Первые русские в Америке

30.09.2012 [БлогоVO]



Набрел на любопытную (хотя и унылую) книгу о русской колонизации Америки в 18-19 веках. Вот как, оказывается, все начиналось:


----------
В 1745 г... на о-ве Атту промышленники зазимовали. Именно тогда состоялись первые контакты с алеутами. Уже первая встреча закончилась трагически: вследствие досадного недоразумения ружейным выстрелом был ранен алеут. Такое начало оказалось симптоматичным. Несмотря на предписание Большерецкой канцелярии «ласково» обходиться с обитателями островов, столкновения имели место и в дальнейшем, при этом инициаторами и виновниками в большинстве случаев были промышленники и сам Я. Чупров, «чинившие непорядочные поступки и смертное убийство». Известно, что промышленники артели под началом Лариона Беляева при исследовании острова застрелили и закололи 15 алеутов. Становится поэтому понятным, почему попытки казака Шехурдина, посланного вместе с Неводчиковым, собрать ясак с жителей новооткрытых островов не увенчались успехом. В сентябре 1746 г. Неводчиков отправился назад на Камчатку, но 30 октября у ее берегов шитик разбился, часть экипажа при этом погибла (всего из похода не вернулось 32 человека): Пушнину, правда, частично удалось спасти.

...

Команды промысловых судов комплектовались путем найма в основном выходцев с Русского Севера (прежде всего — из Вологодской губернии) и из Сибири, а также камчадалов. Последние за равную работу получали меньше русских, завербованных на Камчатке (соответственно 50-70 руб. и 90-100 руб. в год). Таким образом, нанимать камчадалов было выгодно, и они составляли иногда до половины команды промыслового судна, тем более что они переносили голод и цингу лучше, чем русские. Помимо них и собственно русских в промысловых экспедициях изредка участвовали коряки, якуты, эвенки и, возможно, коми-зыряне. Так, например, экипаж бота «Св. Павел», отправившегося на промысел в 1770 г., состоял из 46 русских, 17 камчадалов, 7 якутов и двух коряков.

...

Случалось, — писал В. Н. Берх, — что по окончании счастливого путешествия доставалось каждому промышленнику... мехов на две и на три тысячи рублей...

...

Со второй половины 1750-х гг. основным районом промыслов русских окончательно становятся Алеутские о-ва. Командорские о-ва превратились в перевалочный пункт при движении экспедиций на восток. Здесь промышленники, отправляясь с Камчатки, обычно в августе-сентябре останавливались на зимовку, промышляя зверя и создавая запасы продовольствия. В качестве продовольствия использовалось мясо тюленей и китов, но особенно высоко ценилось мясо морской (стеллеровой) коровы — эндемика Командорских о-вов (к сожалению, промышленники полностью истребили это безобидное животное к концу 1760-х гг.). Сделав необходимые запасы, участники экспедиции в летние месяцы отправлялись к Алеутским о-вам.

В 1756 г. П. Башмаков начал свое второе плавание на судне «Св. Петр и Павел» к востоку от Командорских и Ближних о-вов. Он вновь побывал в центральной части Алеутского архипелага, открыв при этом ряд новых островов из группы Андреяновских и, очевидно, Крысьих. Здесь с судна Башмакова сбежало 12 камчадалов. В погоню за ними устремился на байдаре с отрядом из 11 промышленников казак Максим Лазарев. В пути он высаживался на 13 островах, причем на последнем, 13-м, были обнаружены тела 5 убитых алеутами беглецов. Что сталось с остальными дезертирами, не известно, так как Лазарев прервал поиски и возвратился к судну. Промышленники высадились на о-ве Танага, где зазимовали, занимаясь промыслом и посещая для этого также соседние острова. С местными алеутами отношения первоначально складывались вполне мирно: частыми были взаимные визиты, подарки, торговля (алеуты приносили в обмен на рубашки, иголки, бусы и бисер, медные котлы и другие товары русских рыбу, съедобные клубни камчатской лилии — сарану, а также пушнину). Однако случаи грабежа и насилия со стороны некоторых промышленников положили вскоре конец добрососедским отношениям. Терпение туземцев, очевидно, иссякло, и они предприняли попытку напасть на пришельцев в бухте, где находилось судно, но были отбиты ружейным огнем. Алеуты, вооруженные лишь легкими дротиками с костяными наконечниками, луками, каменными или костяными ножами, не могли, конечно, противостоять оружию русских — ружьям, пушкам, мушкетонам, стальным топорам и саблям (а некоторые промышленники имели к тому же железные кольчуги и шлемы). Башмаков и на этот раз отдал приказ о карательной акции против «вероломных» туземцев. Посланный им отряд промышленников перебил множество алеутов, разграбил и сжег их селение на о-ве Танага. Поэтому неудивительно, что откомандированный с Башмаковым для сбора ясака казак М. Лазарев не имел в своей миссии никакого успеха. В 1758 г. Башмаков возвратился на Камчатку с грузом пушнины на 50 355 руб.

...

В июле 1759 г. Толстых благополучно возвратился в Нижнекамчатск с поистине гигантским промыслом — на 317 541 руб. Только каланов было «упромышлено» более 5 тыс.

...

...алеуты совершенно не представляли себе политико-правового понятия «подданство», абсолютно ничего не знали о Российской империи и вовсе не собирались регулярно платить ясак. Да и последний давали весьма немногие туземцы (очень незначительный процент от общего народонаселения), обычно те, чьи дети содержались в аманатах (заложниках)

...

Гораздо более примечательным было плавание судна «Св. Владимир», которое, как и предыдущее, вышло с Камчатки в 1758 г. Оно принадлежало компании купца Красильникова. Экипаж состоял из 45 человек во главе с мореходом казаком С. Шевыриным и передовщиком С. Полевым. После зимовки на о-ве Беринга (1758/59 г.) промышленники достигли Андреяновских о-вов и остались на вторую зимовку на о-ве Амля. Алеуты сначала хорошо относились к ним и даже помогали добывать пушнину. Промышленники же для более успешного промысла разделились на три артели. Одна из них осталась на Амле, другая — во главе с С. Шевыриным — отправилась на о-в Адак, а третья — под руководством А. Дружинина — на о-в Сигуам. Весной 1760 г. артели вернулись на Амлю с хорошим промыслом, а летом вновь отправились на Адак и Сигуам. Однако вскоре стало известно, что адакские алеуты полностью уничтожили артель Шевырина и Полевого (12 русских и камчадалов). Дружинин прервал промысел и возвратился на Амлю к судну и главной артели. Тем временем алеуты осадили команду «Св. Владимира». От вероятной гибели промышленников спас экипаж прибывшего к о-ву Атха (соседнего с Амлей) бота компании купца Бечевина «Св. Гавриил». Возмущение алеутов было спровоцировано грабежом и насилиями со стороны самих промышленников «Св. Владимира», что нашло отражение в доносе одного из них камчатскому начальству. Не лучше было поведение и членов команды бота «Св. Гавриил» во главе с мореходом квартирмейстером Г. Пушкаревым. Последний отправился на промыслы с Камчатки в 1760 г. с 40 русскими, 20 камчадалами, 3 квартирмейстерами и 2 приказчиками купца Бечевина. Перезимовав на о-ве Атха, Пушкарев «по недаче более тамошними народами промысла и опасностию от них» весной 1761 г. отправился далее на восток, прихватив с собой 4 алеутов (двое из них были с женами и детьми) с Атхи и Амли и 25 женщин с соседних островов. Мужчины должны были ловить рыбу, а женщины заготавливать, сарану для экипажа бота. В это время судно «Св. Владимир», с командой которого Пушкарев заключил соглашение о совместном промысле, оставалось еще на Атхе. Однако после того, как алеуты в июле 1761 г. убили одного русского промышленника и ранили семерых, судно также отправилось к островам Лисьей гряды и зазимовало, по-видимому, на о-ве Унимак.

Тем временем Пушкарев первым из русских достиг п-ова Аляска и остался там на зимовку, рассылая артели для промысла на соседние острова. Сначала промышленники и алеуты жили мирно, но довольно скоро команда Пушкарева вследствие недостойного поведения ее членов вызвала ненависть туземцев. В январе 1762 г. Пушкарев вместе с партией промышленников «учинил насилие женщинам Унги» (остров из группы Шумагинских о-вов). В ответ на это алеуты напали на русских, двое из них были убиты, один ранен. При повторном нападении они убили еще четырех промышленников и четырех ранили, а временный лагерь русских сожгли. В мае алеуты расправились еще с двумя промышленниками, отлучившимися из лагеря. В отместку русские казнили семерых аманатов-заложников, взятых ранее у алеутов. Последние вскоре большими силами атаковали лагерь русских, но были тут же отбиты с помощью огнестрельного оружия. Пушкарев был вынужден, покинуть столь негостеприимную Аляску и уже в сентябре вернулся на Камчатку с промыслом на 52 570 руб. По доносу двух промышленников остальные члены команды предстали перед судом за их бесчинства в отношении алеутов; 40 промышленников в наказание были оставлены на Камчатке для хлебопашества. Что касается судна «Св. Владимир», то его экипаж оставался на Унимаке до августа 1762 г., на обратном пути оттуда зазимовал на о-ве Кыска и лишь в сентябре 1763 г., через 5 лет плавания, возвратился на Камчатку с грузом пушнины на 78 304 руб.
----------


Для сравнения в 1718 году на рубль можно было купить 20-25 кг говядины или 8 кг свиного сала или столько же осетрины или 5 кг черной икры. Денежное содержание полковникасоставляло 45 рублей в месяц, рядового солдата — 50 копеек в месяц. К середине столетия цены выросли в несколько раз, но все равно, первые русские исследователи Америки были по местным меркам миллионерами, а руководители экспедиций — чуть ли не миллиардерами. За такие деньги никаких алеутов не жалко.

Источник: Вадим Просурин
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика