в рамках этой работы в столичном банковском журнале была опубликована статья о монетах королевы Вильгельмины — бабушки нынешней правительницы Нидерландов Беатрикс. Один экземпляр журнала со статьей был отправлен в королевскую резиденцию в Гааге. Пришел ответ, в котором королева благодарит за внимание к истории её страны и желает музею процветания. Но этот пример не единственный!

Буквально вчера аспирантка французской Сорбонны нашла меня через социальную сеть и написала письмо, в котором выразила желание приехать в Вологду и поработать в архиве музея. Приехать можно, но поработать в архиве уже нет. Документы сложены в коробки и убраны на склад, по крайней мере, до весны...

Я могу привести еще десяток подобных примеров. Все они создавали самый благоприятный имидж Вологодской области на мировой арене. Теперь наши зарубежные корреспонденты недоумевают, как можно взять и закрыть музей? В начале декабря звонил крупный американский бизнесмен русского происхождения, спрашивал, чем помочь? Увы, уже ничем. Зато область, так пекущаяся о своем международном реноме, приобрела весьма неприятную «кредитную» историю, прославилась как место, где закрывают музеи...
— В сентябре вышел Ваш роман «Дипломатический корпус», который стал определённым итогом Вашей деятельности по изучению феномена Вологды как «дипломатической столицы России». На презентации Вы сообщили, что продолжение обязательно будет. Как продвигается работа над ним? И о чём читатели смогут узнать из дальнейшего повестования?
— Роман «Дипломатический корпус», так уж получилось, подвел итог многолетней работе музея. Прошло уже четыре презентации книги, ближайшая была 21 декабря, большая часть тиража продана, а заявки на книгу все поступают. Думаем о дополнительном тираже. Ведутся переговоры и об экранизации.

Пару недель назад позвонил продюсер одного из каналов и спросил: «А почему в книге нет положительных русских героев? Как это можно экранизировать без такого важного обстоятельства? У нас ведь на телевидении „патриотизьм“, а у вас получается, что все положительные герои иностранцы, а главный среди них — посол США Френсис. Это не пропустят наверху!» Я, разумеется, с ним не согласился, в романе много положительных образов русских людей. Но все эти люди в тех обстоятельствах были несчастны, поскольку хорошо дела шли только у подлецов. Впрочем, так происходит во все времена.

Роман, безусловно, будет продолжен. Сейчас я начал работу над второй книгой, посвященной судьбам героев повествования после 1918 г. Это очень печальная история, особенно в её вологодской части. Никто из русских гостей посольств не избежал арестов, а многие и вовсе получили ВМН (высшую меру наказания). В планах и третья книга. Она будет посвящена созданию и развитию музея дипломатического корпуса, некоторые главы уже написаны. Многие в книге узнают наших современников, некоторым будет стыдно за свои неблаговидные поступки. Чины, звания и седину щадить не будем. Все получат по заслугам, так велит формат произведения, исторический роман.
— А как Вы прокомментируете тот факт, что за минувший год в блогах появилось немало критических высказываний о Вас и о Вашей работе?
— Не успел я обзавестись блогом в ЖЖ, как стал героем разного рода пасквилей, подписанных в основном ботами. Эти люди в упор не видят ничего хорошего, что было сделано за прошедшие годы, зато с удовольствием сочиняют про меня небылицы. В этом их слабость. Говорят, что художника может обидеть каждый, но это неверно, «художник слова» может дать сдачи, и все те, кто «пачкал бумагу» слюнявыми измышлениями, ощутили это на себе в полной мере. Нет ничего страшнее, чем стать посмешищем в глазах общества. Герои некоторых моих сатирических произведений должны с этим согласиться.
— Александр Владимирович, поделитесь Вашим прогнозом относительно культурной жизни Вологды и страны в целом в следующем году.
— К сожалению, события каждого нового месяца 2012 года показывают, что общество катится в пучину средневековой догматики. Скоро теорию Дарвина объявят лженаукой и вернут в школе Закон Божий и, по выбору, Коран или Тору... Фактически, гуманизм, как общественное явление, возникшее в эпоху Возрождения, сменился клерикализмом. Скоро будем торговать индульгенциями и возродим святейшую инквизицию, предпосылки есть, и первый процесс «над ведьмами» уже с успехом прошел в Москве этим летом! О каком развитии культуры можно говорить в таких условиях?

Я бывал в большей части европейских стран, и везде (кроме Польши) религия — личное дело каждого, и только у нас государственная программа... Это мое оценочное мнение, как вы догадываетесь!
— И последний вопрос — насколько оправданной Вы видите концепцию «Вологда — культурная столица Русского Севера», вокруг которой сейчас ведутся оживлённые споры в общественном совете Вологды и блогах?
— Думаю, что мои размышления показывают, что я отношусь к этому тезису с горькой улыбкой... Общество тотально теряет уровень образованности, молодое поколение кичится своим незнанием основ и заявляет, что им это не надо. О какой культурной столице можно говорить в таких условиях? Верните людей в библиотеки для начала! Утрачены даже азы грамотности, утрачен интерес к культуре и искусству.

Все разговоры о «столичности» разбиваются об этот неприступный риф. Современному обществу потребления культура в классическом смысле не нужна. У них своя субкультура... Поэтому, мы вынуждены работать с исчезающим видом «homo sapiens sapiens». В свое время эти люди победили «неандертальцев», сейчас, к сожалению, идёт обратный процесс.

Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика