С помощью иностранных граждан... ( Дипломаты, шпионы, авантюристы 3)

04.10.2012 [БлогоVO]

Вчера в Музей дипломатического корпуса пришла девушка и смущаясь, спросила новую книгу о дипломатах в Вологде. Её попросили приобрести издание для своих из консульства республики Польша. Книга была тотчас же была вручена и в тот же вечер направилась в Санкт-Петербург. Сегодня, я надеюсь, её уже читают польские дипломаты. Интересно, но представитель консульства пани Алина Карпиньски помогла в решении одной исторической загадки, за что ей большое спасибо!

В мемуарах англичанина Линдлея приводится эпизод, когда тот спас некоего русского аристократа от большевиков, спрятав его в туалета салон-вагона при отъезде посольства в Финляндию. В мемуарах посла Франции Нуланса утверждается, что спасенный был совсем не русским, а бывшим подданным империи, польским аристократом, сделавшим потом дипломатическую карьеру в независимой Польше. Француз приводил и донельзя исковерканную фамилию спасенного. Это было уже направлением для поисков и мы обратились к пани Алине за помощью в идентификации личности поляка. Госпожа Карпиньски охотно откликнулась на нашу просьбу и буквально за несколько минут телефонного разговора нашла информацию о спасенном Линдлеем польском дипломате.

Этот эпизод, ставший явью благодаря помощи современных дипломатов характерен для работы музея, которому помогали самые разные люди, в том числе очень высокого ранга. Но особенность заключается в том, что все они были иностранцы. Сначала Дж Биллингтон «благословил» нас на работу по теме посольств, потом атташе посольства США сделала все, чтобы моя командировка в Сент-Луис состоялась. Там, неизвестные мне музейные работники активно помогали «чудаковатому русскому» в поисках материалов о после Френсисе. Даже жившие в Вологде в те годы американцы и то принимали участие. Вспоминаю Уилла Харта, который оказавшись в России, как и многие американцы был очарован красотой русской женщины и женился на вологжанке. Харт, хоть и занимался лесоторговлей, но постоянно интересовался строительством экспозиции, оказав кучу мелких, но таких необходимых в повседневной музейной работе услуг.

16 июля 1997 г. открылся 1 зал экспозиции. На церемонии присутствовал журналист из Сент Луиса Харпер Барнс, биограф Френсиса. Планировался приезд и атташе по культуре американского посольства Роз-Мари ДиКарло, но неожиданный визит в Россию госсекретаря Мадлен Олбрайт не позволил ей быть одновременно в двух местах и открытием экспозиции пришлось пожертвовать. Впрочем, через год госпожа ДиКарло все таки посетила музей, но об этом в другой раз. На церемонии открытия было много разных людей, не было только никого из Правительства Вологодской области. Не заметили или не захотели? Впрочем, объективности ради надо заметить, что один из вице-губернаторов Е.А.Поромонов, вскоре трагически ушедший из жизни, частным образом регулярно заходил на Герцена 35 и интересовался строительством экспозиции.

Деньгами никто не помогал, американцы хотели убедится в серьезности проекта, нашим, как обычно что-то мешало. С огромными трудностями, но 1 зал экспозиции был сделан и открыт! Музей начал функционировать!

Одним из первых VIP посетителей музея был посол Франции Колен де Вердьер, прибывший в Вологду с частным визитом. Дипломаты часто приезжают именно так и тогда ходят и смотрят, что хотят, не оглядываясь на протокол, с важными, но скучными мероприятиями...

Помню, как мне пришлось краснеть во время этой экскурсии, когда переводчик Сергей Н. не сумел обрисовать по французски политическую обстановку того времени. Русскоговорящие дипломаты принялись ему подсказывать, было неудобно, ведь Сергей в городе всегда позиционировал себя как знаток языка, и тут такая незадача. Экскурсия оказалась скомкана.

После её окончания последовал звонок и посольства Франции и атташе по культуре, коллега историк, работавший в начале 80- гг. руководителем «археологических раскопок» в пакистанском Пешаваре и наблюдавший за внешней политикой СССР со стороны моджахедов, озабоченно сказал, что посол недоволен малым количеством материалов о французах. "Отправляйте во французский архив и пробел будет исправлен",- бодро заявил ему я. "Требьен«,- ответил француз и через месяц мы с переводчиком были уже в Париже. Французы гранта не дали, пришлось рассчитывать только на свои возможности. Тут то и пригодился вставший на ноги полиграфический бизнес. Во Францию я поехал уже не «бедным родственником», а вполне респектабельным исследователем, которого сопровождал переводчик. В Париже мы пробыли 20 весенних дней 1998 г. Командировка была на редкость плодотворной, но об этом в следующий раз...

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика