А уж как стрельба пойдёт...

30.10.2012 [БлогоVO]

Павел Шабанов, Вологда
А уж как стрельба пойдёт...
Уничтожение крестьянского корня России.

Небывалому разгулу демократии, случившемуся в 1937 году, посвящается.

Кронштадский мятеж начался не на пустом месте.
Рассекреченный документ «Доклад начальника спецотдела ВЧК Владимира Фельдмана от 10 декабря 1920 года»: «Все — и беспартийные, и члены партии — в один голос жалуются на удручающие вести с родины: у того последнюю лошадь отняли, у другого отца-старика посадили, у третьего весь посев забрали, там последнюю корову увели, забрали все носильные вещи».
Комиссар Балтийского флота Николай Кузьмин отметит, что те пять процентов моряков, которые побывали перед мятежом в отпуске на родине, «подлили масла в огонь». Они увидели своими глазами немыслимую картину обнищания родных деревень. По этой причине были отменены очередные отпуска, была отменена демобилизация для тех, у кого вышел срок службы.
Большинство матросов были из крестьян, поэтому в знак протеста в Кронштадте из 1116 членов партии около 700 человек из партии вышли по разным мотивам, многие «по религиозным».
В это же время случилось и восстание в Тамбовской губернии.
Тухачевский бросает на подавление восстания более 100 тысяч красноармейцев, в том числе венгерские и китайские части, бронетехнику, самолеты, использует химическое оружие. Восстание было почти полностью подавлено через год, к концу июля 1921.
В марте 1919 года восстает бригада Красной армии, направленная в Белоруссию. Восставшие захватывают Гомель и Речицу. Тульские крестьяне, из которых в основном состояла бригада, объединяются с «Полесским повстанческим комитетом», представлявшим белорусское крестьянство.
Перечислять можно до бесконечности — в начале 1921 года не было НИ ОДНОЙ губернии, где крестьяне не выступали бы против большевиков.

По рассекреченным данным, на войне с крестьянством погибло 238 тысяч красноармейцев.
Крестьяне завоевали НЭП!
На том и успокоились.
А зря...

Земельный кодекс РСФСР, принятый в декабре 1922 г. Закрепил итоги осуществленной самим крестьянством аграрной революции. Социалистическое земельное законодательство 1918 — 1920 гг. было отменено. Решение земельного вопроса вновь приводилось в соответствие с требованиями крестьянского наказа 1917 г.
И всё — куда-то сразу исчез голод, и чудесным образом появились продукты, потому что крестьянин знал — вот столько-то сдам налога, а всё остальное моё. Производство сельхозпродукции достигло довоенного уровня! И это при том, что Мировая и Гражданская войны пожрали миллионы тружеников, разорили множество хозяйств и стёрли с лица земли целые деревни.
И на деньги от проданных продуктов было что купить — к середине 1920-х годов в стране насчитывалось около 325 частных предприятий. Хотя их удельный вес в экономике страны составлял 8 %, но давали они 26% всей производимой продукции. В 18-20 годах землю дали всем, и местами даже бывшим помещикам нарезали участок — дескать, паши, расти хлеб, корми детей.
В это время кто рвал жилы на пашне, а кто — делал карьеру, через комбеды и ревкомы. Какой был шанс пробиться в номенклатуру справному хозяину? Сельские активисты, лентяи, пьяницы и демагоги прибивались к власти.
Деревня только-только стала подниматься, но тут большевики прикрыли НЭП, (Новая Экономическая Политика), которая была просто нормальной политикой, основанной на экономических стимулах. Но в 1926 году крестьянам стало нечего купить, и они не стали продавать хлеб, и стали меньше выращивать — так, только чтобы заплатить налог и самим поесть досыта.
Вместо ситца, керосина, чая и сахара в деревню пришла продразвёрстка, и вновь шарят по амбарам вооружённые люди с мандатами, а деревенские активисты указывают — вот там ещё есть хлебушек.
Ну, и зачем растить хлеб, если его отберут? Нормальное понимание крестьянами экономических отношений и нормальную реакцию на внеэкономические методы Сталин назвал «кулацкой забастовкой», и стал загонять крестьян кого — в колхоз, кого в солнечный Магадан и за Полярный круг.


Иосиф Джугашвили, хоть и числился по документам «крестьянином Тифлисской губернии и уезда» был человеком городским, с городской психологией. Впрочем, как и мы с вами, большинство моих читателей. Мы привыкли, что город в ОБЯЗАТЕЛЬНОМ порядке должен быть обеспечен продовольствием. А кто же ОБЯЗАН снабжать горожан молоком, мясом и хлебом? А вот эти, что копошатся на земле.
Крестьяне всё время были о б я з а н ы. Помещикам и государству, городским властям и голодным горожанам.
И вот — крестьянам дали землю, и они не хотят нас кормить?
«...в первом полугодии 1918 года оказался полностью проведённым в жизнь лозунг „Земля — крестьянам!“, и этот лозунг оказался лозунгом голода. Будучи воплощённым в жизнь, лозунг, которым революционеры всегда приманивали на свою сторону крестьянство, привёл к отказу крестьян от обязанностей по отношению ко всему обществу.»
Вот она, городская психология! Когда крестьяне голодают от безземелья — это нормально. «Как упоительны в России вечера...»
А когда крестьянин начинает работать на себя? Атас, пацаны! Общество в опасности! Крестьяне не хотят нас кормить, а ведь обязаны! (Как говорилось позднее, уже на нашей памяти — «по жизни должны».)
Обязаны?
А как же обязанность нефтяников, химиков и транспортников доставлять в деревню керосин? А почему ситец и сукно не тащат рулонами? А спички, наконец?

Сталин пошёл против большинства населения крестьянской в ту пору России, противопоставив разобщённым, почти разрушенным крестьянским общинам наглость и беспощадность карательных органов. И — иезуитскую хитрость, под видом кооперации создавая колхозную разновидность ГУЛАГа.

И снова — голод, страшный голод, унесший несколько миллионов человеческих жизней.
Когда в 1918 году профессор Московского университета сказал Троцкому, что Москва вымирает от голода, Троцкий ответил: «Это ещё не голод. Когда Тит брал Иерусалим, еврейские матери ели своих детей. Вот когда я заставлю ваших матерей есть своих детей, тогда вы сможете прийти ко мне и сказать » мы голодаем«.
И вот наступил голодомор — который более известен по попыткам украинских националистов объявить это геноцидом украинского народа, хотя организованный большевиками голод не щадил ни русских, ни казахов.
В страшную зиму 1931-1932 года умерло от голода 40 % от всех живущих на земле казахов.
Начальство решает проверить — а правду ли им рассказывают о голоде? Может, преувеличивают?
И приезжают в вымерший аул, путь в который отмечен трупами на дороге, и в одной из юрт находят гнездо из одеял, в котором копошится что-то живое. И вдруг оттуда выскакивает и бросается на них невообразимое существо, с ручками, похожими на куриные лапки, волосы, слипшиеся от крови, и рот в свежей крови...
Это маленькая девочка, которая доедала трупы своих родителей.
Согласно заключению комиссии при ГД РФ на территории Поволжья. Центрально-Чернозёмной области, Северного Кавказа, Урала, Крыма, части Западной Сибири, Казахстана, Украины и Белоруссии «от голода и болезней связанных с недоеданием» в 1932-1933 году погибло около 7 миллионов человек. Причина: «репрессивные меры для обеспечения хлебозаготовок», которые «значительно усугубили тяжёлые последствия неурожая 1932 года».
И в это время, когда отмечены случаи людоедства от голода, товарищ Сталин вывозит продукты из голодающей страны. В 1932 году — 17,3 млн. центнеров зерна, в 1933 — 16,8 млн. центнеров зерна. В 1933 году на экспорт было отправлено 47 тыс. тонн мясомолочных продуктов, 54 тыс. тонн рыбы.
И до сих пор мы толком не знаем, что же происходило тогда! Под руководством академика Яковлева в 2000 году издали стенограммы пленумов ЦК 1928-1929 годов, и текст этих стенограмм отмечен пропусками с пометками «Не рассекречено». Какие ещё секреты могут быть спустя 70 лет?
Видать, здорово накосячили большевики, раз их наследники до сих пор скрывают свидетельства преступлений.
...Считается, что репрессии 37-го года больше ударили по коммунистам — дескать, Сталин занялся чисткой аппарата, и народ, хоть на время, оставили в покое.
Как бы не так!
31 июля 1937 года Политбюро ЦК ВКП(б) утвердило приказ наркома внутренних дел № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов».
Вконец обнаглевшие чекисты даже не утруждали себя поисками хоть каких-то доказательств антисоветской деятельности этих «бывших кулаков».
Начальник Белозерского оперативного сектора УНКВД (тогда ещё Ленинградской области) лейтенант госбезопасности И.Т. Власов и его подчинённые прибыли в исправительно-трудовую колонию под видом медицинской комиссии, и малограмотные и вовсе неграмотные крестьяне подписывали «свидетельства о болезни», которые на самом деле были бланками протоколов допросов, в которых они «признавались», что совершили тягчайшие государственные преступления.
Эти признания легли на стол тройки УНКВД (уже по только что образованной Вологодской области), и тройка (начальник УНКВД, секретарь обкома партии и прокурор области) приняла решение об их расстреле.
В ноябре 1937 года были арестованы и впоследствии расстреляны исполняющий обязанности первого секретаря Вологодского обкома ВКП(б) Г.А. Рябов, второй секретарь обкома Н.А. Люстров, председатель облисполкома Н.И. Командиров, первый секретарь Вологодского горкома ВКП(б) М.Т. Крейвис, первый секретарь Грязовецкого райкома ВКП(б) А.П. Акиньхов, редактор областной газеты «Красный Север» К.И. Шульгин... Чуть позже, в 1938 году, арестовали самого начальника Вологодского УНКВД Жупахина, («исполнили» в 1940).

Этих (которые и сами были неизбежно причастны к сталинскому террору), помнят поимённо, перечисляют в газетных статьях и монографиях, а сотни тысяч ныне безымянных крестьян расстреляли, и даже место их захоронения сейчас не найти.

Источник: Павел Шабанов
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика