Долгожданный прыжок

11.10.2012 [БлогоVO]

Хотелось.

Хотелось с девятого класса. Бредила прыжком с парашютом и боялась. Не просто, что смогу покалечить себя, а того, что пересилю свой страх.

Кажется, иногда мечте лучше оставаться мечтой. Несбыточной, далёкой, красивой. Но захотелось. Захотелось её свершения.



Мне, незнакомой ни с этим экстремальным видом спорта, ни с теми, кто увлечённо им занимается или хотя бы что—то про него слышал, осуществление своей мечты казалось не посильным трудом. Совершенно случайно — судьба? — узнала о Вологодском аэроклубе, практикующем прыжки с парашютом для любителей — экстремалов за небольшую плату. Года два назад, когда я впервые узнала об этом, плата действительно была небольшая — рублей триста- четыреста. Но тогда не хватило ни смелости, ни поддержки со стороны друзей. Родителям о своём безумном желании даже не заикалась — знала, что не одобрят, не поймут.

Целых два года вынашивала свою мечту, словно мать — ребёнка, оберегая её от каких бы то ни было покушений. За два года изменилась я сама — осмелела, может быть. За два года изменилась и цена — выросла почти вдвое. За сомнительное, но откровенно опасное удовольствие просили восемьсот рублей.

Те, кто знал о моей решимости, удивлённо пожимал плечами, предлагая иные, более разумные варианты траты денег — от покупки суперсексуальной кофточки до месячного абонемента в фитнес-клубе.

Но, рассказывая другим о собственных желаниях, нужно помнить, что вскоре настанет такой момент, когда окажется, что все пути к отступлению отрезаны и отказаться без вреда для собственного самомнения — уже не возможно. Не каждый проживёт с чувством, что струсил, отступил от мечты. Я — не смогу.

Поэтому и набрала номер. Представилась. Говорила по слогам, долго пережёвывая слова. Договорились на выходные. " Автобус до Вологды, а затем, по-видимому, на такси до аэроклуба... А это ещё как минимум рублей триста". Но мне определённо повезло: инструктор, с которым я разговаривала, обещал подбросить прямо до пункта назначения. Проснулась в шесть утра. Полчаса на умывание и полтора — на то, чтобы успокоить саму себя.

Погода явно не располагала ни к опытным парашютистам, ни к горе — любителям, а таких, надо признать, набралось не менее пятнадцати человек, одинаково возбуждённых, одинаково напуганных неизвестностью.

Обещанные три часа инструктажа на открытом воздухе по милости божьей и жалости самого инструктора уместились в благословенные полчаса. Принятый зачёт и — вновь назойливая мысль, не дающая покоя с вечера: что я делаю? Долгие сборы, разговоры ни о чём — главное, успокоить нервы.

Медицинская проверка — рост, вес, давление. Отказа не было никому, хотя некоторых ввиду весовых показателей — маленьких или, наоборот, огромных — пытались отговорить, ненавязчиво, оперируя главным образом к здравому смыслу. Правда, ни у кого этого самого здравого смысла не оказалось.

И вот — готов первый взлёт, оставшиеся буквально прилипли к окну, но прошло каких- то минут пять и — мотор глохнет. Несостоявшиеся парашютисты вернулись в здание без особого энтузиазма. Причина оказалась довольно существенной: порывы до десяти метров — и во взлёте отказано.

Предстояло ждать ещё утомительных три часа.

Кто-то коротал их за чашкой чая, мне же — и кусок в горло не лез. Самое большее, на что я способна — в пол-уха прислушиваться к байкам профессионалов. В пол-уха потому, что жутко холодно, в здании идёт ремонт — нет отопления. Кому повезло — греется возле керосиновой печки. Мне — слава Всевышнему — повезло...

А за окном по-прежнему насмешливо гудит ветер...

Пронёсся слух, что прыжки и вовсе перенесут на завтра, но никто не поверил, остался ждать. Через какое- то время первый взлёт уже садился в самолёт, а мне лихорадочно подыскивали обувь подходящего, тридцать пятого размера... За неимением которого пришлось забинтовывать ноги медицинским бинтом наподобие армейских портянок, чтобы не потерять в полёте бердцы тридцать седьмого...

Совет исключительно женщинам: если вы — не дай Бог — тоже хотите испытать себя, запаситесь верхней одеждой. Конечно, аэроклуб в случае надобности выделит вам комбинезон из собственных запасов, но это будет нечто невообразимо бесформенное, жуткого горчичного цвета, в котором вы вероятнее всего почувствуете себя не женщиной, а существом среднего рода.

Подборка костюма по этой же причине для меня несколько затянулась, подгонка парашюта по росту — что удивительно — прошла значительно быстрее. Перебежками, почти по- военному — в самолёт, не чувствуя ног в непривычно-тяжёлой и неудобной: не по размеру — обуви.

На высоте восьмисот метров по-настоящему запаниковала, а выпускающий безжалостно начал отсчёт: первый пошёл, второй... Вспомнила о том, что надо дёрнуть за кольцо слишком поздно — система сработала автоматически. Забыла и том, что по технике безопасности необходимо осмотреться.

Некоторое, достаточно не продолжительное время наслаждалась полётом — сверху всё такое маленькое, безопасное и — безумно красивое. Но когда земля катастрофически быстро начала приближаться, вновь пришёл страх.

" Главное — держать стопы параллельно поверхности..."

О, мой Бог!

Касание было достаточно мягким, но ветер подхватил и бессовестно потащил меня по земле. Пыталась схватить стропы рукой, чтобы затормозить. Получилось. Не сразу, некоторое время ещё тянуло. С трудом освободилась от запаски, уложила парашют в сумку. Поднять и нести её уже не в состоянии — просто волокла по земле.

На встречу бежал шофёр — поздравил, похвалил, взвалил себе на плечи непосильную для меня ношу. Но — никакого удовлетворения, только от выброса в кровь адреналина перестали мёрзнуть ноги. Пыталась держать лицо. Улыбалась. Врала, что понравилось. Да, приятно, что смогла, не отступила, но так и не поняла — а нужно ли было это самоутверждение? Полдня страха, ожидания, а в итоге — лишь огромные синяки на коленках.

Впрочем, как оказалось, довольно удачное приземление, по сравнению с первым взлётом, унесённым порывом ветра в сторону леса.

В тот день мне вообще исключительно везло; приехавшие из Череповца на собственном автотранспорте парашютисты сердечно согласились подвезти меня. По дороге взахлёб пересказывали подробности полёта, принимали поздравления по мобильному телефону от посвященных и обеспокоенных. И ели припасённые бутерброды, совершенно не беспокоясь о фигуре, потому что после пережитого безумно хотелось есть.

Спала крепко, почти двенадцать часов, и на утро проснулась уверенная в том, что всё было чудесно.

Наверное, так и создаются легенды — просто люди умеют создать необыкновенное из ничего.

Попыталась и я.


И захотелось мне прыгнуть с парашютом в девятом классе...

Источник: Марина Белая
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика