Про грязовецкий вокзал

25.12.2012 [БлогоVO]
В воскресенье узнал весьма неприятную новость — в моём родном Грязовце закрывают железнодорожный вокзал. Закрывают перманентно — работников о возможном сокращении предупредили, но пока все ждут отмашки сверху. Возможно, мои следующие соображения что-то изменят.

Значимость

Однажды в километре от провинциального города Грязовца протянули железную дорогу. Случилось это в 1872 году, а сама дорога шла из Москвы в Вологду. Появление «железки» вызвало у горожан большой энтузиазм, и уже через несколько лет всё пространство между западной границей города и новой железной дорогой было застроено. Кроме строительного бума транспортная нить дала мощный толчок к экономически-социальному города — за 20 следующих лет его население выросло вдвое.

Благодаря железной дороге, в Грязовце появились крупные заводы, предприятия тыла, военная часть, строительные предприятия. Всё вместе — это несколько тысяч рабочих мест, школы, детсады, больницы и прочие социальные объекты. Всё советское время Грязовец успешно развивался, чем выгодно отличался, например, от Устюжны. Несмотря на выгодное экономическое положение, в Устюжне кроме церкви, тюрьмы и кладбища ничего нет, а всё потому что железной дороги в этом городе никогда не видели.

Ещё совсем недавно здание грязовецкого вокзала набивалось битком — люди ждали ежедневную электричку «Данилов — Вологда». Да и без неё в кассах вокзала всегда (хоть в час дня, хоть в час ночи) можно было встретить человека, покупающего билеты в Новосибирск, Челябинск, Москву и прочий адлер. Если вокзал всё же закроют, то отныне грязовчанам придётся отправляться в Вологду (50 км, 100 рублей на автобусе), покупать там ж/д билет на московское направление, и уже на поезде проезжать свой город без остановки. Кстати, в обратном направлении будет ещё неудобнее — ведь надо будет приехать в четыре утра в Вологду и ждать три часа до первого автобуса в Грязовец.


(Автор снимка gudea)

Единственная причина закрытия вокзала, о которой говорится вслух, — коммерческая нерентабельность. Но эта версия смешна, ведь если в России закроются все нерентабельные станции, то останутся лишь крупные вокзалы. Да и невозможно построить в капиталистической России такую транспортную систему, которая бы окупалась в каждом своём звене. Всё равно что-то будет приносить убытки, но без этого «что-то» всё остальное развалится в раз.

Поэтому, мне кажется, что дело совершенно в другом — здесь мы сталкиваемся с такой страшной вещью, как ликвидация российской глубинки.

А всё потому что...

...российская глубинка современной власти не нужна. Это было заявлено экс-министром экономического развития России Эльвирой Набиуллиной почти год назад — 8 декабря 2011 года. По мнению этой чиновницы, жителей маленьких городов нужно объединять в мегаполисы по несколько миллионов человек. Дескать, в городах-миллионниках для всех переселенцев найдётся работа, а государство избавится от десятков тысяч школ, больниц, вокзалов и пунктов полиции по всей стране. Выгода умалчивается.

И это произносит министр экономического развития. (Всё-таки в названия российских ведомств давно пора вставлять слово «ликвидация»: министерство ликвидации образования, министерство ликвидации обороны, министерство ликвидации экономического развития и так далее.) Только вдумайтесь, чего хотят устроить в правительстве, не имея на руках даже примитивных расчётов. И это они умалчивают о решении насущных проблем крупных городов — транспортных, коммунальных, социальных.

В правительстве поясняют: укрупнение городов — тенденция глобальная, исправить её невозможно, поэтому мы будем только помогать. Первая часть фразы — верна, но выводы из неё делаются неверные. Во-первых, самый большой уровень урбанизации наблюдается в развивающихся странах, аграрное население которых массово переселяется в города, как это было в СССР в 1930-х. Во-вторых, зачастую рост городского населения в развитых странах связан с рурурбанизацией — банальным переименованием села в городское поселение, потому что уровень села уже давно достиг городского. В-третьих, мода на урбанизацию резко падает в тех странах, где развиты инфраструктура, транспортная сеть и связь.

Но зачем нашему правительству развивать инфраструктуру, транспортную сеть и связь? Зачем повышать инвестиционную привлекательность малых городов и сёл, когда выгоднее про них забыть?

Пока предложения Набиуллиной не утверждены официально, однако их работу я наблюдаю давно. С появлением Медведева в Кремле в моём родном Грязовце закрылись одна школа, детский дом, военная часть, кинотеатр. На очереди вокзал. Возникает вопрос, почему 20 лет назад Грязовец под руководством неэффективных тоталитарных совков развивался, а сегодня под руководством эффективных свободных менеджеров загибается — молодёжь уезжает, остальные спиваются, да умирают?

Небольшой прогноз

Подобное наша страна переживала дважды. Первый раз — в 1950-х, при Хрущёве, когда государство начало переселять жителей мелких и отдалённых деревень в посёлки и центральные усадьбы местных колхозов. Экономически это было оправдано — тянуть электричество и строить дорогу через глухие леса ради 2-3 домов не станет никто. Но переселяясь в посёлки, люди получали все блага цивилизации — от центрального отопления до библиотек. Средний путь такой миграции в Вологодской области не превышал 10 километров, это значит, что люди не покидали насиженной родной местности и не уезжали далеко от могил предков. Итог — выросла производительность колхозов, вырос уровень жизни агрария.

Вторая волна вынужденных переселений случилась с приходом Горбачёва. В один момент экономически невыгодными были признаны сотни промышленных и стратегических объектов. По всей стране вмиг опустели сотни шахтёрских городков и гарнизонов. Все они легко находятся по запросу «города-призраки России». Итог — отступление на стратегических направлениях, большие экономические потери.

Но чем закончится третья волна? Лично у меня нет оснований полагать, что в России увеличится число заброшенных городов. Ведь у нашего правительства есть выход из этой ситуации — программы переселения кавказских народов и трудовых эмигрантов. Ну покинет Грязовец несколько тысяч человек — чего огорчаться? — мудрые правители привезут туда пару тысяч дагестанцев и таджиков, и ситуация мигом исправится. Итог — бесконечные межнациональные, межэтнические и межконфессиональные конфликты. Если нашему правительству повезёт, то через 20 лет в Грязовце будет работать пара мечетей и медресе.

Послесловие

«Если кто погубит Россию, то это будут не коммунисты, не анархисты, а проклятые либералы», — сказал кто-то, и он был трижды прав. Всего за 20 лет русский народ стараниями наших либералов из превратился из имперообразующего в самый забытую и убогую часть общества. И как только власти перешагнут через маленькие города — Россия перестанет существовать вообще. Поэтому закрытие грязовецкого вокзала можно сравнить со взмахом крыла бабочки, вызывающим цунами.

Кстати, однажды на грязовецком вокзале снимали большое кино. Именно на эту станцию приезжал инженер Варакин из фильма «Город Зеро». Как символично и пророчески.



(Кадр из фильма «Город Зеро». Изображение с сайта gryazovets.ru)

До встречи в СССР.
Автор: Александр Коноплев
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика